Нарушения прав обвиняемого (подозреваемого) органами предварительного расследования

Обеспечение прав и законных интересов участвующих в расследовании лиц

Нарушения прав обвиняемого (подозреваемого) органами предварительного расследования

Обеспечение прав и законных интересов участвующих в деле лиц достигается путем

    1. правильного определения следователем правового статуса этих лиц (обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего и т.д.),
    2. обязанностью разъяснять им их права (согласно процессуальному статусу) и обеспечить возможность осуществления этих прав (ст. 58,136,137, 138, 52,149 и др. УПК).

Кроме того, ряд мер, обеспечивающих права и законные интересы участвующих в расследовании лиц, указан в общих условиях предварительного расследования.

К этим мерам относятся:

Важно! Следует иметь ввиду, что:

  • Каждый случай уникален и индивидуален.
  • Тщательное изучение вопроса не всегда гарантирует положительный исход дела. Он зависит от множества факторов.

Чтобы получить максимально подробную консультацию по своему вопросу, вам достаточно выбрать любой из предложенных вариантов:

  • Обратиться за консультацией через форму.
  • Воспользоваться онлайн чатом в нижнем правом углу экрана.
  • Позвонить:
    • По всей России: +7 (800) 350-73-32

По смыслу ст.

119-122 УПК любой субъект, осуществляющий производство по уголов­ному делу, обязан в установленном порядке рассматривать все поступающие к нему ходатайства и принимать по ним закон­ные и обоснованные решения.

Указанная норма распространя­ется на все стадии уголовного процесса. Однако в ст. 159 УПК еще раз подчеркивается это положение применительно к орга­нам дознания и предварительного следствия.

Так, и следователь, и дознаватель обязаны незамедлительно рассматривать каждое ходатайство, заявленное подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим и другими правомоч­ными участниками досудебного производства. В случае, когда незамедлительное рассмотрение ходатайства не представляется возможным, решение по нему должно быть принято не позднее трех суток со дня заявления.

По общему правилу, установлен­ному ст. 122 УПК, по результатам рассмотрения ходатайства дознаватель или следователь обязаны вынести решение об его полном либо частичном удовлетворении или об отказе в его удовлетворении.

Но при этом ч. 2 ст. 159 УПК содержит специ­альную норму, запрещающую отказывать в удовлетворении хо­датайств, заявленных заинтересованными участниками уголов­ного судопроизводства, о допросе свидетелей, о проведении других следственных действий и назначении судебных экспер­тиз, направленных на установление имеющих значение для де­ла обстоятельств.

Постановление следователя или дознавателя об отказе в удовлетворении ходатайства может быть обжаловано в общем порядке, предусмотренном гл. 16 УПК.

Меры попечения о детях или иждивенцах подозреваемого (об­виняемого) и меры по обеспечению сохранности его имущества

Действие данного общего условия предварительного расследо­вания распространяется на случаи, связанные с лишением по­дозреваемого или обвиняемого права на свободу и личную не­прикосновенность. То есть оно применяется в условиях задер­жания лица по подозрению в совершении преступления, его заключения под стражу, домашнего ареста или помещения в медицинский либо психиатрический стационар.

Если у задержанного, арестованного или помещенного в стационар лица остались без присмотра и помощи несовершен­нолетние дети, другие иждивенцы, а также престарелые родите­ли, нуждающиеся в постороннем уходе, законодатель возлагает на органы предварительного расследования дополнительные обязанности.

Следователь и дознаватель обязаны принять меры по передаче указанных лиц на попечение родственников или других близких людей либо поместить их в соответствующие детские или социальные учреждения (ст. 160 УПК). Поми­мо этого органы предварительного расследования обязаны при­нимать меры по обеспечению сохранности имущества и жили­ща подозреваемых и обвиняемых.

Законодатель не предусматривает каких-либо специальных процедур, направленных на решение всех вышеуказанных за­дач.

Это означает, что меры попечения о детях или иждивенцах подозреваемого и обвиняемого, а также меры по обеспечению сохранности его имущества осуществляются в непроцессуальной форме на основании положений административного, граждан­ского, семейного и других отраслей законодательства.

В частно­сти, дети или иждивенцы могут быть переданы на попечение близких родственников или в специализированные учреждения. При этом весьма важными являются вопросы взаимодействия органов предварительного расследования с органами опеки и по­печительства.

