Проблемы правоприменения УПК

Актуальные проблемы уголовно процессуального права

Проблемы правоприменения УПК

Разные взгляды авторов на роль суда в состязательном уголовном процессе вообще и в доказывании, в частности, также порождают, как известно, оживленные споры в науке.

Не решаясь вдаваться в эти дискуссии в кратком «Предисловии», обозначим лишь свое принципиальное отношение к социальной сущности и правовым основаниям судейского усмотрения, поскольку именно к ним, в конечном счете, апеллируют все спорящие.

Известный латинский афоризм «Судья – это говорящий закон» («Judex est lex loquens»), подчеркивающий не только непредвзятость суда, но и незыблемый авторитет судебной власти и судебных решений, в цивилизованном государстве не должен приобретать примитивно-бюрократического смысла: «Это так, потому что судье так захотелось сказать».

У всех заинтересованных лиц и у гражданского общества в целом не должно оставаться сомнений в том, что судья в каждом конкретном случае имел достаточные основания сказать именно так, независимо от того, удовлетворило это кого-то лично или нет.

Суд, постановляя как обвинительный, так и оправдательный приговор, применяет власть, а любое применение власти должно иметь достаточные основания. Собственная убежденность суда в законности и обоснованности, а по сути – в объективной правильности принимаемого решения должна быть выражена в мотивировке этого решения, понятной любому здравомыслящему человеку.

Если основанием для оправдания является недоказанность обвинения, из приговора должно быть со всей определенностью видно, что доказательств виновности действительно нет, либо они мотивированно отвергнуты судом. Исходя из этого, можно, как представляется, сформировать собственное отношение к авторским выводам о том, является ли суд субъектом доказывания, либо только его адресатом, и является ли само доказывание – только лишь деятельностью по обоснованию виновности, либо оно все же является деятельностью, направленной на установление оснований любого властного решения по уголовному делу.

Актуальные проблемы уголовного процесса в РФ

Согласно ст. 12 ФКЗ “О судебной системе Российской Федерации” все судьи в России обладают единым статусом и различаются между собой только полномочиями и компетенцией, однако в современной российской судебной системе начало равенства судей, а значит, и их независимости фактически ставится под сомнение наличием ряда гипертрофированных полномочий у председателей судов.

Субъектами управленческих воздействий являются прежде всего руководители судов, хотя принятие всех юридически значимых для карьеры судьи решений относится к полномочиям квалификационных коллегий. Без положительного заключения последних лицо не может быть назначено на судейскую должность, они же формируют комиссии для приема экзаменов у кандидатов в судьи.

Ими же присваиваются квалификационные классы действующим судьям, налагаются дисциплинарные взыскания и т.д. Вместе с тем инициаторами принятия такого рода решений в подавляющем большинстве случаев выступают либо председатели того суда, членом которого является данный судья, либо председатели вышестоящих судов .

В решающей степени от председателя суда зависит распределение между судьями и судебной нагрузки. Примерно две трети жалоб, заявлений, обращений граждан, в том числе должностных лиц, направляются для проверки квалификационными коллегиями субъектов Федерации председателям районных (городских) судов , что противоречит п.

20 Основных принципов независимости судебных органов , согласно которому решения о дисциплинарном взыскании или увольнении должны быть предметом независимой проверки, а не проверки, проводимой руководителем судебного органа.

Рекомендуем прочесть:  Вынуждение к преступлению

Актуальные проблемы уголовно-процессуального права

21.Постановление Конституционного Суда РФ от 01.01.01 г. по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 3, пункта 1 статьи 8 и пункта 1 статьи 12.1 Закона Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” и статей 19, 21 и 22 Федерального Закона “Об органах судейского сообщества в российской федерации” в связи с жалобой гражданки .

признание вины как условие рассмотрения дела в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, устраняет необходимость в исследовании фактических обстоятельств дела с соблюдением принципов непосредственности и устности. Вместе с тем закон требует, чтобы судья убедился в обоснованности обвинения и подтверждении его другими доказательствами, собранными по делу (ч. 2 ст. 77, ч. 7 ст. 316 УПК РФ).

Тема 1

Лишь в самых общих чертах предусмотрены УПК основания и порядок возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов следствия, дознания, судом.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации “О судебном приговоре” от 26 апреля 1996 года разъяснено, что при вынесении оправдательного приговора и разрешении подобного рода исков судам следует руководствоваться ст.ст.151, 1070, 1071, 1099, 1100, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Но разъяснение, данное Пленумом Верховного Суда не закон, а рекомендация. В Уголовно-процессуальном кодексе должно содержаться четкое указание о пределах действия норм гражданского права в рамках уголовного судопроизводства. Другим “камнем преткновения” в реализации означенных положений является требование ст.

