Проблемы применения ареста в отношении предпринимателей

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Проблемы применения ареста в отношении предпринимателей

Тенденция на возбуждение уголовных дел против предпринимателей резко усилилась в последнее время. Она идет вразрез с декларируемой государством линией на поддержку малого и среднего бизнеса как основы для развития общества и экономики страны.

Уголовные дела возбуждаются против предпринимателей чуть ли не ежедневно. Например, в конце прошлой недели стало известно, что за невыполнение обязательств перед дольщиками заключен под стражу еще один петербургский строитель — генеральный директор компании “ЛенСпецСтрой” Дмитрий Астафьев. Как сообщили “ДП” в ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти, об этом ходатайствовало следствие.

Однако еще в 2017 году президент России Владимир Путин давал правительству поручение проработать вопрос о недопущении меры пресечения в виде содержания под стражей в отношении лиц, подозреваемых в преступлении в области предпринимательской деятельности.

Предпринимателей не видят

Борис Титов, уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте России, в своем комментарии “ДП” отметил, что, к сожалению, несмотря на все усилия, проблема избрания в отношении предпринимателей такой меры пресечения, как содержание под стражей, остается актуальной.

“Пленум Верховного суда РФ уже трижды обращал внимание судов на существенные ограничения при избрании подобной меры пресечения в отношении лиц, совершивших преступления в сфере предпринимательской деятельности, — говорит Борис Титов, — однако в большинстве случаев следствие по–прежнему не видит предпринимательской составляющей, а суды, к сожалению, как правило, руководствуются позицией следствия”.

По сравнению с первым полугодием 2017 года более чем на 5% увеличилось число находившихся в производстве дел по ст. 159 УК РФ (“мошенничество”) — самой популярной статьи для бизнесменов. На 6% увеличилось количество уголовных дел по статье “незаконное предпринимательство”, почти на 2% — по ст. 199 и 199.2 УК РФ (“уклонение от уплаты налогов”).

По данным петербургского бизнес–омбудсмена Александра Абросимова, в 2017 году следственным управлением ГУ МВД по Петербургу и области в отношении предпринимателей возбуждено 182 уголовных дела (подробнее см. схему). Следственный комитет России по Петербургу возбудил 119 уголовных дел, из них за незаконное предпринимательство и уклонение от уплаты налогов — по 52.

Центр общественных процедур “Бизнес против коррупции” (ЦОП), который действует вместе с аппаратом бизнес–омбудсмена, примерно раз в квартал собирает заседание Общественного совета, в который входят юристы, представители ГУ МВД, общественники и предприниматели.

Обязательно приглашаются представители прокуратуры и Следственного комитета. На совете рассматривают обращения бизнесменов, против которых возбуждены уголовные дела, причем организаторы дают возможность высказать свою позицию всем сторонам.

Затем, в зависимости от результатов исследования, рекомендуют органам следствия прекратить уголовные дела — или же отказывают в поддержке, основываясь на собственных выводах.

На недавнем заседании совета рассмотрели заявления предпринимателей, которые просят общественность восстановить их предпринимательский статус и информировать об этом правоохранительные органы.

Например, клининговая компания “ТрансСистемаСтрой” специализируется на уборке помещений, подвижного состава, бортов для РЖД, ГТК России и других крупных компаний. Когда в компании началась проверка, налоговики вместе со штрафами насчитали 100 млн рублей неуплаченного НДС. Полиция на транспорте возбудила уголовное дело по ст. 199 УК РФ.

Налоговая проверка завершилась в 2018 году, часть долга удалось ликвидировать с помощью суда и дополнительных разбирательств. Но следственные действия продолжаются. Изучив материалы дела, эксперты ЦОП усмотрели здесь потенциальную заинтересованность. “Тренд сейчас такой, — говорит юрист Александр Леонтьев, сопредседатель ЦОП, — что уголовные дела возбуждаются по любому поводу.

И выявить сразу эту заинтересованность невозможно”.

Ходят под статьей

“Его забрали в СИЗО прямо в приемной депутата Госдумы”, — рассказывает Наталья Емуранова, адвокат Максима Ванчугова — председателя совета директоров ГК “Город”. Предприниматель находится в заключении 32 месяца.

Уголовное дело насчитывает 800 томов, и считается, что пребывание такое длительное потому, что в СИЗО подследственный знакомится с материалами дела. Однако бизнесмен обратился к Общественному совету ЦОП с просьбой восстановить его предпринимательский статус.

“За то время, что он сидит, — говорит Наталья Емуранова, — больше 2 тыс. дольщиков “Города” получили квартиры. Всего потерпевшими по делу признаны 3,1 тыс.

дольщиков, и, если бы Максиму Ванчугову дали возможность находиться под домашним арестом, дело с вводом жилья, возможно, решалось бы быстрее”. Адвокат добавляет, что из–под домашнего ареста в России еще никто не сбегал, следствию опасаться нечего.

