Может ли явно ошибочное решение суда по гражданскому делу иметь преюдициальное значение в уголовном процессе

Преюдициальное значение решения суда

Может ли явно ошибочное решение суда по гражданскому делу иметь преюдициальное значение в уголовном процессе

Понятие преюдиции

Какое значение имеет преюдиция для судебного процесса

Преюдиция в гражданском и арбитражном процессе

Преюдиция в уголовном и административном процессе

Административная преюдиция

Каковы критерии отнесения судебного акта к преюдиции

Какие акты не образуют преюдицию

Пределы преюдициальности

Соотношение преюдиции и смежных правовых институтов

Понятие преюдиции 

Преюдиция относится к числу ключевых процессуальных понятий, широко используемых в правоприменительной и судебной практике. При этом законодательного определения данного термина не содержится ни в одном нормативном акте.

Более того, из всех действующих на сегодняшний день процессуальных кодексов понятием «преюдиция» оперирует только Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ст. 90, далее — УПК РФ).

Нормы сходного содержания также включены в ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ), ст. 61 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ), ст.

 64 Кодекса административного судопроизводства (далее — КАС РФ).

Анализируя смысл названных статей, можно сформулировать следующее определение: преюдиция — это какие-либо факты или обстоятельства, установленные ранее вступившим в законную силу судебным актом, которые не требуют доказывания и должны приниматься всеми судебными и иными органами как данность.

Например, в гражданском процессе по иску о возмещении вреда, причиненного здоровью потерпевшего в результате совершенного против него преступления, ранее вынесенный и вступивший в силу приговор в отношении лица, причинившего вред своими противоправными действиями, будет иметь преюдициальное значение. Другими словами, в ходе судебного разбирательства не требуется вновь доказывать сам факт совершения преступления и виновность совершившего его лица.

Не только преюдициальные факты не нуждаются в доказывании, есть и другие — об этом можно прочитать в статье Факты, не подлежащие доказыванию в гражданском процессе.

Значение преюдиции для судебного процесса 

Как видно из определения, преюдиция тесно связана с процедурой доказывания в судебном процессе (см.

статьи Предмет доказывания и Относимость и допустимость доказательств (нюансы), а также является одним из оснований освобождения участников дела от доказывания наряду с общеизвестными фактами и фактами, подтвержденными нотариально (пп. 1 и 4 ст. 69 АПК РФ, пп. 1 и 4 ст. 61 ГПК РФ). С другой стороны, преюдиция являет собой одно из свойств судебного решения.

Значение института преюдиции в судебном процессе заключается в следующем:

  • наличие преюдиционных правил существенно облегчает судопроизводство — экономит время и силы всех участников дела;
  • преюдиция также призвана предотвратить конфликт судебных актов, исключить наличие противоречащих друг другу решений;
  • преюдиция способствует последовательности рассмотрения дела и служит гарантией уверенности в непоколебимости принятого решения. 

Для более глубокого понимания значения преюдиции в судебном процессе полезно изучить постановление Конституционного суда РФ от 21.12.2011 № 30-П.

Преюдиция в гражданском и арбитражном процессе 

В гражданском и арбитражном процессе в понятие преюдиции вкладывается тождественный смысл — нормы звучат примерно одинаково (ст. 61 ГПК РФ и ст. 69 АПК РФ).

Главный принцип доказывания в этих двух видах судопроизводства в том, что обстоятельства, на которые ссылается истец, должны быть им же и доказаны. При этом к числу обстоятельств, освобожденных от необходимости доказывать их, относятся как решения арбитражных судов, так и акты судов общей юрисдикции (решения по гражданским делам и приговоры по уголовным).

Причем если решения по гражданским делам обязательны в части любых установленных ранее обстоятельств, то из приговоров по уголовным делам принимается как данность только сам факт совершения действий конкретным лицом (п. 3 ст. 90 УПК РФ).

Преюдиция в уголовном и административном процессе 

В уголовном процессе процедура доказывания продиктована действием принципа презумпции невиновности и, как следствие, обязанностью обвинения доказывать вину лица в совершении преступного деяния.

В связи с этим, устанавливая преюдициальное значение приговора суда по уголовному делу либо решения по гражданскому/арбитражному делу, законодатель делает оговорку: ранее вынесенный и вступивший в законную силу судебный акт при всем своем преюдициальном значении не может означать автоматическую виновность какого-либо иного лица, не участвовавшего ранее в рассмотрении дела.

