Незаконные меры противодействия допуску адвоката к подзащитному

Адвокат нарушает закон и права подзащитного (доверителя): Ответственность и последствия

Незаконные меры противодействия допуску адвоката к подзащитному

Адвокат – это человек, исполняющий роль защитника человека в судебной и следственной сферах. Без него не удастся выиграть процесс и одержать в нём 100 – процентный результат.

Адвокат – может превысить свои полномочия: нарушить закон или права подзащитного. Это является тяжелым преступлением, особенно, когда речь идёт о нарушении закона. Разумеется, большую роль играет то, какую именно статью уголовного или административного кодекса РФ, защитник нарушил.

К примеру, за нелестную шутку в адрес своего подопечного, адвокат не получит ровным счетом ничего. Его максимум отстранят от дела или сделают предупреждение. Это происходит, если шутка была произнесена не в зале суда или в управлении.

За избиение своего подопечного или унижение его половых органов, умственных способностей и членов семьи, юриста могут уволить с должности или забрать у него лицензию. Большинство адвокатов знают такие случаи поэтому всегда ведут себя в отношении подопечных вежливо и сдержанно при любых обстоятельствах.

Нарушение закона адвокатом

Адвокат несёт ответственность за своего подзащитного в полной мере, что позволяет ему быть лицом своего клиента и защищать его интересы в суде. Закон при этом пострадать не должен, иначе адвокату может быть выписан выговор или предупреждение от судьи, или прокурора.

Итак, что может нарушить адвокат:

  1. Уголовный кодекс РФ;
  2. административный кодекс РФ;
  3. профессиональную этику;
  4. конституцию по правам человека.

Юрист может получить ущерб только в случае уголовного преступления: подделка документов, избиение подзащитного, подкуп должностного лица, попытка развалить дело по уликам и так далее. По закону, адвокат не имеет доступа к протоколам и следственным материалам, поэтому он может сделать это только незаконным путём.

Адвокат несёт следующее наказание:

Предупреждение от руководства или вышестоящих инстанций;

  • выговор;
  • увольнение с работы по статье;
  • условный срок от 1 до 5 лет;
  • уголовный срок от 3 до 8 лет колонии общего режима.

Адвокат не обязан совершать противозаконные действия ради личной выгоды и дабы освободить преступника. Если он делает это по своей воле, ничего хорошего его не ждёт. Минимум отстранение от текущих дел, максимум – срок.

Адвокат выписал ордер без соглашения сторон

Ордер нужен адвокату для совершения следующих действий:

  • Встречи с подсудимым: СИЗО, КПЗ, домашний арест;
  • внедрение в уголовное дело: протокол, факт преступления, описание злоумышленника, свидетельские показания, состав преступления;
  • защита прав подсудимого;
  • руководство над делами человека, который попал под суд.

Ордер – ценная вещь, без которой адвокат, не сможет даже встретиться со своим подследственным. Это многофункциональный документ, но у него также есть свои границы дозволенности. Например, без соглашения самого подсудимого, адвокат не может предъявить ордер и начать заниматься делами человека.

В некоторых случаях, когда между адвокатом и преступником происходит ссора, последний отвергает его просьбу в выписывание ордера. Для адвоката это грозит – отказом от его юридических услуг.

Если адвокат попытается самостоятельно выписать ордер, он будет привлечён к административной ответственности за не правовые действия в отношении своего клиента. Это грозит ему увольнением с должности за служебное несоответствие.

Адвокат гарантирует положительный результат по делу

Адвокат может гарантировать своему подзащитному 100 – процентный результат в его пользу в следующих случаях:

  • Когда имеются неопровержимые доказательства невиновности человека;
  • у юриста есть рычаги воздействия на суд, прокурора или присяжных: аудио, видео, фото – материалы, показания очевидцев и прочее;
  • юрист уверен в том, что дело не будет актуальным, для следователя и пойдёт под откос.

Конечно, адвокат имеет право задобрить своего подзащитного, заслужить его доверие красивыми словами и помыслами. Но важно помнить об адвокатской этике и речевых стандартах.

Если говорить подсудимому о положительном результате, необходимо представить доказательства своих слов и помыслов. В обратном случае – слова адвоката звучат, как ничем не подкрепленные домысли и мысли. Это не имеет никакого воздействия на следствие и уж тем более не суд.