Около года в СИЗО находится и петербургский кооператор Игорь Белоусов, который развивал ПК “Семейный капитал”, на деньги вкладчиков скупал сельхозпредприятия и открывал продуктовые магазины. Вместе с ним были арестованы члены его семьи, которые являлись владельцами активов.

Наталье Верховой, генеральному директору “Семейного капитала”, после 8 месяцев в СИЗО в июле предъявлено обвинение. Адвокаты уверяют, что оно развалится в суде.

За долги перед работниками по зарплате 68–летний Евгений Петраченко, бывший директор АО “МНИИП Фарт”, также провел в СИЗО несколько месяцев, потом его перевели под домашний арест.

Какие выводы

Многочисленные эксперты, опрошенные “ДП”, полагают, что все это наблюдаемое ускорение возбуждения уголовных дел в отношении предпринимателей связано прежде всего с настроениями в российском обществе, с существующим отношением к бизнесменам как к мошенникам априори. Считается, что все это идет от политики государства и иллюстрируется уголовными делами в отношении крупного бизнеса, связанными с миллиардными госконтрактами и коррупцией.

“Но на Западе считается, что не мы на него, предпринимателя, работаем, — говорит юрист Сергей Осутин, — а он работает на нас: создает нам рабочие места и помогает заботиться о семьях. В России не так. Здесь к предпринимателям как людям, умеющим зарабатывать, по–прежнему относятся с недоверием”.

Органы следствия представляют меня мошенником, который обманом хотел бы завладеть деньгами тысяч людей. При этом меня отказываются признавать предпринимателем.

Но разве можно, не будучи предпринимателем, возглавлять коммерческую структуру? Обстоятельства, которые привели к нарушению сроков ввода жилых объектов в эксплуатацию, — прежде всего непростая история предпринимательства, а также коммерческие риски, ошибки в расчетах, кризисы, конъюнктура спроса. Все это при условии организованного давления извне способно привести к лихорадке в любой сфере хозяйственной деятельности.

Максим Ванчугов

председатель совета директоров ГК “Город”

В отношении нескольких членов Ассоциации возбуждено уголовное дело по ст. 159.4. По нашему мнению, эта статья УК РФ написана так, что любой предприниматель может быть объявлен виновным просто потому, что он предприниматель.

Общая тенденция действий правоохранительных органов и органов юстиции в отношении предпринимательского сообщества носит сугубо обвинительный характер, что однозначно препятствует выполнению недавних указов президента РФ и выполнению Стратегии развития Петербурга до 2035 года.

Сергей Федоров

президент Ассоциации промышленников и предпринимателей

В октябре 2017 года в отношении меня было возбуждено уголовное дело по ст. 199 ч. 2 за неуплату налогов. До этого к нам приходила налоговая проверка и нашла нарушения, связанные с уплатой НДС. Долги предприятия после налоговой проверки мы ликвидировали, претензии ФНС были сняты (мы привезли туда 170 тыс.

листов документов), однако уголовное дело прекращать не спешат. Наоборот, дело, по нашим ощущениям, набирает обороты. Счета наши арестованы, на все имущество также наложен арест. И сразу воспряли духом наши конкуренты, ведь мы не можем принимать участие в конкурсах, а убытки компании в месяц составляют 36 млн рублей.

За истекший год пришлось уволить более 1 тыс. сотрудников. Не знаю, кому от этого стало легче.

Александр Брауэр

генеральный директор ООО “ТрансСистемаСтрой”

Лилия Агаркова автора

13 августа 2018, 00:02 25527

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: //www.dp.ru/a/2018/08/12/Davlenie_na_biznes_rastet

Исключение из правил. Верховный суд объяснил, в каких случаях нельзя арестовывать бизнесменов | Москва | ФедералПресс

Проблемы применения ареста в отношении предпринимателей

Подготовлены разъяснения по одной из статей УПК

Верховный суд России подготовил разъяснения по одной из статей Уголовно-процессуального кодекса – той, где прописаны правила заключения под стражу подозреваемых в совершении преступлений.

Оказывается, некоторые суды своеобразно трактуют эту статью – из-за этого все большее число бизнесменов оказываются за решеткой еще на этапе следствия.

Как разъяснения Верховного суда улучшат предпринимательский климат в стране – в материале «ФедералПресс».

Суть рассматриваемой статьи

В существующей редакции статья 108 УПК РФ оговаривает прежде всего алгоритм взаимодействия заключения под стражу: в отношении кого и на каких условиях арест может применяться. Также в ней прописано, какие факторы суд должен принять во внимание при принятии решения, как должны действовать следователи и дознаватели.

В частности, заключение под стражу как мера пресечения применяется, только если речь идет о подозреваемых в уголовном преступлении, за которое предусмотрено лишение свободы на срок не менее трех лет.