В КАС РФ законодатель впервые вводит нормы об освобождении от доказывания фактов и обстоятельств, установленных ранее решениями судов (ст. 64 КАС РФ).

Однако в аналогичных статьях других процессуальных кодексов акты по административным делам отсутствуют в перечне имеющих преюдициальное значение решений.

Представляется необходимым внесение соответствующих изменений в вышеуказанные статьи АПК, ГПК и УПК РФ.

Таким образом, несмотря на особенности доказывания в каждом виде судопроизводства, институт преюдиции везде имеет схожий смысл. Он применяется в тесном межотраслевом взаимодействии: судебные акты, принятые и вступившие в законную силу в любом процессе, имеют преюдициальное значение для любого суда в любом процессе (учитывая оговорку об актах по уголовным делам).

Административная преюдиция 

На стыке отраслей уголовного и административного права также существует такое правовое явление, как административная преюдиция, которая представляет собой переход ряда последовательно совершенных административных правонарушений в преступление. УК РФ содержит 36 таких составов преступлений.

Например, ст. 158.1 предусматривает уголовную ответственность за повторное совершение мелкого хищения, за которое лицу судебным решением было назначено административное наказание (ч. 2 ст. 7.

27 Кодекса об административных правонарушениях РФ от 30.12.2001 № 195-ФЗ).

Такое решение суда имеет преюдициальное значение при рассмотрении дела о повторном совершении этого деяния уже в уголовном процессе, в части установления факта совершения правонарушения конкретным лицом.

Каковы критерии отнесения судебного акта к преюдиции 

Не каждый судебный акт и не в каждой ситуации обладает свойством преюдициальности. Можно выделить несколько критериев для преюдиции судебного решения:

  1. Решение должно быть вступившим в законную силу.

Источник: //rusjurist.ru/sudebnaya_praktika/preyudicialnoe_znachenie_resheniya_suda/

Возможность применения судебных решений по гражданским делам в уголовном процессе

Может ли явно ошибочное решение суда по гражданскому делу иметь преюдициальное значение в уголовном процессе

Может ли явно ошибочное решение суда по гражданскому делу иметь преюдициальное значение в уголовном процессе. Особенности процедур уголовно-процессуального доказывания не учтены при регламентации правил преюдиции

Баринов Абдулвахид Будунович, адвокат Московской городской специализированной коллегии адвокатов № 1

За девять лет, прошедших с момента введения в действие УПК РФ, положения этого закона многократно подвергались критике и беспрестанно корректировались.

Надо признать, далеко не все попытки совершенствования уголовно-процессуальных норм оказались удачными. Одной из весьма спорных новаций стало изменение редакции статьи 90 УПК РФ «Преюдиция».

Даже поверхностный анализ поправок показывает непоследовательность действий законодателя и непроработанность конструкции нормы.

Последствия установления неопровержимой преюдиции в УПК

По своей правовой природе преюдиция (предрешение) в структуре уголовно-процессуальных доказательственных процедур выполняет особую роль, позволяя исключить из предмета доказывания по делу те фактические обстоятельства, которые ранее были установлены по другому делу (гражданскому или уголовному), что нашло отражение в соответствующих судебных постановлениях, вступивших в силу. Сразу оговорим, что преюдиция «в чистом виде» возможна лишь при идеальной нормативной модели правосудия, когда предполагается, что при всех прочих равных условиях судебные акты будут точно следовать за юридическими фактами. В реальном правоприменении все обстоит намного сложнее. Разные судьи могут принимать разные решения в отношении одних и тех же фактических обстоятельств, «принимая во внимание» одни факты и «не усматривая» другие. Причина расхождения выводов в судебных решениях не только в разном «субъективном усмотрении» того или иного судьи. Судебный процесс предполагает участие двух сторон, и исход дела во многом зависит от того, как будут представлены ими те или иные обстоятельства. Следует иметь в виду, что не все участники судопроизводства действуют разумно и добропорядочно. К тому же в гражданском судопроизводстве, например, многие обстоятельства устанавливаются на основании… соглашения сторон?! В уголовном процессе подобное допустимо разве что в рамках процедуры примирения сторон, да и то с существенными ограничениями и контролем со стороны суда. Возникают закономерные вопросы: как быть, если в ранее принятом судебном решении выводы судьи основаны на очевидно неполном или одностороннем выяснении обстоятельств дела? Может ли обладать свойством преюдициальности явно ошибочное судебное решение (например, когда не все свидетели были установлены и допрошены либо допросы свидетелей проведены выборочно и неквалифицированно, что отразилось на выводах судьи)? Чтобы уточнить, о какой ситуации идет речь, приведем следующий пример. Возбуждено уголовное дело о ДТП с тяжкими последствиями. Необходимо проведение сложных автотехнических экспертиз. Один из участников лобового столкновения погиб, другой находится в больнице, ему проведена операция и его допрос пока невозможен. Расследование уголовного дела затягивается. В это время один из подозреваемых водителей А. получает судебное решение по иску Б. к А. в связи с тем, что якобы Б. предоставил А. займ под залог автомашины, а эта автомашина (предмет залога) в результате ДТП стала непригодной для дальнейшей эксплуатации. При рассмотрении иска в суде в первый же день было установлено, что за рулем поврежденной автомашины находился не А., а Т., который был привлечен по делу в качестве третьего лица. После этого Т. признал исковые требования и свою обязанность возместить ущерб. С согласия суда А. и Б. заключили мировое соглашение, поскольку Т. выплатил Б. сумму займа с процентами. При этом в суде участвовал представитель Т. по доверенности, а сам Т. выехал за пределы РФ. Предоставив следователю судебное решение, где указано, что Т. признал вину в повреждении предмета залога (автомашины), А. заявил ходатайство о прекращении в отношении А. уголовного преследования по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, так как управление машиной в момент ДТП якобы осуществлял Т., который данный факт признал и это обстоятельство указано в решении суда по гражданскому делу.

