Условия проведения ОРМ и следственных действий в отношении адвокатов

Условия проведения ОРМ и следственных действий в отношении адвокатов

Условия проведения ОРМ и следственных действий в отношении адвокатов

Когда проведение оперативных мероприятий и следственных действий в отношении адвокатов не требует санкции суда. К каким ошибкам приводит расширительное толкование правил ст. 8 Закона об адвокатуре. Критерии законности обыска в адвокатском кабинете с точки зрения ЕСПЧ

Дмитриев Алексей Александрович, заместитель начальника управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Воронежской области, младший советник юстицииЖиганов Сергей Владимирович, адвокат адвокатского бюро «Жиганов, Никуленко и партнеры» (г. Москва)

Специалистами в области права в последние годы неоднократно затрагивался дискуссионный вопрос о необходимости получения судебного решения на проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката, в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности. Своего рода промежуточным итогом этого спора можно назвать постановление судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда, которым было признано незаконным постановление следователя ЗАО г. Москвы о производстве выемки (обыска) в помещениях адвокатского бюро «Адвокатская фирма “Юстина”». Как установил суд, санкции на осуществление указанного следственного действия следователем получено не было. В дальнейшем обоснованность этой позиции была подтверждена Конституционным Судом РФ в Определении от 08.11.2005 № 439-О «По жалобе граждан С. В. Бородина, В. Н. Буробина, А. В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Как отметил КС РФ, «статьи 29 и 182 УПК РФ в части, касающейся определения оснований и порядка производства следственных действий, в том числе обыска, в отношении отдельных категорий лиц, включая адвокатов, не содержат указания на обязательность судебного решения в качестве условия производства обыска в служебных помещениях, используемых для адвокатской деятельности, — они закрепляют прямое требование о получении судебного решения только для производства обыска в жилище. Это, однако, не означает, что ими исключается необходимость получения соответствующего судебного решения в случаях, предусмотренных п. 3 ст. 8 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”».

Между тем, ни постановление Московского городского суда, ни постановление КС РФ не дает четкого ответа на вопрос, требуется ли судебное решение на проведение ОРМ в отношении адвоката (и, если требуется, то в каких конкретно случаях).

Предписания закона и их толкование

Согласно ст. 8 Федерального закона от 31.05.

2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре) проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.

Полученные в ходе ОРМ или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы использоваться в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей.

Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством РФ. Следует признать справедливым утверждение, что положения п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре с учетом норм Конституции РФ (ст. 23– 25) и УПК РФ (ч. 2 ст.

29) не должны трактоваться как обязывающие дознавателя и следователя обращаться к суду за соответствующим разрешением при необходимости проведения в отношении адвоката любого следственного действия.

Такое разрешение является необходимым лишь при проведении таких следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, которые сопряжены с ограничением гражданских прав или неприкосновенности адвоката: заключение под стражу или продление срока содержания под стражей; назначение стационарной судебно-психиатрической или иной судебно-медицинской экспертизы, осмотр жилища, обыск или выемка в жилом и служебном помещениях, личный обыск, выемка предметов и документов, содержащих информацию о вкладах адвоката в кредитных организациях, наложение ареста на корреспонденцию, выемка корреспонденции в учреждениях связи, наложение ареста на имущество, контроль и запись телефонных переговоров.

Для проведения иных следственных действий (например, допроса, следственного эксперимента, опознания, освидетельствования) достаточно соответствующего решения органа, производящего следственные действия, ОРМ; судебного решения при этом не требуется. Расширительная трактовка п. 3 данной статьи, распространяющая требование о необходимости получения судебного разрешения для производства в отношении адвоката любого следственного действия, не имеет под собой достаточных оснований и поставила бы адвокатов в положение, которое не только не присуще всем остальным гражданам, но и не характерно даже для членов Совета Федерации, депутатов Госдумы и федеральных судей.

Расширительное толкование п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре

Справедливости ради следует отметить, что приведенного выше подхода придерживаются далеко не все правоприменители.

ИЗ ПРАКТИКИ. Сотрудниками ОБЭП районного ОВД Воронежской области был осуществлен комплекс ОРМ в отношении адвоката Щ., который также являлся преподавателем одного из высших учебных заведений. В результате был задокументирован факт получения им взятки от студентов за «безпроблемную» сдачу зачетов по ряду дисциплин.