Однако есть и исключение: арест как меру пресечения нельзя применять к подозреваемым или обвиняемым в совершении преступлений, предусмотренных рядом статей Уголовного кодекса, если они совершены в сфере предпринимательской деятельности.

Речь идет о ряде экономических статей УК – к примеру, о разглашении банковской, налоговой или коммерческой тайны, растрате средств, мошенничестве в сфере предпринимательства, легализации денежных средств, манипулировании рынком, незаконном обороте драгоценных металлов.

Именно этот пункт периодически по-разному трактуют (а то и вовсе игнорируют) российские суды.

Как сейчас обстоит дело с арестами бизнесменов

«Раньше предприниматели не оказывались в следственном изоляторе раньше суда – во время предварительного следствия к ним применялись другие меры пресечения. И изначально количество людей, которые оказались за решеткой за экономические преступления, даже начало уменьшаться.

Но тем не менее в 2015 и 2016 годах пошло резкое увеличение, и уровень достиг шести тысяч предпринимателей, которые оказывались в изоляторе еще во время предварительного следствия», – приводит статистику сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров, присутствовавший на заседании Верховного суда.

Действительно, нельзя не отметить большое количество громких уголовных дел, фигурантами которых является ряд собственников бизнеса или топ-менеджеры крупных частных и государственных компаний.

Степень виновности в каждом случае решает или уже решил суд, однако динамика подобных уголовных дел одинакова – как правило, решения о заключении подозреваемых под стражу принимаются судом практически сразу же после их задержания.

«Чаще всего, когда применялась такая жесткая мера пресечения, это в общем-то всегда были подозрения либо на рейдерский захват (пока бизнесмен находится в СИЗО, его бизнес захватывают), либо на коррупционную составляющую (были громкие случаи, когда предпринимателей арестовывали, чтобы добиться от них каких-то взяток и других финансовых привилегий). Также бывают случаи, когда таким образом «заказывают» и устраняют конкурентов», – пояснил Андрей Назаров.

Когда динамика прироста количества арестованных по подозрению в совершении экономических преступлений достигла 50 %, представители сообщества забили тревогу: бизнес-омбудсмен Борис Титов не только попросил у президента особого порядка ареста бизнесменов, но и предложил дисквалифицировать особо рьяных прокуроров. «Деловая Россия» предложила поступать еще жестче, предложив привлекать к уголовной ответственности следователя или дознавателя, который «заведомо незаконно» возбудил уголовное дело против предпринимателя.

После этого председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев решил провести пленум и разъяснить судьям, как надо применять статью, оговаривающую правила ареста. При формировании проекта постановления были учтены и предложения экспертов, поступившие от уполномоченного и бизнес-среды.

Что уточнил Верховный суд в проекте постановления

Разъяснения потребовались в части понятийного аппарата.

К примеру, Верховному суду потребовалось отдельно обозначить само понятие предпринимательской деятельности: «Предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке», – говорится в проекте постановления суда.

С учетом этого уточнилось и определение, какие именно преступления следует считать преступлениями, совершенными в сфере предпринимательства – совершенные «индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности».

Отдельно Верховный суд оговорил, в каких случаях нет оснований для ареста – эта мера пресечения не применяется, если обвиняемый имеет постоянную регистрацию в РФ, установлена его личность, он не нарушал ранее избранную меру пресечения и не скрывался от органов следствия и суда. Эти правила распространяются не только на подозреваемых или подсудимых, но и на их сообщников.

Какие надежды возлагают на разъяснения эксперты

«Это постановление безусловно пойдет на пользу предпринимателям, если оно будет соответствующим образом реализовываться», – отметила заместитель руководителя экспертно-правового центра при уполномоченном по правам предпринимателей Наталья Рябова, также присутствовавшая на заседании пленума суда.

//www.youtube.com/watch?v=JzYyBpysuu8

Верховный суд не только более четко регламентировал процесс принятия решения о заключении под стражу. Он также оговорил: даже в случае, если подозреваемый или подсудимый нарушил установленные критерии, суд обязан обсуждать возможность применить другую, более мягкую меру пресечения, нежели арест.

«Нарушения со стороны самих предпринимателей встречаются довольно часто. И формальные основания для ареста зачастую есть. Беда в том, что не всегда заключение под стражу является адекватной допущенным нарушениям мерой. И пока бизнесмены сидят за решеткой, их бизнес просто рушится», – добавила Наталья Рябова.

Разъяснения Верховного суда помогут развенчать негласную «презумпцию виновности», которая действует сейчас при расследовании уголовных дел, считают эксперты.

«Считается, что если есть заявление о мошенничестве от потерпевшей стороны, то со стороны предпринимателя явно что-то не так. Поэтому, к сожалению, обвинительный уклон с точки зрения следствия в России существует», – подчеркнула замруководителя экспертно-правового центра.

Андрей Назаров с ней солидарен – по его словам, принятия проекта постановления бизнес-сообщество ожидает с нетерпением. «Экономические преступления имеют особое свойство – они не имеют такой опасности для общества, как ряд уголовных.