1070 ГК РФ о наличии одного из перечисленных незаконных действий судебно-следственных органов, совершенных в отношении гражданина, которому был причинен вред. Перечень этих действий, дающих основание требовать возмещения вреда, исчерпывающ. В юридической литературе данный перечень подвергается давней и обоснованной критике.

Кроме того, данная статья ГК РФ устанавливает, что вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Как быть, если приговора не последует? Вопрос риторический.

Актуальные проблемы теории и практики применения уголовно-процессуального права России

Внимательное изучение уголовно-процессуального законодательства России и сопоставление его отдельных положений подтверждает, что оно сформулировано с позиции благоприятствования прокурорско-следственного аппарата, построения административной вертикали и возможности совершения различных действий и принятия решений без надзора и контроля независимого суда. Что особенно опасно в условиях распространения коррупции.

Актуальные проблемы уголовного права и процесса

Рассматриваемый элемент состава преступления в литературе называют по-разному: как объективная сторона состава преступления и как объективная сторона преступления. Между ними нет особых различий, они выступают однопорядковыми явлениями.

Однако надо иметь в виду, что объективная сторона преступления более широкое понятие, чем «объективная сторона состава преступления», так как включает такие признаки, которые не охватываются составом преступления (например, особенности совершения конкретного преступления, которые должны быть установлены и оценены в процессе следствия и судебного рассмотрения дела).

Раздел I

Источник: https://russianjurist.ru/trudovoe-pravo/aktualnye-problemy-ugolovno-protsessualnogo-prava

Проблемы реализации принципа состязательности в УПК РФ / Калиновский К.Б. Статья

Проблемы правоприменения УПК

18 декабря 2004 года Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (УПК РФ) исполнится четыре года.

За это время уже вступило в силу двенадцать (!) законов, вносящих изменения и дополнения в УПК РФ.

Эти данные свидетельствуют о его несовершенстве, которое вызвано не только низкой юридической техникой, но и недостаточной теоретической обоснованностью ряда процессуальных норм.

Представляется, что многие недостатки теоретической основы УПК РФ связаны с пониманием принципа состязательности, который красной нитью пронизывает все стадии и институты уголовно-процессуального права.

Согласно представлениям Петербургской школы уголовного судопроизводства этот принцип – больше чем принцип, он определяет тип, форму или модель процесса, то есть само построение системы уголовного судопроизводства.1

Общепризнанно, что состязательность определяется разделением уголовно-процессуальных функций обвинения, защиты и разрешения дела в деятельности участников судопроизводства. В результате процесс представляет собой спор равноправных сторон перед независимым от них судом. Однако реализация состязательной идеи в УПК РФ, на наш взгляд, сталкивается с двумя основными проблемами.

Проблема первая. Состязательность понимается законодателем в ее родовом смысле, без учета специфики уголовного судопроизводства. Дело в том, что сама состязательность и соответственно состязательный процесс может быть двух видов: частно-исковой и публично-исковой, которые существенно отличаются друг от друга.

В частно-состязательном процессе спор ведется между частными лицами и в их интересах (гражданский процесс, производство по делам частного обвинения), в публично-исковом в споре участвует государство, отстаивающее интерес публичный, общественный.

Тем не менее, законодатель реализует в УПК РФ частно-исковые элементы состязательности.

Такой теоретический подход привел к следующему.

1) В УПК РФ утратил позиции принцип объективной истины, и законодатель демонстрирует последовательный отказ от него. В то же время этот принцип есть необходимый элемент публичной состязательности. В противном случае надо упразднять и все уголовное право, которое устанавливает основания уголовной ответственности.

Без принципа истины они заведомо не могут быть установлены так, как их видит уголовное право.

Следствием этого явилось упразднение основания к отмене судебных решений в виде неполноты и односторонности предварительного и судебного следствия, ликвидация института дополнительного расследования в судебном производстве, преобладание прав стороны защиты перед интересами объективности, полноты и всесторонности исследования обстоятельств дела (жесткие правила допустимости доказательств – ст. 75; запрет на оглашение ранее данных показаний в суде – ст. 276, 281; запрет “заочного ареста” обвиняемого – ч. 4 ст. 108). “Резкость” некоторых правовых положений иногда ставит правоприменителя тупиковые ситуации, в разрешение которых “вынужден” вмешиваться Конституционный Суд РФ.

Кроме того, отказ от принципа истины привел к падению стандартов доказанности, снижению качества расследования уголовных дел.

2) Суд поставлен законодателем в “пассивное” положение, свойственное частно-исковой процедуре. Ему запрещено по собственной инициативе собирать доказательства, контролировать обоснованность предания суду, что и с позиций теории, и практики, далеко не всегда верно. Активность суда в доказывании неотъемлемое свойство публичной состязательности.