Районный суд на основании представления прокурора дал заключение о наличии в действиях адвоката Щ. признаков преступления, предусмотренного п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ. Однако судебная коллегия по уголовным делам областного суда по результатам рассмотрения кассационной жалобы Щ.

констатировала нарушение закона при проведении в отношении него ОРМ. Как отметил суд, в материалах отсутствовало судебное решение на проведение ОРМ, а п. 3 ст.

8 Закона об адвокатуре регламентирующие проведением ОРМ в отношении адвокатов только на основании судебного решения и никаких изъятий из этого правила в указанном законодательном акте не предусмотрено.

В итоге заключение судьи районного суда было отменено, материалы были направлены на новое рассмотрение, по результатам которого представление прокурора о наличии в действиях адвоката признаков преступления, было оставлено без удовлетворения. Других (не основанных на результатах ОРД) доказательств наличия в действиях Щ. признаков преступления суду представлено не было.

Один из авторов данной статьи лично поддерживал представление прокуратуры в суде, приводя доводы о том, что в ходе ОРМ были получены были сведения, которые не входили в производство адвоката по делам его доверителей, а некоторые из них вовсе не были связаны с адвокатской деятельностью Щ. Однако эти доводы судом восприняты не были.
Следует согласиться с мнением В. Н. Буробина, согласно которому оперативно-розыскные мероприятия в отношении адвоката, проведенные без получения на это судебного разрешения, являются незаконными, а сведения, полученные по результатам этих мероприятий, — не имеющими доказательственной силы. Такие решения, действия (бездействие) адвокат может обжаловать в суд по правилам рассмотрения дел, вытекающих из публичных правоотношений, а при наличии возбужденного уголовного дела — по правилам главы 16 УПК РФ.

ИЗ ПРАКТИКИ. По заявлению Г. о том, что представляющий ее интересы адвокат Л. вымогает у нее взятку для передачи следователю К., ставя от этого в зависимость прекращение возбужденного против Г. уголовного дела, был проведен комплекс ОРМ в отношении Л., завершившийся задержанием Л. и К. после того, как Л. передал К.

часть денег, полученных от Г. в качестве взятки (они были изъяты у названных лиц в ходе проведенного после их фактического захвата осмотра места происшествия). Однако сотрудники, осуществлявшие оперативную работу по заявлению Г., а также следователь, производивший осмотр места происшествия, не учли, что в соответствии с п. 3 ст.

8 Закона об адвокатуре проведение ОРМ и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. Ими такого решения получено не было.

Как следствие, результаты ОРМ и осмотра места происшествия были признаны недопустимыми для использования в доказывании, что в дальнейшем привело к прекращению уголовного дела в отношении Л.

На практике также имеют место случаи признания незаконными мероприятий, осуществление которых регламентировалось ведомственными нормативными актами во взаимосвязи с Законом «О милиции», но при этом не регулировалось ни Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», ни УПК РФ.

Речь идет о реализации сотрудниками органов внутренних дел так называемых внепроцессуальных прав, касающихся проверок субъектов предпринимательской деятельности (с принятием Федерального закона от 26.12.2009 № 293 эти права фактически были упразднены — Прим авт.).

Описанная ниже ситуация — типичный пример ошибочного — расширительного — толкования формулировки п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре.

ИЗ ПРАКТИКИ.

Источник: //www.ugpr.ru/article/57-usloviya-provedeniya-orm-i-sledstvennyh-deystviy-v-otnoshenii-advokatov

Проведение оперативно розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката

Условия проведения ОРМ и следственных действий в отношении адвокатов

Своего рода промежуточным итогом этого спора можно назвать определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда, которым было признано незаконным постановление следователя ЗАО г.

Москвы о производстве выемки (обыска) в помещениях адвокатского бюро «Адвокатская фирма «Юстина»». Как установил суд, санкции на осуществление указанного следственного действия следователем получено не было.

Основа этой позиции была заложена Конституционным Судом РФ в Определении от 08.11.2005 № 439-О «По жалобе граждан С.