Адвокатская этика предполагает за собой слова и идущие за ними действия

Пример: адвокат говорит человеку, которого обвиняют в убийстве, что его скоро отпустят. Позже он представляет доказательства своих слов: съемку с видео – камеры ближайшего банка, из которого было видно подсудимого в тот момент, когда предположительно происходило убийство.

Итак, адвокат сначала сказал, потом сделал и в итоге дал своему клиенту 100 – процентный результат. Он сделал все по закону и оставил довольным своего клиента. Стоит также упомянуть, что 105 статья УК РФ является самой тяжелой и преступника не могут выпустить по ней, даже под залог.

В случае, когда адвокат сначала сказал, а потом стал отнекиваться, что ошибся, его действия подпадают под статью «введение человека в заблуждение». При этом сам юрист может быть привлечён к административной ответственности и даже снят с должности.

Важно помнить, что гарантировать положительный результат, даже по мелкому хулиганству надо, когда уже собрана полная доказательная база невиновности преступника. Если ее нет, то следует внимательно подумать, где можно найти улики и представить их суду. Но никак не гарантировать свободу подсудимому.

Адвокат взял деньги без квитанции

Человек, всегда может дать взятку адвокату или подкупить его другими не менее важными вещами. В свою очередь юрист за такие добрые пожертвования не дает никакой квитанции, а говорит все на словах.

Итак, адвокат взял деньги без квитанции. Если это не взятка, а честная пошлина, то потребуйте ее у самого физического лица, если он откажет, обратитесь в контору или прокуратуру. Действия юриста подпадают под статью 159 «мошенничество».

Когда речь идёт о взятке, тут человек должен сам решить: либо он пишет чистосердечное признание в вышестоящие инстанции, где описывает все мельчайших подробностях и раскаивается, либо остается ни с чем.

Первый вариант возможен, когда есть доказательства причастности адвоката. Второй вариант не подходит тем, кто отдал последние деньги и ему уже нечего заплатить другому более добросовестному адвокату.

В соответствии с уголовным кодексом и адвокатской этикой следует, что «юрист не имеет права брать денежные средства без наложенной квитанции». Он обязан предоставить ее клиенту и пообещать сделать все возможнее, что в его силах, дабы оправдать невиновного человека.

Нарушение прав адвокатом в отношении подзащитного (доверителя)

Адвокат может нарушить права подзащитного следующим образом:

  • Оскорбить его;
  • ударить;
  • изнасиловать;
  • подвергнуть пыткам;
  • шантажировать;
  • намеренно заваливать дело.

Практически во всех случаях, наступает уголовная ответственность, по которой адвокат несёт большие убытки. К примеру, за шантаж и избиение своего подзащитного, юрист может получить от 3 до 7 лет колонии общего режима.

Самое строгое наказание идёт за изнасилование или убийство доверителя (от 5 до 11 лет).

Поскольку, адвокат не является простым фигурантом дела, а имеет высокий пост, его могут сослать в дальнюю командировку или в поселение. Такое обычно бывает за намеренное заваливание дела.

Адвокат должен вести себя в отношении подзащитного вежливо и сдержанно. Он должен стать с ним единым целым, что позволит узнать всю информацию о его причастности к тому или иному преступлению.

Нарушение прав доверителя происходит после того, как адвокат переступает черту его отношений с подсудимым:

  • Начинает говорить в адрес человека и его семье непристойные слова;
  • нелестно отзывается о нём;
  • бьет, толкает, унижает подсудимого.

У адвоката могут быть разные причины, например, ссора с семьей или проблемы на работе (может быть по делу его доверителя).

Но он должен всегда помнить о существовании прав человека и адвокатской этики, которые не позволяют юристу жестокое отношение к своему подзащитному. Если адвокат нарушает права своего подопечного, никто не гарантирует полноценную защиту от насилия его самого.

Куда можно обратиться или написать жалобу

Итак, причины жалобы должны соответствовать действующему уголовному и гражданскому кодексам РФ:

  1. рукоприкладство;
  2. непристойное отношение;
  3. домогательства;
  4. избиение;
  5. кража;
  6. подделка документов.