Однако к тому времени следователь независимо допросил по уголовному делу свидетелей Д., З., Р., как очевидцев ДТП, а также приобщил к материалам дела видеосъемку, сделанную Р. с мобильного телефона, где отчетливо видно, как из разбитой машины виновника ДТП показался А., который осмотрелся по сторонам, затем через другую дверь выбрался из своей машины и скрылся. Его личность была установлена по номеру автомашины, принадлежащей другому лицу. При этом А. управлял машиной по доверенности.

Должен ли следователь руководствоваться судебным решением по гражданскому делу, предоставленным А., если по уголовному делу установлено совершенно иное, а именно, что ДТП совершил А., а не Т.?! Простейший пример показал изъяны действующего положения ст.

90 УПК РФ, совершенно безосновательно содержащего категоричное требование: да, следователь должен невзирая ни на что, руководствоваться текстом представленного А. судебного решения, вступившего в силу.

Получается, что прежде чем следователь сможет привлечь А. в качестве обвиняемого, потребуется отменить судебное решение по гражданскому делу, на что могут уйти месяцы.

Отвечает ли это интересам потерпевших, а также целям и задачам уголовного судопроизводства? Ответ очевиден: вряд ли.

В чем ошибка законодателя

Прежде всего отметим, что значимые фактические обстоятельства любого дела устанавливаются исключительно в рамках конкретного процесса. Каждое дело (будь то гражданское или уголовное) индивидуально ― как по субъектному составу участников, так и по рассматриваемому спорному правоотношению.

Как в гражданском, так и в уголовном процессе запрещено повторно рассматривать спорное правоотношение, если оно уже было рассмотрено с вынесением судебного решения. В этом случае мы говорим о полной преюдиции: возбужденное дело подлежит прекращению, поскольку его обстоятельства ранее были установлены в судебном решении, вступившем в законную силу. Также следует подчеркнуть, в ст.

90 УПК РФ говорится о преюдициальном значении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом, т. е. это лишь некоторые «пересекающиеся» фактические данные, частично присутствующие и в первом, и во втором деле.

Эти обстоятельства устанавливались применительно к уже разрешенному юридическому делу, точнее, устанавливались юридические факты, вытекающие из обстоятельств конкретного дела. По другому делу эти же обстоятельства могут быть признаны неполными и даже недостаточными, чтобы они являлись юридическими фактами для применения норм другой отрасли права.

Определяющее значение для разрешения юридического дела могут иметь не только обстоятельства — сведения о совершении тех или иных действий, но и сами действия (например, получение денег и их невозврат). Действия могут быть правомерными и неправомерными с позиции той или иной нормы права.

Если для разрешения гражданского дела по иску о возврате долга достаточно установления обстоятельств получения денежных средств, то для уголовного дела о мошенничестве необходимы обстоятельства, указывающие на обман, как способ завладения денежными средствами потерпевшего. Нет обмана — нет мошенничества.