Недвижимое имущество может быть передано на ответственное хранение родственникам, соседям или местной администрации. Вопросы, связанные с обеспечением сохранно­сти движимого имущества, решаются исходя из его размеров и ценности.

О принятых мерах следователь или дознаватель уведомляет подозреваемого или обвиняемого.

Недопустимость разглашения данных предварительного рас­следования

Данное общее условие предварительного расследо­вания выражается в запрете разглашения полученных в ходе досудебного производства сведений.

Преждевременное и не­контролируемое разглашение данных предварительного рассле­дования может причинить вред не только полному и объектив­ному исследованию обстоятельств дела, но и законным инте­ресам потерпевшего, свидетеля, а также других участников уголовного судопроизводства.

Положения ст. 161 УПК предусматривают конкретные процессуальные механизмы, обеспечивающие реализацию данного условия предварительного расследования.

Так, следователь или дознаватель должны разъяснять участникам уголовного судо­производства о недопустимости разглашения данных предвари­тельного расследования и предупреждать об уголовной ответст­венности по ст. 310 УК. Об этом у них берется соответствующая подписка.

Вместе с тем тайна предварительного расследования вовсе не означает полное исключение возможности придания гласности его отдельных материалов.

В частности, дознаватель или следователь могут разрешить огласить в допустимом объеме данные предварительного расследования при на­личии следующих условий:

    1. не будут нарушены интересы до­знания или предварительного следствия;
    2. не будут нарушаться или ограничиваться права и законные интересы участников.

Разглашение данных о частной жизни подозреваемого, обви­няемого, потерпевшего и других субъектов уголовного процесса без их согласия не допускается.

Источник: //jurkom74.ru/ucheba/obespechenie-prav-i-zakonnich-interesov-uchastvuiuschich-v-rassledovanii-lits

Последствия несвоевременного ознакомления обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы

Нарушения прав обвиняемого (подозреваемого) органами предварительного расследования

Органы предварительного расследования зачастую нарушают правило об ознакомлении обвиняемых с постановлением о проведении экспертизы до ее производства. Закон в этой ситуации стоит на стороне участников процесса со стороны защиты, однако на практике все обстоит иначе.

Согласно ч. 3 ст. 195 УПК РФ следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъясняет им права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ, о чем составляется соответствующий протокол.

При этом заметим, что в законе отсутствует четкое указанное на то, что ознакомление с постановлением должно быть проведено до производства исследования. Данный вывод следует из смысла закона. Кроме того, соответствующая рекомендация дана Пленумом ВС РФ в Постановлении от 21.12.

2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 28).

Влечет ли нарушение указанного требования признание заключения эксперта недопустимым доказательством по уголовному делу (притом что непосредственно в УПК РФ это требование четко не сформулировано)? Единого мнения по этому вопросу до сих пор не сложилось ни среди ученых, ни среди правоприменителей.

Полезные документы

Статья 198 УПК РФ закрепляет для подозреваемого и обвиняемого ряд прав при назначении экспертизы:

  • знакомиться с постановлением о назначении экспертизы; заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;
  • ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;
  • ходатайствовать о внесении в постановление дополнительных вопросов;
  • присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту;
  • знакомиться с заключением эксперта.

В случае несоблюдения указанных прав защитники подозреваемого и обвиняемого вправе требовать признания заключения эксперта недопустимым доказательством ввиду нарушения установленной законом процедуры назначения экспертизы и нарушения права обвиняемого (подозреваемого) на защиту.

Ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что данное правило сформулировано исключительно в целях защиты прав лиц, в отношении которых ведется уголовное преследование, а также в целях реализации закрепленного в Конституции РФ принципа состязательности уголовного судопроизводства, и в теории уголовно-процессуального права закрепление данного принципа вполне обоснованно. Однако в рассматриваемой ситуации опять наблюдается оторванность теории от практики: лишение обвиняемого возможности реализовать предусмотренные законом права должно влечь недопустимость заключения эксперта.

Позиция КС касательно прав заключенного и обвнияемого при назначении экспертизы

Следует отметить, что еще до принятия Пленумом ВСРФ Постановления № 28, по данному поводу однозначно высказался Конституционный Суд РФ. Так, в Определении КС РФ от 18.06.2004 № 206-О отмечается, что ознакомление с постановлением о назначении экспертизы «по смыслу приведенных норм (ст.