Это та категория дел, по которым такая жестокая мера пресечения должна приниматься в двух случаях – когда кто-то скрылся от следствия, и это уже установленный факт, или если установлено и доказано, что было оказано давление на свидетелей», – высказал точку зрения эксперт.

В свою очередь, позиция правоохранительных органов по этому вопросу пока публично нигде не звучала.

«Официально консолидированная позиция правоохранительных органов будет звучать так: мера пресечения в виде заключения под стражу должна применяться лишь в исключительных случаях. Но чаще всего презумпция невиновности не действует, и арест обосновывают тем, что подследственный потенциально может скрыться или оказать на свидетелей давление», – отметил Назаров.

Однако прошедшее сегодня заседание Верховного суда дало основания считать, что далее последует резкое снижение ареста людей, которые обвиняются в совершении экономических преступлений.

«В общем-то, Уголовно-процессуальный кодекс позволяет достаточно большое количество и других мер пресечения: подписка о невыезде, залог, домашний арест.

под стражей не только не дает объективной возможности защищаться тому человеку, который обвиняется в преступлении, но и зачастую приводит к закрытию, захвату или банкротству предприятия.

Сейчас это недопустимо – наш экономический и инвестиционный климат требует дать максимальную свободу развитию предпринимательства», – резюмировал сопредседатель «Деловой России».

ria.ru

Источник: //fedpress.ru/article/1695776

Уголовные дела о мошенничестве в сфере бизнеса — арест предпринимателей

Проблемы применения ареста в отношении предпринимателей

Часть1.1 ст.

108 УПК РФ запрещает избирать заключение под стражу в качестве меры пресечения к гражданам, обвиняемым или подозреваемым в совершении мошенничества, если преступления, по которым возбуждены уголовные дела по мошенничеству, совершены в сфере предпринимательской деятельности.

Данная статья была введена в Уголовно-процессуальный кодекс России еще в 2009 году по инициативе бывшего президента России Дмитрия Медведева, и должна была стать одной из гарантий защиты предпринимательской деятельности от незаконного уголовного преследования.

Запрет, предусмотренный ч.1.1 ст.108 УПК РФ, относится ко всем видам мошенничества, предусмотренным действующим УК РФ, в частности к действиям, квалифицируемым по следующим статьям УК РФ:

  1. Статья 159 «Мошенничество».

  2. Статья 159.1 «Мошенничество в сфере кредитования».

  3. Статья 159.2 «Мошенничество при получении выплат».

  4. Статья 159.3 «Мошенничество с использованием платежных карт».

  5. Статья 159.5 «Мошенничество в сфере страхования».

  6. Статья 159.6 «Мошенничество в сфере компьютерной информации».

Как было отмечено, важное содержащееся в законе условие, позволяющее избежать заключения под стражу по перечисленным статьям, — преступление должно быть совершено в сфере предпринимательской деятельности.

ГК РФ под предпринимательской деятельностью понимает деятельность, осуществляемую на свой риск, и направленную на систематическое извлечение прибыли путем продажи товаров, оказания услуг, выполнения работ гражданами, зарегистрированными в установленном порядке.

При выходе следователями (дознавателями) в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (домашнего ареста) по уголовным делам, возбужденным по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за мошенничество, основной задачей обвиняемого (подозреваемого), а также их защитника становится убедить суд в том, что преступление совершенно в сфере предпринимательской деятельности исходя из определения, данного в ГК РФ. При этом даже при очевидности данного факта, не стоит расслабляться, необходимо представить в суд доказательства: свидетельства о регистрации юридического лица, лист записи ЕГРИП, свидетельство о постановке на налоговый учёт, договора, акты выполненных работ, выписки с расчетного счета и другие документы финансово-хозяйственной деятельности, бухгалтерского учёта, налоговой отчётности.

При этом следует иметь ввиду, что предусмотренный УПК РФ запрет на избрание заключения под стражу по преступлениям в сфере предпринимательской деятельности распространяется не только на самих бизнесменов, но также на их соучастников (п.8 Постановлении Пленума Верховного Суда России №48 от 15.11.2016 года).

Также необходимо отметить, что запрет на избрание заключения под стражу по перечисленным в ч. 1.1 ст.

108 УПК РФ статьям, предусматривающим ответственность за преступления против собственности, совершенные в сфере предпринимательской деятельности, а также за совершение преступлений по в сфере экономической деятельности в силу ч. 3 ст.

107 УПК РФ в полной мере должен относиться и к избранию меры пресечения в виде домашнего ареста. Однако на практике суды делают исключение из этого правила и избирают домашний арест при вменении перечисленных в ч. 1.1 ст.