О правомерности проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката во время конфиденциального свидания с подзащитным в условиях следственного изолятора либо ИВС

А. В. Чуркин, адвокат Адвокатской палаты Московской области, кандидат юридических наук, доцент. Обратиться к этому вопросу автора побудил пример из практики.

Адвокат пришел на свидание в следственный изолятор (СИЗО) к своей подзащитной, обвиняемой в совершении особо тяжкого преступления.

Ранее уже было вынесено постановление о проведении в отношении адвоката и его подзащитной оперативного эксперимента в условиях следственного изолятора с применением негласной аудио — и видеозаписи.

Особенности осуществления следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката как гарантия обеспечения его неприкосновенности

Фадеева Е. И. аспирантка кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора Мордовского государственного университета им. Н. П. Огарева.

Автор обращается к проблеме проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката, предлагает конкретизировать вопрос о порядке производства личного обыска в отношении адвокатов.

Практика показывает, что довольно часто при решении вопроса о проведении обыска у адвокатов правоохранительные органы и суды не исследуют обоснованность его проведения, не указывают конкретных адвокатов, у которых следует провести обыск.

Постановление Совета АПХК

Доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны. Профессиональная тайна адвоката (адвокатская тайна) обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией Российской Федерации.

Соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката. (ст. ст. 5,6 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Адвокатская тайна — это понятие не только этическое, но и правовое, поскольку ее сохранение вменяется адвокату в обязанность законом.

Роль адвоката в защите прав граждан при проведении в отношении них оперативно-розыскных мероприятий

ОРМ проводятся также и в тех случаях, когда существует необходимость розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших.

ОРМ могут применяться и для добывания информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

На территории Российской Федерации право осуществлять оперативно-розыскную деятельность предоставляется оперативным подразделениям:

Адвокат Исаев Андрей Витальевич Защита по уголовным делам в Перми тел

Установленный законом статус адвоката дает юристу и его доверителю ряд преимуществ. Во-первых, только адвокаты могут являться защитником по уголовному делу. Поэтому к адвокатам (уголовным адвокатам) следует обращаться в случае возникновения уголовно-правовых проблем.

Это касается и тех случаев, когда Вы являетесь потерпевшим от преступления, поскольку в основном лишь адвокаты постоянно практикуют по уголовным делам и имеют достаточный опыт. Во-вторых, на адвокатов распространяются корпоративные правила, содержащиеся в Кодексе профессиональной этики адвоката, а также требования закона, защищающие интересы доверителя.

Адвокат Рязанцева Вероника Вячеславовна

Как правило, это характерно для предприятий – субъектов малого бизнеса.

Однако, аналогичная ситуация нередко встречается и в относительно крупных организациях, где функционал юриста часто возлагается на бухгалтера либо кадровика, что не может не сказаться на стабильности работы предприятия, его готовности к разнообразным проверкам контролирующих, надзорных и правоохранительных органов. В чем же принципиальная разница между включением в штатное расписание должности юрисконсульта и сотрудничеством с адвокатом в рамках реализации соглашения о комплексном юридическом обслуживании? А разница очевидна.

Статья 8

3. Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.

Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей.

Особенности проведения следственных действий и мер обеспечения уголовного производства в отношении адвоката по законодательству Украины Features investigative actions and measures of criminal proceedings against lawyers in the legislation of Ukraine Текст научной статьи по специальности — Государство и право

Юридические науки » СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ ,&nbsp МЕРЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ,&nbsp УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС ,&nbsp УГОЛОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО ,&nbsp ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ГАРАНТИИ ,&nbsp АДВОКАТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ,&nbsp ПРОВЕДЕНИЕ ОБЫСКА ,&nbsp СОВЕТ АДВОКАТОВ Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Скрябин Алексей Николаевич Цель: Научно-практическое исследование особенностей проведения следственных действий и мер обеспечения уголовного производства в отношении адвоката по законодательству Украины, разработка и предоставление предложений по усовершенствованию уголовно-процессуального законодательства Украины и закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности».

За правовое государство!

16 августа 2006 г. в комнате по адресу: г. Ижевск, ул.