195, 198 УПК РФ — Прим. авт.

), рассматриваемых в системной связи, должно быть осуществлено до начала производства экспертизы — иначе названные участники процесса лишаются возможности реализовать связанные с ее назначением и вытекающие из конституционного принципа состязательности и равноправия сторон права, закрепленные статьей 198 УПК Российской Федерации. Данное требование части третьей статьи 195 УПК Российской Федерации распространяется на порядок назначения любых судебных экспертиз, носит императивный характер и обязательно для исполнения следователем, прокурором и судом на досудебной стадии судопроизводства во всех случаях…».

Подход практиков

Органы предварительного расследования зачастую нарушают правило об ознакомлении обвиняемых (подозреваемых) с постановлением до производства экспертизы, и знакомят их с указанным постановлением уже вместе с полученным заключением эксперта, теоретически лишая их возможности воспользоваться предоставленными им правами. В этой ситуации закон стоит на стороне участников процесса со стороны защиты и требует признания заключения эксперта недопустимым доказательством.

Рассмотрение ходатайств об экспертных заключениях 

На практике все обстоит несколько иначе: Суды, разрешая ходатайства об исключении заключения эксперта из числа доказательств по рассмотренным основаниям, указывают, что права обвиняемых (подозреваемых) фактически нарушены не были, поскольку при ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы даже после ее проведения они имели реальную возможность заявить ходатайства об отводе эксперта, выборе экспертного учреждения и др.

Так, следователь СО по Пресненскому району СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве в ходе расследования уголовного дела № 317629 по обвинению К. в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 131, п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ, назначил биологическую судебную экспертизу.

С постановлением о назначении данной экспертизы обвиняемый и его защитник были ознакомлены уже после проведения экспертизы — одновременно с заключением эксперта. При этом никаких ходатайств или возражений относительно заключения ими заявлено не было. Впоследствии, в ходе рассмотрении дела по существу Пресненским районным судом г.

Москвы, защитник заявил ходатайство о признании заключения эксперта недопустимым ввиду того, что при назначении экспертизы было нарушено право обвиняемого на заявление ходатайств, а также были нарушены положения ст. 198 УПК РФ в толковании, данном КС РФ.

Автор настоящей статьи, выступая в процессе в качестве гособвинителя, против удовлетворения ходатайства возражал по следующим причинам. Несмотря на то, что формально нарушение предписаний ст.

198 УПК РФ имело место, фактически следователь не нарушил прав обвиняемого и защитника, которые предусмотрены данной статьей, ведь при ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы защита никаких ходатайств и возражений не заявляла.

Суд согласился с позицией гособвинителя и в удовлетворении ходатайства защитника отказал.

Впоследствии, в беседе со следователем, было установлено, что решение о таком порядке ознакомления обвиняемого и защитника с постановлением о назначении экспертизы, он принял осознанно, в целях экономии времени. Обвиняемый К.

содержался под стражей, и поездка к нему в следственный изолятор, приглашение для данного процессуального действия адвоката, и фактически, трата половины рабочего дня показалась ему бессмысленной.

По утверждению следователя, в его многолетней практике отсутствовали случаи использования стороной защиты прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ, при производстве биологических экспертиз.

Совершенно очевидно, что в приведенном примере защита злоупотребляла предоставленными ей правами в указанной части и пыталась «затянуть» процесс. В подобных ситуациях исключение заключения эксперта из числа доказательств представляется неразумным.

Аналогичного мнения придерживаются и некоторые практики. К примеру, Н. В.

Григорьева, длительное время проработавшая судьей, отмечает, что предоставление обвиняемому постановления о назначении экспертизы, уже после ее проведения, ею признавалось несущественным нарушением закона, если обвиняемый не заявлял отводов и ходатайств о постановке дополнительных вопросов перед экспертом.

Также она не признавала существенным нарушением неуказание у протоколе времени начала и окончания допроса, если было установлено, что допрос происходил не в ночное время и при этом защита не заявляла ходатайств о исключении его результатов по этим основаниям.