108 УПК РФ статей Уголовного кодекса РФ при отсутствии специальных оснований, указанных в ч. 1 ст. 108 УПК РФ, причём наиболее часто это делается при отказе в удовлетворении ходатайства следователя (дознавателя) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

При этом апеллирование защитников к ч. 3 ст. 107 УПК РФ судами не воспринимается должным образом, требования ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ на практике к домашнему аресту не применяются, а средства массовой информации практически еженедельно публикуют отчеты о домашнем аресте очередного предпринимателя, обвинённого в неуплате налогов или совершении иного преступления в сфере экономической деятельности.

Совершение преступления против собственности в сфере предпринимательской деятельности, а также преступления в сфере экономической деятельности – не единственное содержащееся в законе условие, позволяющее избежать заключения под стражу и домашнего ареста по уголовным делам по статьям о мошенничестве.

Так, согласно Постановлению Конституционного суда РФ от 22.03.2018 года домашний арест не может быть избран при вменении лицу совершения преступления небольшой тяжести, если согласно санкции статьи и требованиям Общей части УК РФ (ст.

56) лицу в принципе не может быть назначено наказание в виде лишения свободы и при отсутствии специальных оснований, перечисленных в ч. 1 ст.

108 УПК РФ (лицо не имеет постоянного места жительства в РФ, не установлена личность, нарушена ранее избранная мера пресечения, лицо скрывалось от органов следствия и суда). Например, в отношении лица, впервые совершившего преступление, предусмотренное ч. 1 ст.

159 УК РФ, при отсутствии отягчающих обстоятельств не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, соотвественно, при отсутствии вышеуказанных предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК РФ оснований домашний арест в отношении указанного лица, равно как и заключение под стражу избрать нельзя.

Кроме того, заключение под стражу не может быть избрано в качестве меры пресечения в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, а именно при подозрении (обвинении) лица по части 1 ст. 159, части 1 ст. 159-1, части 1 ст.

159-2, части 1 ст. 159-3, части 1 ст. 159-5, части 1 ст. 159-6 УК РФ, так как предусмотренное этими статьями наказание не превышает трёх лет лишения свободы. Исключение составляют случаи, когда имеются вышеуказанные основания, предусмотренные ч. 1 ст. 108 УПК РФ.

При этом данное правило не распространяется на случаи избрания домашнего ареста, препятствием для избрания которого является не относимость вменённого деяния к преступлениям небольшой тяжести, а именно отсутствие реальной угрозы назначения наказания в виде лишения свободы.

Заключение под стражу и арест предпринимателей по мошенничеству — когда возможен?

У любого правила есть исключения — это в полной мере относится и к ч.1.1 ст.108 УПК РФ.

Так, согласно части 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу и домашний арест применяются независимо от того, что преступление совершенно в сфере предпринимательской деятельности, а также в отношении лиц, обвиняемых или подозреваемых в преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 159, ч. 1 ст. 159-1, ч. 1 ст. 159-2, ч.

1 ст. 159-3, ч. 1 ст. 159-5, ч. 1 ст. 159-6, при наличии хотя бы одного из следующих условий: если лицо не имеет постоянного места жительства в России, его личность установить не удалось, если лицом нарушена ранее избранная мера пресечения, если лицо скрылось от органов предварительного расследования или суда.

Большой проблемой по рассматриваемой категории уголовных дел при решении вопроса о мере пресечения остаётся допустимость на практике судебного усмотрения при оценке относимости деяния к сфере предпринимательской деятельности.

Даже при всей очевидности факта совершения преступления в сфере предпринимательской деятельности судьи не редко при отсутствии всяких оснований безапелляционно утверждают в постановлении об избрании меры о том, что мошенничество совершено не в сфере предпринимательской деятельностью, и заключают бизнесмена под стражу.

Встречаются ситуации, когда предпринимателя обвиняли в совершении не только мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, но и других тяжких преступлений, например, в организации преступного сообщества. В этом случае у судов есть все законные основания для ареста бизнесмена.

Эту бесспорную, на первый взгляд, правовую ситуацию используют в своих целях органы предварительного расследования; для искусственного создания законных оснований для заключения бизнесмена под стражу ему к моменту рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения в суде вменяется дополнительно иной состав преступления, за совершение которого предусмотрена уголовная ответственность в виде лишения свободы сроком более трёх лет. Суды удовлетворяют ходатайство следователя, и не важно, что потом из обвинения этот состав исчезнет. Зачастую в качестве такого дополнительного состава преступления, позволяющего отправить предпринимателя за решетку, выступает статья 210 УК РФ («Организация преступного сообщества»).

Как работает ч.1.1 ст.108 УПК на практике

20 апреля 2017 года Конституционный Суд РФ отказал Дмитрию Барченкову в принятии к рассмотрению жалобы на ч.1.1 ст.108 УПК. Барченков, оказавшийся в СИЗО по обвинению в мошенничестве в предпринимательской сфере (статья 159.1 УК), заявил, что указанная статья УПК РФ прописана недостаточно четко, что дает возможность судам трактовать ее по-своему.