Первый и самый главный человек, к которому подсудимый может обратиться с жалобой – следователь. Он ведёт его дело и должно быть, детально изучил фигуру адвоката со всех сторон. В большинстве случаев, именно поддержка следователя в этих вопросах является решающей, в отличие от третьих лиц.

Подавать жалобу следует по следующему плану:

  1. ФИО;
  2. введение;
  3. причина;
  4. рассказ;
  5. просьба;
  6. заключение.

Если рядом есть компьютер, можно отослать следователю по почте либо распечатать и принести в управление. Если человек сидит в СИЗО или КПЗ, он может изложить суть своей проблеме на листе и передать его через конвойного или лично следователю.

Следователь имеет больше полномочий, чем адвокат: он может снять второго с процесса или вынести ему официальное предупреждение.

Если юрист ослушается и этого, и продолжит нести беззаконность, он будет привлечён к уголовной ответственности и отстранен от дела.

Виды адвокатов

Юридические представители делятся на два типа: государственные и частные.

Если у подсудимого нет личного адвоката, на его защиту стает государственный правозащитник. В обратном случае, человек может затребовать у конвойного телефонный звонок и вызвать частного адвоката.

Если обратиться к статистике, можно сделать следующие вывод: государственные адвокаты предоставляются людям бесплатно и несут функцию официальным защитников прав человека.

  • Частные адвокаты нанимаются за деньги или из собственного желания. Они имеют такие же полномочия, что и первые, но наделены большим интересом к своему доверителю. Это могут быть как деньги, так и духовные ценности.

Итак, развал дел с участием ГОС адвокатов 70%, от частных 10%. Из десяти опрошенных, юридическую поддержку в случае первых защитников получили 3 человека, во вторых 7 человек.

цель адвоката – вытащить своего подзащитного с СИЗО или КПЗ и снять с него все обвинения. Но ключевой аспект, который движет юристом во время защиты – интерес. Во многих случаях, это выгода.

  • У государственных правозащитников нет интереса защищать 10 людей из 10, они могут приложить часть своих сил только на 3 человека. У частных же ситуация обстоит во много раз лучше: интерес существует к 9 людям из10.

Главное отличие государственных адвокатов от частных заключается в том, что первые могут озвучить причину развала дела в виде «присутствия вины подсудимого». Частные же так сделать не смогут, они приложат максимум усилий для того, чтобы их подсудимые вышли на свободу целыми и невредимыми, в плане здоровья и духовного состояния.

Разумеется, существует процент развала дела у обеих сторон, но частные правозащитник, хотя бы попытаются скостить срок своему подопечному или свести его в условное наказание. Государственные юристы такого делать не станут.

Заключение

Итак, подведёт итого вышесказанного:

  1. Адвокат – ключевая фигура в уголовном и судебном процессах. Без его участия в деле, подсудимый не сможет себя полноценно защищать и с вероятностью 90% провалит дело;
  2. Адвокат должен нести правосудие, а не нарушать его. Если за ним будет замечен такой факт, юриста привлекут к уголовной или административной ответственности;
  3. Адвокат не имеет права унижать, оскорблять и бить своего подзащитного. Само слово «подзащитный гласит о том, что юридическое лицо должно защищать человека, а не калечить его морально и физически;
  4. Адвокат не должен брать деньги без квитанции, где имена, даты и цифры чётко видны. В противном случае, ему грозит дело о мошенничестве;
  5. Подать жалобу на адвоката можно, обратившись к следователю или судье. Если дело касается большого беспредела, можно пойти в ГСУ или прокуратуру;
  6. Адвокат – это юридическое лицо, наделенное полномочиями и властью в рамках определенного дела. Если он нарушит права клиента, это будет гласить о его безалаберности и некомпетентности в рабочих вопросах. Это же касается и самого клиента.

Важно! По всем вопросам об адвокатской практике и действиям, если не знаете, что делать и куда обращаться:

Звоните 8-800-777-32-63.

Или можете задать вопрос в любом сплывающем окне, для того, что бы юрист по вашему вопросу смог Вам максимально быстро ответить и проконсультировать.

Юристы, и адвокаты, кто зарегистрирован на Российском Юридическом Портале, постараются Вам помочь с практической точки зрения в сложившемся вопросе и проконсультируют Вас по всем интересующим вопросам.

