Повод к возбуждению уголовного дела против врачей и медработников

Дела врачей: неосторожность, небрежность, убийство | Милосердие.ru

Повод к возбуждению уголовного дела против врачей и медработников

Фото с сайта i.gov

Сажать врача в тюрьму за его ежедневную профессиональную деятельность – это практика, разрушающая российское здравоохранение, заявил по поводу дела Мисюриной кардиолог Алексей Эрлих.

«Я, например, работая в отделении кардиореанимации, ежедневно лечу не менее 15-20 пациентов и ежедневно в отношении своих пациентов принимаю сотню разных решений, каждое из которых может быть для них благом, а может привести к осложнениям, – написал он в своем блоге.

Каждая медицинская манипуляция может сопровождаться некими осложнениями, даже самая невинная имеет долю и вероятность серьезных осложнений.

И они могут развиться на ровном месте, и чем чаще врач выполняет свою лечебную манипуляцию, тем вероятнее, что столкнется с таким осложнением.

В условиях, которые нас сейчас ставит государство, медициной будет заниматься все меньше и меньше людей».

Петиция психиатра из Астрахани

Психиатр Ольга Андронова 28 января разместила на сайте Change.org петицию, которую на данный момент подписали почти 500 человек.

Ее приговорили к двум годам лишения свободы условно с запретом два года заниматься профессиональной деятельностью.

По данным следствия, 20 февраля 2017 года Ольга Андронова поставила диагноз женщине, доставленной сотрудниками скорой помощи в психиатрическую больницу.

На основании этого диагноза она приняла решение о принудительной госпитализации. На следующее утро медицинская комиссия признала пациентку психически здоровой, после чего женщину выписали из стационара. На суде санитары, доставившие женщину в больницу, заявили, что она вела себя адекватно и трезво воспринимала происходящее.

«Мною были просмотрены все документы, я поговорила с пациенткой, сотрудниками скорой. Бригаду вызвали дочери этой женщины, – пишет Ольга Андронова в петиции.

– Те пожаловались, что мать возбуждена, угрожает убийством им и их детям.

Психиатр скорой помощи, увидев возбужденное состояние, заподозрил острое психическое расстройство и опасность для окружающих, а потому доставил женщину в больницу недобровольно.

В больнице та была эмоционально возбуждена, говорила, что дочь на самом деле приемная и имеет злой умысел против нее. Эти высказывания были расценены мною как бредовые. Что вместе с возбуждением и ускоренным мышлением дало основание заподозрить наличие психического расстройства. За все время пребывания к пациентке не применялись меры насильственной фиксации, не вводились лекарства».

Гинекологов из Калуги обвиняют в умышленном убийстве младенца

Две сотрудницы Жуковской ЦРБ (Калужская область), заведующая отделением акушерства и гинекологии и врач-педиатр, обвиняются в умышленном убийстве, а бывший заместитель главного врача Калужской областной больницы Александр Ругин – в подстрекательстве и пособничестве убийству. Расследование завершилось 27 декабря 2017 года.

По версии следствия, 28 декабря 2015 года врачи Жуковской ЦРБ при соучастии Александра Ругина (он консультировал коллег по телефону) умышленно причинили смерть недоношенному младенцу, не предприняв необходимых мер для его спасения. Медики считают произошедшее несчастным случаем и настаивают на своей невиновности.

Дочь Александра Ругина 8 месяцев назад разместила петицию на сайте Change.org, на данный момент ее подписали более 4500 человек.

«Моего отца обвиняют в убийстве нежизнеспособного младенца, родившегося на 24 неделе беременности, с экстремально низкой массой тела Он всего лишь консультировал своих коллег по поводу ведения преждевременных родов по телефону (находясь за 100 км от места событий).

Врачи ЦРБ не имели практического опыта ведения пациентов такой категории сложности. Ребенок появился на свет без самостоятельного дыхания, при условиях невозможности оказания необходимой помощи, то есть отсутствие соответствующего сроку 24 недели оборудования, расходных материалов и медикаментов для оказания реанимационной помощи.

По версии следствия, умысел врачей заключался в улучшении показателей младенческой смертности. В здравом уме невозможно представить, как можно стремиться улучшить этот показатель убийством!» – говорится в тексте петиции.

Педиатр из Воронежской области осужден за неправильный диагноз

Фото с сайта iz.ru

В мае 2017 года на прием к педиатру в Богучарском районе Воронежской области пришла мама с годовалым ребенком. По данным следствия, врач поставила неправильный диагноз, лечение было выбрано неверно, в результате девочка умерла от острой кишечной инфекции.

Суд признал медика виновным по статье «причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Наказание – 1 год 6 месяцев ограничения свободы с запретом заниматься врачебной деятельностью на тот же срок. Кроме того, мать умершего ребенка требует от врача компенсацию морального вреда на сумму 1 млн рублей.

В Свердловской области пациентка скончалась от кровотечения из носа

Врач-хирург одной из частных клиник Свердловской области приговорен к 2,5 годам ограничения свободы после смерти пациентки, которая обратилась в медучреждение для проведения плановой операции по удалению полипов.