Конституционный Суд, проверив жалобу, указал, что ч.1.1 ст.108 УПК является дополнительной гарантией конституционного права на свободу и личную неприкосновенность, и, кроме того, для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу (домашнего ареста) должен быть установлен факт отсутствия связи преступления с предпринимательской деятельностью.

Однако, несмотря на то, что положения о запрете на заключение под стражу и арест бизнесменов прописаны в ч.1.1 ст.108 УПК и дополнительно зафиксированы в Постановлении Пленума Верховного Суда №48 от 15.11.2016 года, ситуация не улучшается.

Для наглядности достаточно привести показатели статистики: так, если по состоянию на апрель 2012 года в России были заключены под стражу и помещены в следственные изоляторы 3 840 предпринимателей, то на апрель 2017 года — уже 6 138 человек.

Кроме того, 80 % предпринимателей, подвергнутых заключению под стражу и аресту по подозрению или обвинению в мошенничестве, особенно в мошенничестве в крупном размере, вынуждены прекратить свою деятельность, закрыть фирму или сняться с учёта в качестве индивидуального предпринимателя. Причины тому — невозможность свободного ведения бизнеса (предпринимательства) и потеря времени, испорченная репутация, необходимость решения проблем с правоохранительными органами.

Есть ли выход для предпринимателей?

В конце 2016 года были внесены поправки в ст.299 УК РФ, устанавливающие повышенную уголовную ответственность за незаконное возбуждение уголовных дел (по мошенничеству в том числе), если это деяние совершено в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности либо повлекло прекращение предпринимательской деятельности.

Несмотря на указанные законодательные нововведения,бизнесмены вряд ли смогут чувствовать себя в безопасности — коррупция среди сотрудников правоохранительных органов продолжает процветать, а недобросовестные предприниматели часто готовы пойти на все, чтобы уничтожить бизнес конкурентов.

Поэтому защита бизнеса на уровне государства — это утопия, а не реальность.

Следовательно, адвокат по мошенничеству жизненно необходим всем предпринимателям, столкнувшимся с уголовным преследованием.

Адвокат поможет избежать заключения под стражу (ареста) и сделает все, чтобы его Доверитель избежал уголовной ответственности и не потерял свой бизнес.

Бизнесменам целесообразно найти хорошего адвоката заранее, поскольку в случае форс-мажора не придется заниматься срочными поисками специалиста.

Выезд адвоката по мошенничеству в предпринимательской сфере осуществляется в любой день недели и в любое время суток, поэтому не ждите наступления рабочего дня — вызывайте специалиста немедленно.

Источник: //www.advo24.ru/publication/moshennichestvo-v-sfere-predprinimatelskoy-deyatelnosti.html

Важные разъяснения

Проблемы применения ареста в отношении предпринимателей

Пленум Верховного Суда РФ 15 ноября принял Постановление № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности».

Следует отметить, что данное Постановление широко обсуждалось еще на стадии проекта и бизнес-сообщество, как и многие юристы, возлагало на него большие надежды.

Различные публикации в СМИ предрекали скорое прекращение применения арестов в отношении предпринимателей, а также прекращение уголовных дел путем судебного обжалования еще на стадии предварительного расследования. Помогут ли реализовать это разъяснения, которые дал ВС РФ в Постановлении?

Прописные истины

Положения о Пленуме Верховного Суда, его полномочиях, задачах и целях его деятельности содержатся в ст. 5 Федерального конституционного закона от 05.02. 2014 № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации».

Пункт 1 указанной статьи Закона № 3-ФКЗ в качестве некоторых из многочисленных функций Пленума определяет рассмотрение материалов анализа и обобщения судебной практики и разъяснение судам вопросов судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства РФ.

При этом ст. 1 УК РФ прямо указывает, что уголовное законодательство состоит только из самого Уголовного кодекса, который, в свою очередь, основывается на Конституции РФ.

Фактически постановления Пленума Верховного Суда не могут являться нормативными правовыми актами. Компетенция суда как носителя государственной власти состоит в применении права, но никак не в создании правовых норм.

Ни Верховный Суд, ни его подразделения, в том числе и Пленум, не являются органами, в компетенцию которых входит правотворчество.

Таким образом, любое постановление Пленума ВС РФ всего лишь обобщает существующую правоприменительную практику и дает разъяснения в целях единообразного применения законодательства всеми судами страны.

Постановление Пленума ВС РФ от 15.11.2016 № 48 не является исключением, не вводит никаких новых норм материального или процессуального права, а всего лишь разъясняет существующие положения уголовного и уголовно-процессуального законов.

Следует отметить, что данные положения и ранее были очевидны, однако с пугающей регулярностью нарушались правоприменителями, в связи с чем п. 1 Постановления № 48 разъясняет судам прописную истину, на которой должна основываться вся судебная система, о необходимости неукоснительного соблюдения норм уголовного и уголовно-процессуального права.