адвокат нарушает закон права подзащитного доверителя ответственность последствия ордер квитанции гарантирует

Источник: https://jur24pro.ru/populyarnye-temy/advokaty-uslugi-i-konsultatsii/advokat-narushaet-zakon-i-prava-podzashchitnogo-doveritelya-otvetstvennost-i-posledstviya/

Границы права на доступ к адвокату

Незаконные меры противодействия допуску адвоката к подзащитному

Какие противозаконные приемы может использовать обвинение для ограничения права доступа к адвокату. Как адвокату реагировать на различные приемы представителей обвинения по недопуску к подзащитному. В чем состоит антагонизм между законодательно обеспеченным правом на доступ к адвокату и реализацией этого права на практике.

Роман Григорьевич Мельниченко,
доцент кафедры теории и истории права и государства Волгоградской академии государственной службы, к. ю. н.

Право на доступ к адвокату является краеугольным камнем уголовного процесса со времен первых буржуазных революций. Поэтому может показаться, что здесь все досконально изучено и понятно.

Но, к сожалению, правоприменительная практика порой демонстрирует нам факты, свидетельствующие о том, что не все так просто в этом институте.

События 12 июня 2012 года, транслирующиеся в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы», наглядно продемонстрировали из важнейших профессиональных проблем адвокатуры – право на свободный доступ к адвокату.

Фабула дела такова: адвокатесса Михайлова была вызвана к своему доверителю Навальному, у которого дома проводился обыск. У подъезда дома доверителя адвокатессу остановили два вооруженных человека, одетые в полицейскую форму.

На предъявление удостоверения и ордера адвоката, они ответили, что нужно вызвать «старшего» и отказались пропустить адвокатессу к своему доверителю.

В результате, адвокатесса не могла в течение полутора часов встретиться со своим подзащитным.

Пример иллюстрирует более общую проблему, чем проблема присутствия адвоката со своим доверителем во время обыска. Это проблема функционирования общего института допуска адвоката к своему доверителю на стадии предварительного расследования.

Развитие института допуска адвоката к доверителю

Право на доступ к адвокату является ценностью буржуазного общества и впервые в истории уголовного процесса было закреплено поправкой № VI к Конституции США (Билль о правах 1791 года), согласно которой обвиняемый имеет право на помощь адвоката для своей защиты. Впоследствии эта ценность получила мировое признание и была закреплена в международных документах (п. 3d ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года).

Адвокатов в России стали допускать к своему доверителю на стадии предварительного следствия относительно недавно. В период расцвета отечественной адвокатуры, адвокатуры присяжной, вопрос об оказании юридической помощи лицу на стадии расследования был решен отрицательно. Устав уголовного судопроизводства не предусматривал участие защитника в досудебном производстве.

Хотя на государственном уровне неоднократно предпринимались попытки добиться допуска защитника к участию в уголовном деле еще на стадии расследования, с правом присутствия на всех без исключения следственных действиях, обращая внимание судебного следователя на все обстоятельства дела, «могущие служить к оправданию обвиняемого».

Данное предложение в 1864 году было отклонено Государственным советом ввиду того, что «при предварительном следствии нет особого обвинителя, весьма трудно поставить защитника в надлежащие границы»1. В дальнейшем предпринимались попытки обеспечить юридической помощью лицо, находящееся на стадии следствия, но они были безуспешны.

Так, в 1908 году в Государственной Думе потерпел поражение проект закона о допуске защитника на предварительное следствие2.

Мало что изменилось в этом вопросе и в начальный период создания советской адвокатуры. Согласно Уголовно-процессуальным кодексам РСФСР 1922 и 1923 годов к участию в производстве расследования защитник не допускался.

Впрочем, этот вопрос неоднократно становился предметом дискуссий, в ходе которых, если и признавалась целесообразность участия защитника в расследовании, то в минимальном объеме.

Отдельные авторы возражали против допуска защитника с момента предъявления обвинения: «такое раннее допущение к участию в следственных действиях будет мешать следователю производить допросы свидетелей, очные ставки.

При наличии же в деле нескольких обвиняемых и, значит, нескольких защитников нормальное ведение следствия станет просто невозможным»3. Наконец, в 1960 году адвокат был допущен к участию в деле с момента предъявления обвинения (ст. 47 УПК РСФСР).