3) Стороне защиты предоставлено право собирать доказательства (ч. 3 ст. 86) почти так, как это понимается в частно-исковом производстве. В действительности, защитник не производит процессуальной фиксации доказательств и полученные им материалы являются “заготовками” под будущие доказательства, и могут стать ими лишь после приобщения к официальному уголовному делу.

Такая декларация в терминологии способна принести вред на практике. Частно-исковой подход в теории на деле оборачивается нарушением равноправия сторон. Защитнику лишь декларируется право собирать доказательства, а обвинителю оно реально предоставляется; право защитника зависит от усмотрения обвинителя – приобщить или нет представленный документ или предмет к делу.

Проблема вторая. Состязательность реализуется в УПК РФ непоследовательно и неполно, в итоге сохраняются элементы розыскного (инквизиционного) производства, прежде всего, в досудебном производстве. Розыскной процесс, в отличие от состязательного, характеризуется слиянием в одних руках функций обвинения, защиты и разрешения дела. Эта проблема получила выражение в следующем.

1) Отсутствует равноправие сторон, да и сами стороны. Формально, следователя, дознавателя и прокурора закон называет стороной обвинения (п. 47 ст.

5 УПК РФ), на самом деле они – органы, осуществляющие уголовное судопроизводство, ведущие уголовное дело, то есть субъекты власти (например, они удачно определены в названии главы 16 УПК как “должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство”.

Таким образом, в руках следователя, дознавателя, органа дознания и прокурора в досудебном производстве концентрируются полномочия обвинителя и органа, принимающего юрисдикционные решения о применении мер принуждения, о легализации доказательств, отводе участников процесса, разрешении дела по существу путем его прекращения.

Такое положение следователя и дознавателя не способствует эффективности уголовного преследования. Так, Кодекс ставит их в безвыходную во многих случаях ситуацию на начальном этапе производства по делу, когда за три часа, с момента доставления задержанного, необходимо успеть получить согласие прокурора на возбуждение дела и провести комплекс неотложных следственных действий.

2) Само понимание состязательности в УПК РФ однобоко: стороны равноправны перед судом (ч. 4 ст. 15), по текстуальному смыслу – но не друг с другом. Это положение опирается на известную концепцию, сознательно допускающую розыскное построение предварительного расследования, путем якобы буквального толкования нормы ч. 3 ст.

123 Конституции РФ о том, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Под судопроизводством в данном случае предлагается понимать лишь производство в суде, но не досудебное производство.

В то же время нельзя забывать, что уголовное судопроизводство классически употребляется как синоним всего уголовного процесса (см. ст. 1; п. 56 ст. 5 УПК РФ).

3) Суд наделяется отдельными полномочиями, ему не свойственными. Так, суду предоставлено право избирать меру пресечения в виде заключения под стражу по своей инициативе (ч. 10 ст.

108), то есть буквально – даже при возражениях стороны обвинения; направлять уголовное дело прокурору для привлечения к уголовной ответственности лица, ранее считавшегося невменяемым (ч. 5 ст.

443) и некоторые другие.

4) На деле еще не удалось обеспечить судебной власти самостоятельность, а судье независимость, как бы не хотелось бы реформаторам утверждать обратное. Судья по-прежнему благосклонно смотрит на своего коллегу прокурора и недоверчиво на оппонента – защитника.

Посмотрим на цифры: оправдательные приговоры в судах без участия присяжных заседателей не превышают одного процента при крайне низком (по свидетельству самих судей) качестве досудебной подготовки уголовных дел.

Это говорит о том, что на деле иногда закрываются глаза на процессуальные нарушения, недостаточность обвинительных доказательств, непроверенные версии стороны защиты.

Итак, действующий УПК РФ есть результат компромисса различных политических сил, он полон противоречий, которые неизбежно приведут к дальнейшим реформам.

Следующего шага законодателя юридическая общественность ждет с надеждой на его продуманность и обоснованность.

Однако обосновать надлежащую сферу действия состязательной идеи пока не удается из-за мощного столкновения непримиримых теоретических концепций.

Ряд видных специалистов дают блестящий анализ проблем реализации состязательности и на этой основе делают вывод, что состязательность в досудебном производстве не нужна.2 Действительно, состязательность в публичном уголовном процессе не может действовать на начальном его этапе, который в теории называют общим расследованием (лат.

– inquisitio generalis). Здесь еще преступление не раскрыто, нет обвиняемого и его защиты, нет обвинения против конкретного лица. Органы расследования применяют меры принуждения в условиях неотложной ситуации, поэтому не могут получить предварительное судебное разрешение.