Постановление № 48 дает действительно очень важные разъяснения:

–о порядке заключения под стражу предпринимателей;

–о порядке освобождения от уголовной ответственности;

–как нижестоящие суды должны рассматривать жалобы предпринимателей на действия и бездействие следователей;

–что является поводом и основанием для возбуждения уголовного дела по делам в сфере предпринимательства;

–кто может считаться надлежащим заявителем (потерпевшим);

–какие действия обязан совершить следователь для того, чтобы постановление о возбуждении дела было законным;

–о порядке признания документов и предметов вещественными доказательствами и сроках возвращения предпринимателям изъятых документов;

–что является признаком преднамеренного неисполнения договорных обязательств.

Арест предпринимателей

Наиболее ожидаемой и обсуждаемой частью Постановления № 48 были вопросы, связанные с применением к обвиняемым по делам в сфере экономической деятельности такой меры пресечения, как заключение под стражу.

В декабре 2009 года Федеральным законом от 29. 12.2009 № 383-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» была введена в действие ч.

1.1 ст. 108 УПК РФ, в которой прямо и недвусмысленно был установлен запрет на применение заключения под стражу лиц, которые обвиняются в совершении преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Однако вплоть до настоящего времени следственные изоляторы регулярно принимают в свои стены предпринимателей. Постановления Пленума ВС РФ, неоднократно разъясняющие положения как ст. 108 УПК РФ в целом, так и непосредственно ч. 1.1 данной статьи, ситуацию никак не меняли.

Постановление Пленума № 48 уделяет данному вопросу всего лишь два пункта, где в очередной раз подчеркивает, что предпринимателей заключать под стражу запрещено.

Единственное новшество, введенное п. 7 указанного Постановления, – это определение того, какие преступления следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности.

ВС РФ разъяснил, что если преступление совершено предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности или управлением его имуществом, а также если оно совершено членом органа управления коммерческой организации при осуществлении им полномочий по управлению этой организацией, то такое преступление считается совершенным именно в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Остается только надеяться, что столь краткое определение в сочетании с очередным разъяснением закона, существующего уже семь лет, в конце концов прекратит сложившуюся порочную судебную практику ареста предпринимателей.

Освобождение от уголовной ответственности

Ранее предметом обсуждения в СМИ стали две редакции п. 16 проекта Постановления Пленума № 48, посвященного ст. 76.1 УК РФ об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Статья 76.1 УК РФ предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности предпринимателя, который впервые совершил преступление, в случае возмещения ущерба, причиненного бюджетной системе, государству, гражданину или организации.

Проект в одной редакции предусматривал невозможность освобождения от уголовной ответственности при несоблюдении требований указанной статьи. Другая редакция позволяла освободить привлекаемое лицо от уголовной ответственности за преступление в сфере предпринимательской деятельности по общим основаниям даже в случае невыполнения требований специальной ст. 76.1 УК РФ.

В итоге Постановлением № 48 разъяснено, что если предпринимателем выполнены не все условия, предусмотренные ст. 76.1 УК РФ, суд может прекратить уголовное преследование только в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим либо суд может освободить лицо от уголовной ответственности, назначив штраф.

Данное разъяснение позволяет обвиняемому избежать исполнения наиболее обременительных условий, изложенных в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, где помимо возмещения ущерба потерпевшему предусмотрена обязанность перечислить в бюджет возмещение двукратной суммы ущерба.

Жалобы о незаконном возбуждении уголовного дела

В пунктах 2–5 Постановления № 48 дается достаточно важное разъяснение о том, как судам належит рассматривать жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ о незаконном возбуждении уголовного дела.

В частности, Верховный Суд РФ подчеркивает, то что при рассмотрении жалоб на стадии предварительного расследования суд не должен занимать формальную позицию, а именно: суд не должен ограничиваться указанием на то, что якобы он не имеет права вмешиваться в деятельность органов, осуществляющих предварительное расследование, и не должен считать это достаточным обоснованием действий или бездействия предусмотренного законом права следователя.

ВС РФ еще раз указал, что любые действия и решения следователя должны быть обоснованными, и если следователь совершает какое-либо процессуальное действие, то для этого должны быть достаточные поводы и основания. Более того, суд должен дать оценку законности и обоснованности проведения в том числе и оперативно-разыскных мероприятий.

Также в Постановлении № 48 разъясняется, что суд при рассмотрении жалобы на стадии предварительного расследования вправе и обязан дать оценку достаточно важным обстоятельствам: имелись ли у следователя достаточные законные основания для возбуждения уголовного дела.

Данные разъяснения чрезвычайно важны, поскольку подчеркивают право и возможность для предпринимателя и его защиты уже на самых ранних стадиях уголовного судопроизводства активно отстаивать свою позицию и пресекать незаконные действия как следователя, так и оперативников.