Следующим этапом развития института допуска к адвокату стало принятие Конституции РФ 1993 года. В этом нормативном акте в ч. 2 ст.

48 был существенно расширен перечень случаев обязательного доступа лица к адвокату на стадии предварительного следствия.

Помимо уже закрепленного в уголовно-процессуальном законодательстве момента – предъявление обвинения, было добавлено: задержанному – с момента задержания, заключенному под стражу, соответственно, – с момента заключения.

Незаконные меры противодействия допуску адвоката к подзащитному

Как следует из теории права, право субъективное – есть мера возможного поведения. Определить меру, значит определить то, на какую часть блага субъект имеет право, а какая часть блага находится за границами его возможного притязания. Определим то благо, которое находится в границах дозволенного.

Право на доступ к адвокату – это право лица на возможность присутствия рядом с ним выбранного им адвоката и получения от последнего помощи. Адвокат является «средством защиты» лица, соответственно, органы следствия являются «средством нападения». И здесь начинает работать принцип борьбы «брони и снаряда».

Рассмотрим те приемы, которые применяли органы следствия в отношении института доступа к адвокату.

Можно констатировать следующий факт: в России на сегодняшний день нет правил, ограничивающих доступ адвоката к своему клиенту. Однако сразу же после либерализации уголовно-процессуального законодательства в отношении института допуска к адвокату органами следствия стали приниматься «контрмеры», позволяющие не допустить адвоката к своему подзащитному.

Помещение подзащитного в карцер. Осужденный Шенгелай за злостные нарушения установленного порядка отбывания наказания подвергался дисциплинарным взысканиям в виде перевода в помещение камерного типа и водворения в штрафной изолятор. При этом администрация учреждения со ссылкой на положения ст.

118 Уголовно-исполнительного кодекса РФ отказывала в предоставлении свиданий с клиентом адвокату, приглашавшемуся по просьбе Шенгелая для оказания помощи в подготовке жалоб на приговор, другие судебные решения и на решения администрации исправительного учреждения о наложении дисциплинарных взысканий.

Администрация действовала согласно положениям УИК РФ, которыми устанавливаются ограничения права осужденных, водворенных в штрафной изолятор или переведенных в помещение камерного типа, на свидания, во взаимосвязи с положениями ст.

89 данного Кодекса, регламентирующими предоставление осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы, свиданий с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи.

Постановлением Конституционного суда РФ от 26.12.

2003 № 20-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений частей первой и второй статьи 118 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой Шенгелая Зазы Ревазовича» ограничения Шангелая в доступе к адвокату было признаны неконституционными.

В данном постановлении КС РФ отметил, что «правовой режим свиданий с адвокатами,.. не требует урегулирования…Таким образом, положения ч. 1 и п. «г» ч. 2 ст.

118 УИК РФ – по их конституционно-правовому смыслу в системе норм – не могут расцениваться как допускающие возможность ограничения права осужденного, переведенного в период отбывания наказания в виде лишения свободы в штрафной изолятор или помещение камерного типа, на свидания с адвокатом или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи».

Требование разрешения следователя для прохода адвоката в СИЗО. Адвокат Голомидова допускался в следственный изолятор на свидания со своим подзащитным лишь после получения у следователя специального разрешения на каждое свидание. Однако получение таких разрешений осложнялось тем, что следователь значительную часть времени находился по служебным делам в другом городе.

Согласно Правилам внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Минюста России свидания подозреваемым и обвиняемым с адвокатом, участвующим в деле в качестве защитника, предоставляются по предъявлении последним документа о допуске к участию в уголовном деле, выданного лицом или органом, в производстве которых находится уголовное дело, на основании ордера юридической консультации.

Постановлением КС РФ от 25.01.

2001 № 14-П «По делу о проверке конституционности положений, содержащихся в статьях 47 и 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и пункта 15части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в связи с жалобами граждан А.П. Голомидова, В.Г. Кислицина и И.В. Москвичева» ограничение Голомидова в доступе к адвокату было признано неконституционным.

В постановлении было отмечено, что положение п. 15 ч. 2 ст. 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» не соответствует Конституции РФ, как допускающее регулирование конституционного права на помощь адвоката (защитника) ведомственными нормативными актами.