После операции у женщины началось сильное кровотечение из носа, и она скончалась. По данным следствия, врач выбрал неверную тактику лечения послеоперационного осложнения, а также не оказал женщине медицинскую помощь своевременно. В результате было возбуждено уголовное дело за «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Врач свою вину не признал.

Хирург и анестезиолог из Орска попали под суд после операции без спецоборудования

14 июня 2017 года в НУЗ «Узловая больница на ст. Орск» обратилась бабушка семилетнего мальчика и попросила провести операцию внуку. Несмотря на то, что медучреждение не имело необходимой лицензии, оборудования (кардиомонитора), а также сотрудников с соответствующей подготовкой, исполняющий обязанности главврача и заведующий хирургическим отделением дали согласие на проведение операции.

После хирургического вмешательства ребенок впал в кому и скончался 21 июня, не приходя в сознание, в результате тяжелого поражения головного мозга. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, причиной энцефалопатии стала неправильно сделанная анестезия.

Уголовные дела против медиков были возбуждены за «причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей» и «неисполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного отношения к службе, повлекшее по неосторожности причинение смерти человеку». Следствие завершено, дела переданы в суд.

В Крыму беременную пациентку выгнали «в тапочках на мороз»

Фото с сайта delfi.lt

В Крыму региональное управление СК России возбудило уголовное дело по факту смерти 22-летней Татьяны Пименовой. Девушка была на шестом месяце беременности, когда ей стало плохо и срочно понадобилась госпитализация.

Как утверждают ее родственники, 17 января скорая помощь полночи возила пациентку с высокой температурой по разным медицинским учреждениям, и в конце концов в Республиканской клинической больнице имени Семашко ее выставили за дверь на мороз без теплой одежды из-за отсутствия полиса ОМС и паспорта.

Домой девушка вернулась с температурой под 40. На следующий день скорую пришлось вызвать снова, УЗИ показало, что ребенок умер, и Татьяну Пименову стали готовить к искусственным родам. Однако она скончалась.

В республиканской клинической больнице имени Семашко отрицают, что выгнали пациентку «в тапочках на мороз».

В Красноярске заключенный в СИЗО известный врач перенес инфаркт

Главный врач Красноярского краевого клинического центра охраны материнства и детства Андрей Павлов был помещен на два месяца в СИЗО по подозрению в получении взятки. В настоящее время он с инфарктом переведен в подведомственную ГУФСИН Краевую туберкулезную больницу №1.

По данным следствия, общая сумма взяток составила несколько миллионов рублей. Если вина врача будет доказана, ему может грозить до 15 лет лишения свободы.

Дарья Мосунова, красноярский общественный деятель, член Общественного совета при уполномоченном при президенте РФ по правам ребенка, разместила в пост, где рассказывает о том, как Андрей Павлов сочувствовал и помогал своим пациентам. «Андрей Владимирович, даже если весь мир против Вас! Вы должны быть здоровы! Неужели мы за тысячу лет не стали милосерднее?» – пишет она.

Нейрохирург покончил с собой после обвинений в вымогательстве

В июне 2017 года один столичный бизнесмен заявил, что нейрохирург из НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Арсис Комфорт вымогал у него деньги за лечение детей. Врач отрицал эти обвинения, но ему верили только друзья и коллеги по работе. Руководство клиники приняло решение его уволить. Нейрохирург покончил с собой.

СК научит следователей разбираться в медицине

Отслеживая сообщения пресс-службы Следственного комитета за 2017 год, медицинский портал Vademecum обнаружил 60 случаев возбуждения уголовных дел, связанных с ятрогенными (совершенными в результате действий медработников) преступлениями.

Более половины из них (57%) пришлись на IV квартал 2017 года. По этим 60 делам уже вынесено 12 приговоров.

Правда, как отмечает издание, в основном это условные сроки, ограничение свободы (запрет на выезд за пределы пункта проживания осужденного без оповещения полиции) либо обязательные работы.

«Из анализа уголовной практики явно виден избыточный уклон или перекос в сторону обвинения», – отметил генеральный секретарь Российского общества хирургов Андрей Федоров, которого цитирует Vademecum.

В сентябре 2016 года председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин привел следующую статистику: в первом полугодии 2016 года жертвами врачебных ошибок стали 352 человека, в том числе 142 ребенка.

В марте 2017 года в СК было создано подразделение судебно‑медицинской экспертизы (СМЭ), которая раньше всегда была прерогативой Минздрава.

В октябре 2017 года Александр Бастрыкин поручил своим подчиненным подготовить предложения по внесению изменений в законодательство, и совместно с Минздравом России проработать меры, которые помогут оперативно фиксировать и расследовать ятрогенные преступления. Также он предложил ввести для следователей обучающие программы по расследованию этой категории преступлений.

В ноябре 2017 года Московская академия Следственного комитета занялась разработкой специальной программы дополнительного профессионального образования «Вопросы организации здравоохранения и расследования преступлений, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи».