Удмуртская, 229, временно занимаемой мною в связи с ведением дела моего клиента, произвели обыск о/у Мещанинов Алексей Владимирович, Кашов Павел Александрович, Поздеев Алексей Викторович, заявив, что у них есть постановление суда о производстве обыска в помещении адвоката Валиуллина Р.Р. Постановление мне не было предъявлено, но в протоколе обыска указано, что оно от 11 августа 2006 г.

Адвокат как объект ОРМ по делам о посредничестве во взяточничестве

Целью настоящей публикации является не оказание методической помощи тем, кто, имея статус адвоката, использует его в целях, прямо противоположных понятию «адвокатская деятельность», и относится к малопочтенному племени «решал». Задача в другом — показать, каким образом адвокат может стать жертвой провокации со стороны правоохранительных органов. Напоминать об актуальности темы, наверное, излишне.

Правила сохранения профессиональной тайны распространяются на: — факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей; — все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу; — сведения, полученные адвокатом от доверителей; — информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи; — содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных; — все адвокатское производство по делу; — условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем; — любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи. Отступить от правила о сохранении адвокатской тайны вправе только сам адвокат в целях обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу. Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решениям. Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей.

На актуальность данной проблемы было обращено внимание и Совета ФПА РФ, что выразилось в разработке «Рекомендаций по обеспечению адвокатской тайны и гарантий независимости адвоката при осуществлении адвокатами профессиональной деятельности».

Адвокатское сообщество нуждается в предоставлении правовых гарантий неприкосновенности для беспрепятственного осуществления своих полномочий, чтобы ни один адвокат не мог быть незаконно и необоснованно подвергнутым уголовному преследованию.

Как не наступить на грабли ОРМ

Для того, чтобы осознать, насколько профессия адвоката может быть опасна, когда адвокат вольно или невольно переступает грань допустимого в отношениях со своим доверителем или со своими процессуальными противниками – достаточно, просто, почитать новости правовых порталов – не проходит недели, чтобы не появилось сообщения об очередном задержании адвоката при покушении на передачу взятки, при этом, вторым фигурантом по делу, часто выступает следователь, которому эта взятка предназначалась. Давайте разберемся – с какого момента личность адвоката начинает вызывать у правоохранительных органов интерес, как к будущему фигуранту уголовного дела о получении взятки. Одним из общих оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий является сообщение о готовящемся или совершенном преступлении; понятно, что, в данном случае, речь идет именно о первом случае – подготовке к передаче взятки. Источником этой информации, чаще всего, являются родственники подозреваемых или обвиняемых, или сами подозреваемые или обвиняемые, обратившиеся за юридической помощью к адвокату и получившие от него предложение об оказании помощи в форме, пусть и не имеющей отношение к праву, но, зато, по заверениям такого адвоката, наиболее эффективной с точки зрения получения благоприятного результата. Не редки случаи, когда следователь сам рекомендует адвоката – мол, вот кто вам поможет нелегкой процессуальной борьбе со мной и добьется победы. Интересно, что все еще находятся граждане, верящие в такой процессуальный мазохизм следователя и обращающиеся к рекомендованному им адвокату. Думаю, нет необходимости подробно комментировать содержание беседы между таким адвокатом «по рекомендации» и обратившимися к нему гражданами, поскольку вся беседа сводится к простой фразе – хотите благоприятного результата? Дайте денег – я их отнесу тому, от кого этот результат зависит. Вот, именно на этой стадии у гражданина и может возникнуть горячее желание сообщить о поступившем предложении в Управление собственной безопасности МВД РФ, в качестве альтернативных вариантов могут выступать ФСБ РФ, Следственный комитет и т.д. После того, как заявление от гражданина принято, наступает стадия доследственной проверки, в ходе которой и принимается решение о проведении оперативно-розыскных действий. Следует отметить, что правом на проведение оперативно-розыскных действий обладают только органы указанные в ст.13 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», а уже в этих органах – специальные подразделения; например, в системе МВД РФ, к таким подразделениям относятся:

Правила об адвокатской тайне закреплены положениями Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и «Кодексом профессиональной этики адвоката». Федеральный Закон

«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

Статья 8. Адвокатская тайна 1. Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

Источник: //nov-advokat.ru/provedenie-operativno-rozysknyh-meroprijatij-i-sledstvennyh-dejstvij-v-otnoshenii-advokata-41879/

Проф-юрист