Конституционный суд счел, что это положение – по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, – служит основанием неправомерных ограничений данного права, ставя реализацию возможности свиданий обвиняемого (подозреваемого) с адвокатом (защитником) в зависимость от наличия специального разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело.

Наделение обвиняемого статусом свидетеля.

 Следственными органами по месту жительства гражданина Маслова был произведен обыск, после чего он был принудительно доставлен в региональное управление по борьбе с организованной преступностью, где удерживался более 16 часов. За это время в отношении него были проведены и другие следственные действия – опознание, допрос в качестве свидетеля, очная ставка.

В ответ на ходатайство Маслова об обеспечении помощью адвоката следователь разъяснил ему, что такая помощь предоставляется только обвиняемому – с момента предъявления обвинения и подозреваемому – с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, а поскольку Маслов в данный момент по своему процессуальному положению является свидетелем, его просьба не может быть удовлетворена.

По данному случау Конституционный суд РФ также признал неконституционным ограничение Маслова в доступе к адвокату. Позиция КС РФ отражена в постановлении от 27.06.2000 № 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. И. Маслова».

Объявление адвоката свидетелем по делу. Паршуткин, привлеченный к уголовной ответственности, обратился к адвокату Е.Ю. Львовой с просьбой о защите своих интересов. Ранее адвокат Львова консультировала Паршуткина в связи с его участием в качестве представителя стороны, при рассмотрении гражданского дела об усыновлении ребенка.

Следователь не допустил адвоката Л. к участию в деле в качестве защитника Паршуткина. При этом он сослался на необходимость допроса адвоката Львовой в качестве свидетеля по являющимся предметом расследования по этому уголовному делу обстоятельствам оказания адвокатом юридической помощи Паршуткину в ходе их совместной работы.

Конституционный суд РФ признал неконституционным в данном случае ограничение в доступе к адвокату. В определении КС РФ от 06.06.2000 № 128-О «По жалобе гражданина В.В.

Паршуткина на нарушение его конституционных прав пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР» Суд отметил, что «юридическая помощь адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве не ограничивается процессуальными и временными рамками его участия в деле при производстве расследования и судебного разбирательства, она включает и возможные предварительные юридические консультации».

Кроме того, «освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать об обстоятельствах и сведениях, которые ему стали известны или были доверены в связи с его профессиональной деятельностью, служит обеспечению права каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени… и является гарантией того, что информация о частной жизни, конфиденциально доверенная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет, вопреки воле этого лица, использована в иных целях, в том числе как свидетельство против него самого…».

В итоге высшая судебная инстанция решила, что обжалованные нормы не нарушают конституционные права и свободы гражданина В.В.

Паршуткина и не могут препятствовать допуску к участию в уголовном деле избранного им защитника, так как исключают возможность допроса последнего в качестве свидетеля об обстоятельствах и фактах, ставших ему известными в рамках профессиональной деятельности по оказанию юридической помощи, независимо от времени и обстоятельств получения им таких сведений.

Отсутствие у адвоката допуска к государственной тайне. Военный суд, рассматривавший уголовное дело по обвинению Гурджиянца, отказался допустить к участию в деле в качестве защитника обвиняемого, адвоката Ш.

Основанием для такого отказа послужило отсутствие у последнего специального допуска по установленной форме к государственной тайне, предусмотренного Законом РФ от 27.07.1993 № 5485-1 «О государственной тайне».

Источник: https://www.ugpr.ru/article/15-granitsy-prava-na-dostup-k-advokatu

Защита при задержании

Незаконные меры противодействия допуску адвоката к подзащитному

защита при задержании

Зачастую уголовное дело для подследственного начинается с его задержания. если следовать букве закона, то целью задержания является выяснение причастности лица к совершению преступления задержанный и в случае если есть обоснованные подозрения в его причастности то задержание используется для решения вопроса о применении к подозреваемому меры пресечения в виде содержания под стражей.

 Для этого осуществляется кратковременное лишение свободы передвижения лица, подозреваемого в причастности к преступлению, по факту которого возбуждено или может быть возбуждено уголовное дело после проверки информации о совершенном, совершаемом или подготавливаемом преступлении.