В чем обвиняют Елену Мисюрину

25 июля 2013 года врач-гематолог Елена Мисюрина, работавшая в клинике «Генотехнология», провела трепанобиопсию пациенту. На тот момент у мужчины были диагностированы три тяжелых заболевания: миелофиброз, рак предстательной железы, несахарный диабет.

Трепанобиопсия – рутинная диагностическая процедура, когда для уточнения диагноза у человека берут часть костного мозга через небольшой прокол. Мужчина отправился на работу. Но к вечеру с диагнозом «острый аппендицит» он был госпитализирован в частную клинику «Медси», через день его прооперировали, через несколько дней пациент скончался.

Вскрытие проводил патологоанатом из «Медси». По его заключению, причиной смерти стала ошибка, допущенная Еленой Мисюриной, которая неправильно ввела иглу при биопсии. На этих выводах и построено обвинение. По мнению судьи Зинаиды Никиточкиной, смерть пациента наступила от массивной кровопотери из поврежденных при выполнении трепанобиопсии сосудов.

22 января 2018 года Черемушкинский районный суд Москвы признал 42-летнюю Елену Мисюрину виновной и приговорил к двум годам лишения свободы в колонии общего режима.

Обвиняемая просила об эксгумации и повторном вскрытии. Но суд отклонил ходатайство.

Не учел он и мнение академика РАН, гематолога Андрея Воробьева, который считает причиной смерти пациента нарушение свертываемости крови на фоне трех тяжелых заболеваний.

25 января общественная организация «Лига врачей» потребовала пересмотреть дело Мисюриной. За четыре дня онлайн-петицию подписали больше 60 тысяч человек. В социальных сетях запущен флешмоб #ЯЕленаМисюрина.

29 января защита Елены Мисюриной обжаловала приговор суда.

Департамент здравоохранения Москвы намерен сделать «все возможное для пересмотра дела» и надеется, что «судом будут учтены все дополнительные мнения специалистов». «Оказание инвазивной медицинской помощи всегда сопряжено с риском развития осложнений», – отметили в ведомстве.

Источник: //www.miloserdie.ru/article/dela-vrachej-neostorozhnost-nebrezhnost-ubijstvo/

Уголовная ответственность врачей и медработников

Повод к возбуждению уголовного дела против врачей и медработников

Медицинские работники выполняют важную социальную функцию, напрямую связанную с охраной жизни и здоровья граждан. Они обязаны предоставлять услуги своевременно и квалифицированно. Однако, нередко имеют место быть врачебные ошибки, повлекшие за собой причинение не только материального и морального ущерба, но также вред здоровью пациента.

В подобных случаях вероятно вынесение дисциплинарного, административного или уголовного наказания. Каким оно будет решать суду. Уголовная ответственность врачей наступает в редких случаях. О них пойдет речь в нашей статье.

Основания для привлечения медиков к уголовной ответственности

Статья 98 ФЗ 323 «Об основах здоровья граждан» определяет степень ответственности врачей и фармацевтов за причинение вреда здоровью пациентов. К виновному лицу, в случае доказательства неправомерности его действий, могут быть применены различные меры наказания. При этом, не исключено одновременное использование нескольких (к примеру, материального и дисциплинарного).

Основанием для привлечения медика к уголовной ответственность может стать:

  • Причинение тяжелого вреда здоровью пациента;
  • Смерть пациента;
  • Незаконная госпитализация в медучреждение;
  • Причинение вреда средней степени тяжести;
  • Халатное отношение к выполнению профессиональных обязанностей;
  • Незаконное занятие медицинской деятельностью;
  • Злоупотребление должностными полномочиями;
  • Неоказание медицинской помощи;
  • Сбыт наркотических средств и прочие действия, в результате которых здоровью пациента был нанесен непоправимый вред

Причинами нанесения вреда здоровью пациента или летального исхода вполне может стать отсутствие опыта работы, халатное отношение, отказ от исполнения профессиональных обязанностей и прочее. При этом, выбранный вид наказания будет напрямую зависеть от того увидит ли судья в нем умысел или нет.

Нельзя не отметить то, что некоторые пациенты или их родственники, в порыве эмоций могут неправильно оценить сложившуюся ситуацию, напрасно обвинив врача. При этом, пострадавшая сторона пытается привлечь медика к уголовной ответственности, но веских оснований для этого нет. В подобных ситуациях, суд выносит оправдательный приговор.

Причинение врачом умышленного вреда или по неосторожности

Вина медицинского работника должна быть доказана.