Но это еще не означает, что состязательности не место в дальнейшем предварительном расследовании.

Вектор исторического развития и отечественного уголовного процесса, и судопроизводства стран континентального права неумолимо указывает на необходимость полноценного распространения состязательности в досудебном производстве с момента, которому по УПК РФ соответствует вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Литература и примечания

1 См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. СПб., 1996. С. 60 и сл.

2 См, например: Давлетов А. Проблема состязательности решена в УПК РФ неудачно. // Российская юстиция. 2003. № 8; Божьев В.П. Состязательность на предварительном следствии. // Законность. 2004. № 1.

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/p/2004-4.htm

Актуальные проблемы уголовного процесса

Проблемы правоприменения УПК

Уголовное судопроизводство является исторически изменчивым правовым явлением, что обусловливает постоянный поиск наиболее рациональных и целесообразных процессуальных форм. Одним из направлений развития уголовно-процессуального права является решение проблемных вопросов, которые могут возникать в связи с

  • изменением общественных отношений (как, например, произошло в результате реформы органов прокуратуры, в ходе которой прокурор лишился значительной части своих полномочий, которые компенсируются ему введением новых норм и институтов);
  • изменением системы правового регулирования (принятие Конституции РФ и ратификация Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года выявили много несоответствий норм уголовно-процессуального законодательства, как советского, так и российского, стандартам прав человека).

Определение 1

Актуальные проблемы уголовного процесса – правовые пробелы и коллизии, а также спорные нормы и институты, вызывающие теоретическую и общественную дискуссию.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Выделим наиболее значимые проблемы современного уголовного процесса.

Упрощение процессуальной формы

Сама по себе дифференциация производств в рамках процесса не является негативным явлением, поскольку позволяет снизить издержки, более быстро реализовать права участников процесса. Первой такой упрощенной формой было дознание, однако сейчас перечень пополнился:

  • дознание в сокращенной форме – его срок составляет не более 20 дней, а доказывание перенесено со стадии предварительного расследования на стадию возбуждения уголовного дела (суд принимает решение по материалам проверки сообщения о преступлении). Гарантией обвиняемому выступает сокращение назначаемого наказания (не более половины санкции вменяемой нормы Уголовного кодекса РФ);
  • особый порядок судопроизводства в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве. Попытка ввести в законодательство аналог американской сделки о признании вины вряд ли может считаться удачной: в заключении соглашения участвует много властных субъектов, каждый из которых вправе «законсервировать» соглашение, у обвиняемого же нет никаких гарантий, что сообщенные им сведения будут признаны достаточными и наказание снижено;
  • особый порядок судопроизводства в связи с согласием обвиняемого с предъявленным обвинением в настоящее время стал превалирующей формой рассмотрения уголовных дел (без исследования доказательств рассматривается около 60% уголовных дел).

Подобное ускорение и упрощение уголовного процесса делает бессмысленными те процессуальные гарантии прав обвиняемых и потерпевших, которые содержит Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

Проблемы доказывания по уголовным делам

Можно назвать две основные проблемы в данной сфере:

  • обеспечение участия в доказывании невластных субъектов процесса (в первую очередь подозреваемого и обвиняемого, его защитника). Как известно, законом предусмотрены строгие требования к доказательствам (например, правило допустимости), но распространяются ли они на те сведения, которые в защиту обвиняемого собрал адвокат? Суды нередко не принимают такие материалы как собранные с нарушением закона, или же не обосновывают ими принятие решение (в том числе не разрешают вопрос о противоречии между доказательствами). Такое положение ограничивает право обвиняемого на защиту любыми законными способами и средствами;
  • статус материалов оперативно-розыскной деятельности. Данные сведения, несмотря на то, что в оперативно-розыскном законодательстве отсутствуют требования к их получению (кроме, пожалуй, необходимости получения санкции суда), охотно принимаются судьями, в чём проявляется сохраняющийся обвинительный уклон российского правосудия.

Судьба стадии возбуждения уголовного дела

Замечание 1

Как известно, стадия возбуждения дела – изобретение советского права, не известное Уставу уголовного судопроизводства 1864 года.

Данная стадия может быть существенной преградой для доступа потерпевшего к правосудию, поскольку перед возбуждением уголовного дела следователь (дознаватель) может неоднократно в этом отказывать без каких-либо веских оснований.

С другой стороны, введение сокращенного дознания подтвердило тезис некоторых ученых, что положительное решение в стадии доследственной проверки, на которую перенесено собирание доказательственного материала, уже предопределяет постановление судом обвинительного приговора.

Источник: https://spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/ponyatie_i_znachenie_ugolovnogo_processa/aktualnye_problemy_ugolovnogo_processa/

Проф-юрист
Добавить комментарий