Признание экспертного заключения недопустимым доказательством

Другое дело, если защита и обвиняемый не были согласны с заключением эксперта, заявляли ходатайства (об отводе эксперта, постановке дополнительных вопросов и др.), которые следователь оставил без внимания или рассмотрел формально. Здесь речь может идти уже о существенном нарушении закона и, соответственно, о признании заключения эксперта недопустимым доказательством.

Критерии наличия нарушений

Любого рода нарушения прав обвиняемого (подозреваемого) органами предварительного расследования, безусловно, недопустимы.

Однако не менее важно не допустить злоупотреблений со стороны защиты — нарушения прав потерпевшего, необоснованного затягивания расследования и рассмотрения уголовного дела и т. п.

Непременное условие реализации этих задач на этапе назначения и проведения экспертизы — наличие четких критериев оценки нарушений прав обвиняемого (подозреваемого), предусмотренных си. 198 УПК РФ.

Думается, что в качестве основных критериев могут быть выбраны следующие:

1. Степень существенности нарушения. Чтобы определить ее, необходимо прояснить следующие обстоятельства:

  • имелись ли у подозреваемого, обвиняемого и его защитника на момент их несвоевременного ознакомления с постановлением о назначении экспертизы отводы эксперту. При наличии оснований, предусмотренных ст. 70 УПК РФ, эксперт подлежал отводу, что в любом случае влечет признание составленного им заключения недопустимым доказательством;
  • имелись ли у подозреваемого, обвиняемого и стороны защиты какие-либо мотивированные и обоснованные ходатайства, в соответствии со ст. 198 УПК РФ, о производстве судебной экспертизы в другом или конкретном экспертном учреждении, о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц;
  • имелись ли у подозреваемого, обвиняемого и стороны защиты какие-либо мотивированные и обоснованные ходатайства о внесении дополнительных вопросов эксперту, об их присутствии при производстве судебной экспертизы и даче объяснения эксперту;
  • рассмотрены ли данные ходатайства следователем после их ознакомления с постановлением о назначении экспертизы, дан ли подозреваемому, обвиняемому и защитнику мотивированный ответ об отказе в удовлетворении указанных ходатайств. В случае удовлетворения заявленных ходатайств следователю надлежит вынести новое постановление о назначении экспертизы и провести повторное исследование.

2. Восстановимость нарушенных прав подозреваемого, обвиняемого после их ознакомления с постановлением о назначении экспертизы без признания заключения эксперта недопустимым доказательством.

Например, наличие заявленного ходатайства об отводе эксперту (экспертному учреждению), само по себе не означает, что экспертиза проводилась ненадлежащим лицом.

В данном случае восстановлением нарушенного стороной обвинения права, будет такое рассмотрение ходатайства по существу, которое по мнению суда окажется правильным, т. е. основанным на материалах дела и фактических обстоятельствах.

Проведение дополнительной экспертизы

Кроме того, возможны случаи, когда после ознакомления стороны защиты с постановлением о назначении экспертизы, у них имелись мотивированные ходатайства, удовлетворенные следователем, например о постановке перед экспертом дополнительных вопросов, либо о проведении исследования в конкретном экспертном учреждении. Если следователь придет к выводу, что заявленные ходатайства обоснованные, представляется возможным провести дополнительную экспертизу, включив в список вопросов, те о которых ходатайствует подозреваемый, обвиняемы, защитник, либо поручить производство исследования указанному ими эксперту. В данном случае оснований для признания первого заключения эксперта недопустимым доказательством не имеется, и оба заключения будут подвергнуты оценке судом по установленным правилам в общем порядке.

Законодательное закрепление критериев

Закрепить предложенные критерии в законе возможно посредством дополнения нормы ч. 3 ст.

195 УПК РФ следующей формулировкой: «В случае неознакомления следователем подозреваемого, обвиняемого, его защитника с постановлением о назначении экспертизы, если это повлекло существенное нарушение прав указанных лиц, которое не может быть восполнено в ходе предварительного или судебного следствия, заключение эксперта признается недопустимым доказательством по уголовному делу».
Такое законодательное решение, как представляется, позволит исключить неопределенность в вопросах признания экспертного заключения допустимым, при нарушении прав участников судопроизводства в связи с ее назначением.

Источник: //www.ugpr.ru/article/87-posledstviya-nesvoevremennogo-oznakomleniya-obvinyaemogo-s-postanovleniem-o-naznachenii

Проф-юрист