 Задержание подозреваемого в соответствии с нормами УПК РФ

В соответствии с ч. 1 ст. 91 УПК РФ задержание подозреваемого вправе осуществить только орган дознания, дознаватель, следователь. При этом УПК РФ не содержит требования об обязательном вынесении постановления о задержании.

Последнее объясняется тем, что такое постановление может быть вынесено только в форме процессуального решения, принимаемого по возбужденному уголовному делу.

А задержание может быть произведено и до возбуждения дела. Например, когда лицо застигнуто сотрудниками полиции при совершении преступления (п. 1 ч. 1 ст.

91 УПК РФ) или при других обстоятельствах, указанных в законе (п.п. 2, 3 ч. 1 и ч. 2 ст. 91).

 В этом случае мы имеем фактическое задержание. Задержанный доставляется дежурную часть отдела полиции. После чего решается вопрос о возбуждении уголовного дела и возможности оформления процессуального задержания по возбужденному делу.

На практике, с задержанным вначале беседую оперативные сотрудники полиции, зачастую оказывая на него психологическое давление и другие незаконные меры воздействия. После беседы с задержанным оперативники приглашают следователя, а тот приглашает адвоката.

 Фиксирование времени фактического задержания.

В ст. 46 УПК РФ закреплено, что подозреваемым является лицо, которое задержано в соответствии со ст. 91 (п. 2 ч. 1) и ст.

92 УПК, и в течение 24 часов с момента фактического задержания подозреваемый должен быть допрошен (ч. 2 ст. 46). Допрос подозреваемого является следственным действием (ч. 4 ст. 92 УПК).

Соответственно, до начала допроса задержанного (подозреваемого) должно быть возбуждено уголовное дело.

Исполнение эти требования закона   на практике  довольно затруднительно, поскольку обязанность фиксации времени фактического задержания ни на кого не возложена. Это время может быть установлено только со слов оперативных сотрудников или на основании рапорта сотрудника полиции о проведении задержания и его основаниях. Какие-либо требования такого рапорта в УПК РФ отсутствуют.

По многим уголовным делам, в частности, о незаконном обороте наркотиков, оружия, о вымогательстве, о взятках и т. п.

, органы дознания проводят ОРМ, в ходе которых осуществляется задержание до возбуждения уголовного дела.

В этом случае время задержания должно быть отражено в протоколах, которые составляются оперативными сотрудниками. Но эти материалы ОРД не могут подменять протокол задержания, оформляемый по нормам.

В силу прямого указания закона протокол задержания должен быть составлен не позднее 3 часов после доставления задержанного в орган дознания или к следователю (ч. 1 ст. 92 УПК РФ). Но протокол задержания может быть оформлен только по возбужденному уголовному делу.

Значит, если задержан предполагаемый преступник, для принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела УПК РФ предоставляет только 3 часа с момента доставления задержанного в правоохранительный орган. В противном случае задержанный должен быть отпущен, так как продление этого срока без составления протокола его задержания в УПК РФ не предусмотрено.

УПК РФ. На практике задержанные оперативными сотрудниками граждане могут просиживать в кабинетах этих сотрудников, нередко в затянутых наручниках, с утра до позднего вечера. При этом, уголовное дело оперативные сотрудники не возбуждают, а оставляют эту обязанность следователю, после его вызова.

Тем самым УПК РФ  разграничивает  фактическое и процессуальное задержание. Разграничение проводится по времени начала оформления протокола задержания.

Если фактическое задержание начинается с момента непосредственного захвата лица и лишения его возможности передвигаться по своему усмотрению, то завершается оно действиями по оформлению протокола.

После этого начинается процессуальное, то есть процессуально оформленное задержание, которое не может длиться более 48 часов. Только суд, в соответствии с ч. 2 ст. 94 УПК РФ, вправе продлить задержание на срок не более 72 часов (п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ).

Приведем пример. Посоле проведения ОРМ  оперативные сотрудники задерживают лица на которое пало подозрение в совершении преступления. Его принудительно доставляют в помещение отдела полиции. После получения объяснений гражданина  отпускают без составления протокола задержания.

Тем не менее, по материалам ОРМ проводится проверка , а по ее результатам  позже возбуждается  уголовное дело. Гражданина вновь вызывают в отел полиции и  здесь следователь допрашивает его в качестве подозреваемого. Впоследствии этому лицу предъявляется обвинение в совершении преступления.