При этом суд уже не может, а точнее, не должен указывать предпринимателю, в отношении которого ведется уголовное преследование, что всю законность сбора доказательств и порядка возбуждения уголовного деля будет проверять суд, который будет рассматривать дело по существу.

Если разъяснения указанных выше пунктов Постановления № 48 будут восприняты нижестоящими судами, и они начнут реализовываться на практике, а не останутся декларируемыми, то у предпринимателей появится достаточно сильная система противодействия давлению со стороны конкурентов, рейдерским захватам и коррумпированным представителям правоохранительных органов, которые при наличии одного лишь рапорта, не основанного на фактах, возбуждают уголовное дело и откровенно препятствуют нормальному осуществлению предпринимательской деятельности.

Следует отметить, что в п. 2–5 данного Постановления большое внимание уделяется и тому, что является поводом и основанием для возбуждения уголовного дела.

Подчеркивается, что только на основании заявления потерпевшего могут быть возбуждены уголовные дела о мошенничестве (ст. 159 УК РФ), мошенничестве в сфере кредитования (ст. 159.1), мошенничестве при получении выплат (ст. 159.2 УК РФ), мошенничестве с использованием платежных карт (ст. 159.

3 УК РФ), присвоении и растрате (ст. 160 УК РФ), причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), так как данные дела являются делами частно-публичного обвинения, если они совершены в сфере предпринимательской либо иной экономической деятельности.

Здесь же дается детальное описание такого субъекта уголовного преследования, как член органа управления коммерческой организации. В частности, к ним относятся: член совета директоров, наблюдательного совета, член коллегиального исполнительного органа коммерческой организации, лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа.

Кроме того, детально разъясняется, кто может считаться потерпевшим, на основании заявления которого может быть возбуждено уголовное дело, если потерпевшей является коммерческая организация.

Сюда относятся лицо, являющееся единоличным руководителем коммерческой организации, руководитель коллегиального исполнительного органа либо лицо, уполномоченное руководителем организации представлять ее интересы.

Если же в совершении преступления подозревается руководитель коммерческой организации, то уголовное дело может быть возбуждено на основании заявления органа управления организации, который обладает полномочиями по избранию, назначению или прекращению полномочий руководителя.

Дела о незаконной банковской деятельности (ст. 172 УК РФ) могут быть возбуждены, только если поводом для возбуждения дела являются материалы, направленные Центральным банком РФ.

По делам же об уклонении от уплаты налогов с физического лица (ст. 198 УК РФ) или с организации (ст. 199 УК РФ), о неисполнении обязанностей налогового агента (ст. 199.

1 УК РФ) суды обязаны выяснить, направлял ли следователь в налоговые органы копии полученного от органа дознания сообщения о преступлении и получены ли следователем из налогового органа заключение и информация о проводимой либо о проведенной налоговой проверки и вынесенном решении, а также об отсутствии сведений о нарушении налогового законодательства со стороны налогоплательщика.

Возвращение изъятых материалов и прямой умысел

Помимо прочего, Постановлением № 48 разъяснена обязанность следователя своевременно возвращать предметы и документы, изъятые в ходе следственных действий у предпринимателя, но не признанные в установленном законом порядке вещественными доказательствами.

В данном Постановлении подчеркнута необходимость соблюдения специальных сроков, предусмотренных положениями ст. 81.1 УПК РФ, где указан предельный тридцатидневный срок для признания изъятых документов вещественными доказательствами, по истечении которого документы должны быть возвращены предпринимателю.

Верховный Суд указал в Постановлении № 48 на то, что следует считать доказательством прямого умысла как обязательного элемента состава мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств (ч. 5 ст. 159 УК РФ).

О наличии прямого умысла в данном случае свидетельствует отсутствие у стороны договора реальной возможности исполнить обязательство, сокрытие информации о задолженностях либо о залогах на имущество, использование денежных средств, полученных по договору, в личных целях, использование при заключении договора поддельных уставных документов и гарантийных писем.

Данное разъяснение должно исключить массовые постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку правоохранительные органы в неисполнении обязательств контрагентом усматривают наличие гражданско-правовых отношений и отсутствие события преступления.

Все указанные выше разъяснения Пленума № 48 достаточно важны, затрагивают существенные стороны уголовного процесса и материального права и должны снизить незаконное давление на предпринимателей, а также исключить возможность недобросовестной конкуренции и использование уголовно-правовых механизмов воздействия на предпринимателей.

Однако если ранее в постановлениях Пленума ВС РФ рассматривались действительно сложные и неоднозначные обстоятельства, то Постановление № 48 в очередной раз подчеркивает и разъясняет прописные истины, существующие годами.

Будут ли достигнуты высокие цели, определенные обсуждаемым Постановлением, зависит в большей степени от районных и городских судов, поскольку не у каждого обвиняемого есть силы, время и средства отстаивать свои права вплоть до Верховного Суда.

Источник: //www.eg-online.ru/article/331423/

Проф-юрист