Суд вправе квалифицировать ее как:

  • Прямой умысел. Подразумевает отказ врача от своих профессиональных обязанностей, либо пренебрежение ими. В таком случае, медик четко осознает свои действия и вполне может предвидеть его последствия;
  • Косвенный умысел. Медик не до конца осознавал возможность причинения тяжелого вреда пациенту, либо вовсе не думал о его наступлении. При этом, он мог не заподозрить нарушение закона и не знать последствий своих действий;
  • Преступное легкомыслие. Врач понимает, что его действия являются нарушением законов, однако он надеется на благополучный исход лечения, рискуя здоровьем пациента;
  • Преступная небрежность. Медик полностью осознает, что его действия могут привести к ухудшению здоровья пациента. Однако, он продолжает лечение, вместо того чтобы отказаться от него и назначить другое

На практике, грань между перечисленными выше понятиями достаточно тонкая. Так, прямой умысел судья может посчитать преступной небрежностью. Во многом, это зависит от предоставленных истцом доказательств вины медика.

Меры уголовного наказания медика

Врачей и медработников, в случае принятие решения об уголовном наказании, могут:

  • Оштрафовать;
  • Лишить права на занятие медицинской деятельностью, максимальным сроком на три года;
  • Принудить к выполнению исправительных работ;
  • Арестовать на время проведения следственных мероприятий;
  • Лишить свободы или ограничить ее (условное наказание) на срок до трех лет

Как правило, когда врача привлекли к уголовной ответственности, к нему применяется сразу несколько разновидностей наказаний. К примеру, заставляют выплатить принесенный материальный и моральный ущерб, запрещают заниматься медицинской деятельностью и ограничивают свободу на определенный промежуток времени.

Стоит сказать, что после истечения сроков запрета на медицинскую деятельность, врач вправе устроиться на работу в любое медучреждение.

Проведение расследования уголовного дела

Пострадавший от действий медика гражданин, либо его представитель, должны обратиться с жалобой в прокуратуру или в следственный комитет. После приема заявлений, следователи обязаны провести расследование.

Оно необходимо для нахождения фактов нарушения действующего законодательства, выявления доказательств и определения вины медика.

Если собрать доказательную базу не удастся, в возбуждении уголовного дела будет отказано.

При наличии веских доказательств, будет возбуждено уголовное дело. В дальнейшем, оно передается в суд для вынесения определенной меры наказания.

Как показывает практика, самыми «популярными» статьями из УК РФ, применяемыми к медикам, являются:

  • 109 – причинение смерти по неосторожности;
  • 293 – халатность, повлекшая причинение вреда здоровью пациента;
  • 124 – неоказание медуслуг;
  • 118 – причинение вреда здоровью пациента по неосторожности

За профессиональные правонарушения, повлекшие незначительный вред здоровью пациента, медика может наказать администрация лечебного заведения. К примеру, лишить премии и занести выговор в личное дело, без проведения судебного разбирательства.

Как доказать вину врача

Выше уже говорилось, что для возбуждения уголовного дела необходимо предоставление веских доказательств вины медика.

Ими могут стать:

  • Выписка из медицинских учреждений;
  • Копия амбулаторной карточки;
  • Результаты анализов;
  • Фото и видеоматериалы;
  • Вывод независимой экспертизы и пр.

Если пострадавшая сторона считает, что ее лечение проводилось неправильно, либо врач не сумел вовремя выявить заболевание, ей непременно стоит сделать копии медицинской карты или запросить предоставление выписки. Сделать это необходимо сразу же после обнаружения врачебной ошибки.

К сожалению, в подобных ситуациях медики зачастую предоставляют неверные сведения, корректируя свои записи в выгодном для них свете. Оговоримся сразу, что в предоставлении медкарты для сканирования или распечатки копий, пострадавшей стороне отказать не могут.

С юридической точки зрения, очень сложно доказать вину медика в смерти пациента. Тело усопшего осматривает судмедэксперт из той же поликлиники, в которой он умер. Тщательный осмотр, как правило, не проводится. В результатах указывает ранее поставленный диагноз или какие-то общие, размытые причины.

Поэтому, если родственники считают врача виноватым и хотят привлечь его к ответственности, им необходимо обратиться к независимому судмедэксперту.

Результаты полученной экспертизы станут главным доказательством в уголовном деле. Стоит сказать, что за проведение дополнительной экспертизы, расходы несет пострадавшая сторона.

Однако, она может включить уплаченную специалисту сумму в иск, потребовав ее возмещение ответчиком.

Освобождение медика от уголовной ответственности

Нередко случаются ситуации, при которых к медику применяется уголовная мера наказания, при этом оно сокращается по решению суда. Не исключено и полное освобождение.

Как правило, это происходит в случае:

  • Примирения сторон. Врач заглаживает свою вину перед пострадавшим, выплачивая компенсацию и гарантируя оплату нового лечения. Истец, в свою очередь, забирает иск или заявляет о примирении в досудебном порядке;
  • Раскаяния. Медик может раскаяться в своем поступке, после чего его наказание будет уменьшено или вовсе упразднено. При этом, важную роль играет отсутствие аналогичных преступлений в прошлом. Раскаяние не поможет при нанесении тяжкого вреда или в случае летального исхода;
  • Истечение срока давности. Подать жалобу на медика, при совершении преступления небольшой тяжести необходимо не позднее двух лет с момента его выявления, при тяжелой степени – десять лет, средней – шесть лет

Если пострадавшая сторона недовольна принятой мерой наказания, она вправе обратитmся в областной или Верховный суд с прошением о пересмотре дела.