Из примера видно, что период времени, в течение которого  фактически задержанный может находится в отделе полиции выпадает.

, В УПК РФ  этот период «размыт» и эта неопределенность приводит к злоупотреблениям со стороны должностных лиц правоохранительных органов, а именно чрезмерности времени фактического задержания без оформления протокола.

Юристами высказывается также точка зрения, что  фактическое задержание оканчивается не с началом составления протокола задержания, а в момент доставления задержанного в орган дознания, к дознавателю или к следователю соответственно.

Это имеет значение, так как на практике нередки случаи, когда не только с момента фактического задержания лица, но и с момента его доставления в правоохранительный орган до начала составления протокола задержания проходит более 3 часов.

В подобном случае задержанному надлежит указать в протоколе задержания время его фактического задержания, если этого не сделает дознаватель или следователь. Это необходимо для исчисления срока содержания под стражей, если данная мера пресечения будет избрана впоследствии в отношении задержанного (п. 1 ч. 10 ст. 109 УПК РФ).

 Участие защитника при задержании

Другим наиболее распространенным нарушением законности, допускаемым  при осуществлении задержания, является воспрепятствование участию защитника при задержании, доставлении задержанного в правоохранительный орган, оформлении протокола, допросе задержанного и проведении с ним других процессуальных и следственных действий.

Задержанный  в соответствии со ст.ст.

91 и 92 УПК РФ, является подозреваемым вне зависимости от составления или несоставления протокола задержания и вне зависимости от возбуждения или не возбуждения уголовного дела на момент фактического задержания (п. 2 ч.

1 ст. 46 УПК РФ). Иными словами, соблюдение формальной процедуры не влияет на признание фактического правового положения задержанного лица как подозреваемого в совершении преступления.

В постановлении от 27.06.

2000 № 11-П Конституционный Суд РФ указал, что «право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если уполномоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, — удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность».

Отсюда, фактически задержанное лицо вправе и должно требовать участия адвоката с момента своего фактического задержания.

И в каждом протоколе, предъявляемом для подписания, будь то протокол допроса, задержания или иных процессуальных или следственных действий, задержанному лицу надлежит фиксировать, что оно нуждается в помощи своего адвоката, без которого лишено возможности участвовать в каких-либо процессуальных или следственных действиях.

При этом следует указать сведения о своем адвокате, его контактный телефон. Необходимо требовать предоставления возможности позвонить своему адвокату, каждый раз поясняя, что отказ в вызове адвоката будет зафиксирован в первом же протоколе, который будет предъявлен задержанному для подписания.

Позиция задержанного должна быть решительной. Никакие уговоры со стороны оперативных сотрудников, дознавателя или следователя подписать протоколы в отсутствие своего адвоката не должны восприниматься задержанным как руководство к действиям.

Более того, как только появится свой адвокат, необходимо процессуально закрепить факты попыток воздействия на задержанного, что расценивается как незаконные методы дознания и следствия со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями.

При наличии признаков нарушения закона со стороны осуществивших задержание должностных лиц, не допускающих адвоката к задержанному, препятствующих реализации иных прав задержанного, целесообразно обжаловать эти незаконные действия в порядке, установленном нормами гл. 16 УПК РФ.

Неосведомленность задержанного о своих процессуальных правах, обязанностях и отсутствие своего защитника позволяют органу расследования сформировать доказательственную базу, которую очень трудно оспорить и на которую будут ссылаться не только органы расследования, но также и суды, даже в том случае, если от этих своих первоначальных показаний обвиняемый будет отказываться или пытаться их изменить.

Практика показывает, что протоколы, составленные в первые дни, крайне редко признаются недопустимыми и исключаются из числа доказательств по уголовному делу.

Это объясняется тем, что в этих протоколах не зафиксированы процессуальные нарушения, влекущие признание документов недопустимыми в качестве доказательств обвинения.

Последнее, в свою очередь, объясняется отсутствием у задержанного юридических знаний и его доступа к адвокату, без которого практически невозможно закрепить интересы защиты в протоколах допросов, опознания и очных ставок.

Источник: http://pershickow.ru/zashhita-pri-zaderzhanii.

Проф-юрист
Добавить комментарий