Примеры привлечения врачей к уголовной ответственности

Предлагаем рассмотреть наглядные примеры преступлений врачей, а также вынесенные им меры уголовного наказания:

Пример 1. Вяземский районный суд рассматривал дело о наказании врача-травматолога Сударева С. В. за неоказание помощи пациенту Симончуку В. И., приведшей к летальному исходу. Усопший получил травму грудной клетки на производстве. После осмотра, Сударев отправил пациента домой, поставив диагноз «ушиб».

Через несколько часов мужчине стало плохо, и он вызвал скорую. По пути Симончук скончался. Вскрытие показало наличие большой кровопотери и разрыв селезенки. Сударев не провел тщательный осмотр пациента, не отправил его на диагностику, что привело к летальному исходу. Суд принял решение о применении условного наказания сроком на два года с правом продолжить занятие медицинской деятельностью.

Пример 2. Преображенский суд г. Москвы рассматривал дело о смерти двухгодовалого ребенка. В качестве ответчика выступил хирург Демесов Д. С., проявивший халатное и непрофессиональное отношение к пациенту. Находясь на дежурстве, к ответчику в отделение поступил ребенок с подозрением на аппендицит.

Врач не провел должного осмотра, убедил родителей в наличии простого несварения желудка и посоветовал дать малышу обезболивающий препарат. Через шесть часов после возвращения домой ребенок скончался. За невыявление болезни и халатное отношение, Демесова наказали условным сроком на два года с лишением права занятия медицинской деятельностью на аналогичный период.

Пример 3. Общественность повергло в шок судебное разбирательство в Ханты-Мансийском округе. Местный анестезиолог установил новорожденному катетер, повредив жизненно важные органы, вследствие чего ребенок скончался.

По решению суда, врача признали виновным, при этом было назначено условное наказание, сроком на один год. Медицинское учреждение обязали выплатить родителям новорожденного денежную компенсацию в размере 700 тыс. рублей.

Ограничения на занятие медицинской деятельностью введено не было.

Как видно из примеров, судебные решения не всегда являются справедливыми. Предсказать каким будет результат разбирательства и какую меру наказания понесет медик, очень сложно. В любом случае, пострадавшей стороне или ее представителем, не стоит забывать о праве на пересмотр дела в областном или Верховном суде.

Источник: //ProLaw24.ru/criminal/ugolovnaya-otvetstvennost-vrachey

Чужой среди своих, или Предложение по отмене уголовной ответственности медперсонала

Повод к возбуждению уголовного дела против врачей и медработников

Инициатива правозащитника А. В. Саверского о переносе уголовной ответственности врачей в административное поле была встречена бурными аплодисментами.

Разве неверно, что врачи трудятся день и ночь во благо жизни и здоровья пациентов в столь сложных условиях несовершенной медицины и не менее совершенного законодательства? Но выход есть: отменить уголовную ответственность врачей – и все дела.

Каковы подводные камни нового законопроекта, и к чему на самом деле может привести инициатива – рассказывает медицинский юрист Полина Габай.

На днях СМИ широко осветили бурную деятельность известного правозащитника А. В.

 Саверского по инициированию законодательных изменений, посвященных переносу ответственности с неосторожными формами вины медицинского персонала из Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ) в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).

По крайней мере, так заявлено в его официальном обращении к Президенту РФ Путину В. В., депутатам Госдумы РФ, председателю Правительства РФ Медведеву Д. А., председателю СК РФ Бастрыкину А. И. и депутатам законодательных собраний субъектов РФ.

Справедливости ради стоит сказать, что инициатива подписана не только президентом «Лиги пациентов» Саверским А.В., но и двумя сопредседателями Гильдии защиты медицинских работников (Колкутин В.В., Юсуфов А.М).

К обращению приложены соответствующий текст законопроекта и пояснительная записка. Целью обращения позиционируется снижение растущего напряжения в здравоохранении. Чтобы не допустить возможных инсинуаций, хотелось бы с самого начала расставить все точки над «i» и обозначить свою позицию.

Факультет Медицинского Права всегда выступал за смягчение уголовной ответственности для медицинских работников – более того, в наших статьях всегда предлагались конкретные изменения в законодательстве (в том числе и уголовном), направленные на улучшение правовой защищенности врачей и других работников медицинской сферы.

Факультет Медицинского Права всегда считал и продолжает считать позорной и необоснованной практику уголовного преследования медицинских работников за ошибки в диагностике и лечении пациентов (так называемые «врачебные ошибки»).

Значительная часть нашей работы как раз и связана с превентивной ликвидацией рисков привлечения медицинских организаций и медицинских работников к различным видам юридической ответственности, а также с защитой представителей медицинского сообщества – если попытка необоснованного привлечения к ответственности все же произошла.

Мы с обеспокоенностью отмечаем нарастание конфронтации медицинских работников и пациентов и согласны с тем, что проблема может быть решена только путем внесения изменений в федеральное законодательство.

Однако федеральное законодательство, и в особенности Уголовный кодекс, – это уровень, на котором малейшие непродуманные изменения (даже имевшие перед собой благую цель) могут привести к катастрофическим последствиям.

Специфика российской законотворческой практики говорит о том, что изменения, внесенные в уголовное законодательство, крайне тяжело аннулировать в будущем – даже если они явно неудачны.

Ведь непродуманные изменения, столкнувшись с правоприменительной практикой и обвинительно-карательным подходом проверяющих и судебных органов, вместо ожидаемого облегчения могут значительно осложнить жизнь медицинского работника.

Поэтому Факультет Медицинского Права, соглашаясь с насущной необходимостью смягчения уголовной ответственности медицинских работников по целому ряду составов преступлений, вынужден подробно рассмотреть все нюансы инициативы, выдвинутой А. В.

 Саверским: не только преимущества (о которых он красочно рассказывает в пояснительной записке), но и потенциальные, а точнее самые что ни на есть реальные, опасности. Опасности – именно для медицинского работника, на защиту которого якобы направлен законопроект А. В.

 Саверского.

Наш анализ инициативы вышел довольно-таки объемным, поэтому для тех, кто не любит читать лонгриды, рекомендуем просто начать с итоговых выводов.

«Им бы понедельники взять и отменить»

Безусловно, медицинское профессиональное сообщество встретило такую инициативу бурными аплодисментами и душевной (а может быть, и не только) поддержкой. Странно, если это могло быть иначе.

Столь дерзкая мысль о по сути индивидуальной, скажем так, кастовой, отмене Уголовного кодекса вряд ли всерьез и когда-либо вообще посещала медицинских работников.

А чем не мысль? Разве неверным является тот факт, что врачи трудятся день и ночь во благо жизни и здоровья пациентов, работая в столь сложных условиях несовершенной медицины и не менее совершенного законодательства? При этом количество медицинских уголовных дел растет год от года, а врачи позорно преследуются наравне с закоренелыми преступниками? Но выход есть: отменить уголовную ответственность врачей – и все дела. И чем тогда Саверский и его единомышленники не милые люди, оценившие по заслугам героический труд медиков и осознавшие всю несправедливость уголовных врачебных дел?

Но, к сожалению, нам не удалось уронить сентиментальную слезу, напротив, Факультет Медицинского Права плачет горькими слезами досады за доверчивость медицинского профсообщества.

Неладное можно было заподозрить уже на этапе чтения пояснительной записки к законопроекту. А. В.

 Саверский пишет: «Любая попытка возбудить уголовное дело против врача наталкивается на стену корпоративности, – система здравоохранения, эксперты, иногда само государство (его органы) оказываются на стороне врача и защищают его». Таким образом, А. В. Саверский прямо пишет о том, что врач якобы более защищен, чем пациент.

Однако в реальности гораздо чаще встречается так называемый «потребительский экстремизм» со стороны пациента. Вызывают сомнения и утверждения А.

 В Саверского о том, что «система здравоохранения, эксперты… само государство… на стороне врача и защищают его».

Напротив, мы все гораздо чаще наблюдаем ситуацию, когда система здравоохранения и государство при малейших юридических сложностях бросают врача или даже действуют против него.

Рассказы о том, что система здравоохранения и государство «на стороне врача и защищают его» после дела Мисюриной выглядят циничной насмешкой над всеми врачами.Если верить А.

 В Саверскому, то против врачей должно возбуждаться больше уголовных дел – да вот беда, врачебная корпоративность мешает.

Извините, Александр Владимирович, но мы с этим категорически не согласны.

Мы сочли необходимым предложить независимый юридический разбор обсуждаемой популистской инициативы президента Лиги пациентов Саверского А. В. и сопредседателей Гильдии защиты медицинских работников, потенциально способной привлечь колоссальное количество ничего не подозревающих медиков. В двух словах нами были рассмотрены следующие ключевые вопросы:

  • приведет ли принятие законопроекта к превращению уголовной ответственности в административную;
  • реально ли вообще это сделать;
  • что на самом деле предложено в законодательной инициативе;
  • какие новации предлагает законопроект и пойдут ли они на пользу медицинским работникам;
  • как воспримет законопроект общественность;
  • как повлияет на медицинских работников принятие и реализация законопроекта на практике (не ухудшится ли их положение);
  • снизит ли законопроект число исков, подаваемых недовольными пациентами к медицинским организациям;
  • кто истинные бенефициары (выгодополучатели) законопроекта.

Уголовный кодекс не для врачей

Первое, с чем мы столкнулись, изучая инициативу о переносе уголовной ответственности в административную плоскость, был витиеватый и абсолютно противоречивый ход мысли г-на Саверского А. В.

С одной стороны, он всерьез (об этом чуть позже) предлагает перенести уголовные преступления врачей с неосторожной формой вины из Уголовного в Административный кодекс, с другой же стороны, высказывает по истине революционную мысль о том, что Уголовный кодекс вообще не распространяется на неумышленные действия врача.

А зачем тогда переносить составы с неосторожной формой вины в КоАП РФ, если УК РФ и без того не распространяется на такие действия врача?

Источник: //www.pravmir.ru/yurist-polina-gabay-kak-povliyaet-na-vrachey-i-patsientov-otmena-ugolovnoy-otvetstvennosti-medpersonala/

Врачебное дело. 7 примеров уголовного преследования медиков за мнимые ошибки

Повод к возбуждению уголовного дела против врачей и медработников

На днях стало известно об уголовных делах против врачей Калининградского областного перинатального центра. И.о главврача Елену Белую обвиняют в организации убийства новорожденного.

 Это дело соединили с предыдущим, по которому Белую в ноябре 2018 года отправили под домашний арест. Тогда ее обвинили в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий.

 Претензии у следствия возникли также к реаниматологу перинатального центра Элине Сушкевич.

В ноябре 2018 года в центре родился ребенок весом 700 граммов. По версии следствия, Белая и Сушкевич убили сильно недоношенного младенца в роддоме, внеся в журнал запись о мертворожденном ребенке, чтобы «не портить статистику медучреждения, что могло негативно повлиять на назначение Белой на должность главврача».

Члены профсоюза медработников «Действие», профсоюза работников скорой помощи «Фельдшер.

ру» и других профессиональных организаций направили обращения к международным сообществам медиков в связи с делом Белой и Сушкевич.

Они утверждают, что медики в России испытывают репрессии и гонения со стороны общества и власти, а уголовная ответственность за медицинские ошибки предоставляется в неверном свете под видом умышленных убийств.

Количество уголовных дел в отношении врачей в России растет с каждым годом.

Если в 2012 году по результатам 2100 обращений граждан завели 311 уголовных дел, то в 2017 году число обращений в СК увеличилось до 6050, а количество дел — до 1791 В апреле 2019 года замглавы Главного управления криминалистики СКР Анатолий Сазонов сообщил, что за 2018 год было зафиксировано 6500 жалоб на действия медиков, по ним следователи возбудили 2029 дел, 300 из них дошли до суда.

The Insider вспоминает наиболее громкие дела врачей последних лет.

Дело Елены Мисюриной

Одно из самых известных — уголовное дело против московского гематолога Елены Мисюриной.

 По данным следствия, 25 июля 2013 года Мисюрина при проведении трепанобиопсии нарушила «методику, тактику и технику» процедуры, в результате чего произошло «сквозное повреждение кровеносных сосудов» пациента, который в результате скончался. В 2015 году против нее было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.

 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». Позднее его переквалифицировали на ч. 2 ст. 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека».

Свою вину Мисюрина не признала. 24 января 2018 года Черемушкинский суд Москвы признал Мисюрину виновной и приговорил к двум годам колонии общего режима. 16 апреля Мосгорсуд отменил приговор.

Приговор Мисюриной вызвал большой резонанс. В соцсетях были организованы акции с хештегом #ЯЕленаМисюрина, на портале Change.org  организовали сбор подписей в поддержку Мисюриной.

Ряд главных врачей московских клиник, ученых и волонтеров выступили с заявлениями о неправосудности приговора и опасности для здравоохранения, которую влечет уголовное преследование врачей за врачебные ошибки, не связанные с халатностью.

Дело о гибели Марии Дроновой

В ноябре 2018 года в Воронеже умерла 89-летняя пенсионерка Мария Дронова. Она попала в больницу с диагнозом «гангрена обеих нижних конечностей, слева влажная, справа сухая».

Врачи могли признать ее неоперабельной, могли ампутировать обе ноги одновременно или произвести ампутацию поочередно, начиная с той ноги, которая приводила к наибольшей интоксикации организма. Выбрали последний вариант.

 Позднее пенсионерке пришлось ампутировать вторую ногу, на которой началась гангрена.

Сын Дроновой Андрей утверждал, что врачи ампутировали ей здоровую ногу вместо больной. Следственный комитет по Воронежской области возбудил уголовное дело по части 2 статьи 118 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»).

Медики написали заявление в полицию, в котором обвинили Андрея Дронова в том, что он требовал у них 5 млн рублей и похитил часть документов из карты пенсионерки. Старший сын погибшей Игорь Дронов, в свою очередь, заявил, что «был готов к ампутации обеих ног» и потому «не был особенно удивлен».

Собственное расследование провел союз медицинского сообщества «Национальная медицинская палата». Департамент здравоохранения и эксперты НМП пришли к выводу, что врачи невиновны.

Дело Зайтуны Кудояровой

В июне 2018 года в Уфы судебный процесс по обвинению 71-летней акушера-гинеколога поликлиники №47 Зайтуны Кудояровой в «преступной небрежности», которая привела к гибели плода.

В 2014 года Кудоярова диагностировала у Элианы Костиной нарушение маточного плацентарного кровотока. Гинеколог приняла решение лечить пациентку амбулаторно. Когда все сроки прошли, а роды так и не начались, гинеколог из районной консультации отправила Костину в роддом, чтобы там срочно провели роды.

Первые два дня врачи к Костиной вообще не подходили. В результате, когда ее отвезли в родильное отделение, она родила мертвого ребенка.

Согласно решению Демского районного суда Уфы от 1 февраля 2016 года, причиной гибели плода стала халатность врачей городского роддома №3, которые не приняли роды в срочном порядке. Костина потребовала привлечь к ответственности врачей. Однако прокуратура возбудила уголовное дело в отношении Зайтуны Кудояровой. Сама Костина считает нее невиновной.

Дело Александра Шишлова

В июне 2019 года суд  в Астрахани приговорил психиатра Александра Шишлова к двум годам колонии-поселения. Ему было предъявлено обвинение в халатности, повлекшей смерть человека.

В 2017 году Шишлов выписал из больницы страдающего шизофренией мужчину. Через два месяца после выхода из лечебницы тот убил ребенка и напал на полицейских.

По версии защиты, решение выпустить шизофреника принимал не лично Шишлов, а коллегиальная комиссия, в которой обвиняемый был младшим должностным лицом.

Коллеги Шишлова,  вставшие на его защиту, указывают на несколько важных моментов, которые выяснились в ходе суда. В частности, по словам родственников, больной к моменту убийства самостоятельно перестал принимать назначенные ему лекарства. Кроме того, участковый наблюдал пациента на третий день после выписки и при этом никаких рекомендаций не передавал.

Сейчас в соцсетях ходит петиция в защиту Шишлова.

Дело Вадима Насихова

Еще одно дело в отношении врача-гематолога, практически повторяющее канву дела Мисюриной. В марте 2016 года 29-летний гематолог Пермской краевой клинической больницы Вадим Насихов провел процедуру трепанобиопсии для подтверждения гематологического диагноза.

Состояние 60-летней пациентки резко ухудшилось через несколько часов после процедуры, ее экстренно прооперировали и перевели в реанимацию, где она умерла спустя двое суток. По версии следствия, Насихов повредил пациентке артерию, и именно это стало причиной ее смерти.

Первая судмедэкспертиза не установила вины врача. Однако родные погибшей добились повторной экспертизы, и Насихову предъявили обвинение. За Насихова вступились его пациенты и коллеги, а также «Лига защиты врачей».

 В ходе процесса проводивший комплексную экспертизу профессор Пермского государственного медицинского университета Владимир Желобов заявил об отсутствии нарушений и причинно-следственной связи между проведенной процедурой и смертью пациентки.

 Однако суд проигнорировал заключение эксперта, поскольку Насихов был его студентом.

Весной 2018 года суд приговорил Насихова к двум годам лишения свободы условно.

Дело Тамары Пермяковой

27 февраля 2019 года в Кирове был задержана заведующая поликлиникой Тамара Пермякова, которую следователи обвинили в халатности после гибели ребенка. 20 февраля в кировской квартире было найдено тело девочки, скончавшейся от обезвоживания. Дома ее почти на неделю оставила 21-летняя мать. Перед уходом она перекрыла воду.

По версии следствия, из-за отсутствия контроля со стороны сотрудников поликлиники ребенок долгое время жил в антисанитарных условиях, голодал и не получал необходимых лекарств.

В Национальной медицинской палате рассказали, что девочку до 8 месяцев регулярно осматривал педиатр. С 9 месяцев родители перестали приходить на прием и обращаться за медпомощью.

Четыре раза к ним домой пыталась попасть участковая медсестра. На телефонные звонки семья не отвечала.

 В ходе последнего разговора женщина, представившаяся бабушкой, через домофон ссказала медикам, что ребенок с матерью больше в квартире не проживают.

В знак протеста против задержания коллеги подали заявления на увольнение сто кировских педиатров.

1 марта по ходатайству Национальной медицинской палаты Пермякову освободили из-под стражи.

Дело о гибели Анастасии Снежко

В Краснодаре продолжается процесс по делу о смерти 81-летней Анастасии Снежко. Она поступила в больницу со сложным переломом шейки бедра, врачи обнаружили у нее сопутствующие проблемы со здоровьем. 23 июля 2016 года она умерла. Судебно-медицинская экспертиза установила, что, борясь с непроходимостью кишечника, кто-то из медиков повредил Снежко прямую кишку.

Следователи предъявили обвинения трем хирургам — Сергею Ченскому, Радмиле Пашаевой, доктору медицинских наук Игорю Аксенову, травматологу Вячеславу Атапину, завотделением травматологии, кандидату медицинских наук Владимиру Абдуеву, медсестре Ирине Пантюхиной и заместителю главврача краснодарской железнодорожной больницы Нине Поздняковой.

Им предъявлены обвинения в «выполнении работ или оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшим по неосторожности смерть человека». Дочь погибшей потребовала от врачей 80 млн рублей в качестве компенсации.

Источник: //theins.ru/news/164199

Проф-юрист