Наконец, нельзя забывать, что цели, условия и порядок доказывания на каждом этапе производства по уголовному делу и по гражданскому делу существенно различаются. Это, в свою очередь, обусловливает необходимость разграничения предмета доказывания по гражданскому и по уголовному делу. Здесь будет уместно напомнить про правила оценки доказательств по уголовному делу.

Что такое обстоятельства, установленные по другому делу? Это всего лишь часть сведений в совокупности других данных, полученных по уголовному делу. В силу требований ст. 88 УПК РФ все собранные по уголовному делу доказательства подлежат правовой оценке в совокупности. Предположим, что некоторые обстоятельства установлены в решении по гражданскому делу.

Тогда что делать следователю, если эти обстоятельства, как в приведенном выше примере с ДТП, не просто противоречат, но, напрямую опровергаются совокупностью других доказательств, собранных непосредственно по данному уголовному делу? При этом в ч. 2 ст. 17 УПК РФ установлено, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Согласно ч. 1 ст.

17 УПК РФ следователь, судья оценивают доказательства по своему собственному внутреннему убеждению, а не в соответствии с убеждениями других должностных лиц, сформированных по другим делам, на основе другой совокупности доказательств. Эти требования в полном объеме распространяются на доказательственное значение сведений об обстоятельствах, на которые распространен режим преюдиции.

Значит, этот правовой режим нуждается в нормативной корректировке. Очевидно, что ст.

90 УПК РФ не может быть истолкована, как препятствующая следователю (суду) принимать решение по уголовному делу на основании совокупности доказательств, собранных именно по данному уголовному делу в установленном УПК РФ порядке, а не в рамках неких других, тем более, гражданских дел, материалы которых могут быть признаны недопустимыми доказательствами с позиций регламента уголовно-процессуального доказывания. Иначе возникнет проблема подмены уголовно-процессуального доказывания и уголовно-процессуальных доказательств некими материалами, полученными в иных условиях и процедурах, в том числе, не соответствующих порядку уголовного судопроизводства. Вместе с тем, в силу требований ч. 2 ст. 1 УПК РФ порядок производства по уголовным делам определяется только нормами УПК РФ, и этот порядок является обязательным для всех и по всем уголовным делам.

Ведь до сих пор существуют не решенные на практике вопросы о пределах использования в уголовно-процессуальном доказывании, например, признанных судом законными материалов оперативно-розыскной деятельности, относящихся к другому уголовному делу или выводов судебных постановлений по жалобам, рассмотренным в порядке ст. 125 УПК РФ. Можно ли и в этих случаях применять преюдицию?!

Требования к формулировке правила преюдиции

Все нормы УПК РФ, в том числе правила преюдиции, должны отвечать целям и задачам механизма отраслевого правового регулирования.

Поэтому полученные в рамках иного правового регулирования сведения об обстоятельствах (факты) должны быть проверены с позиции соответствия их требованиям специального — уголовно-процессуального — законодательства, ведь только оно определяет относимость, допустимость, достоверность и достаточность доказательств по уголовному делу.

Иными словами, режим допустимости доказательств (процессуальная возможность их использования в доказывании по данному уголовному делу) должен распространяться и на доказательственные сведения, полученные из иных процедурных источников, включая судебные решения по другим делам.

Все эти источники сведений об обстоятельствах, исследуемых по уголовному делу, относятся к иным документам (п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ), так как первично закреплены не в результате производства следственных и процессуальных действий.

Иного процедурно-правового режима для использования сведений об обстоятельствах уголовного дела, полученных вне производства по нему, в УПК РФ не предусмотрено.

Более того, в силу принципа законности уголовного судопроизводства, следователь не только вправе, но и обязан отклонить любые доказательства, полученные на основе норм других правовых отраслей, если признает, что эти правовые нормы противоречат положениям УПК РФ (ч. 2 ст. 7 УПК РФ). Действующая редакция ст.

90 УПК РФ не согласуется с данным принципом уголовного судопроизводства и противоречит ему, выводя преюдициальные факты за рамки их проверяемости уголовно-процессуальными средствами. Поэтому в силу принципа законности следователь и судья обязаны проверить, соответствуют ли требованиям УПК РФ положения иного (не уголовного и не уголовно-процессуального) законодательства, в рамках которого были получены сведения об обстоятельствах, которым может быть придан статус преюдициальных. Только после этого появляется возможность проверять и оценивать сами эти обстоятельства.

Источник: //www.ugpr.ru/article/100-vozmojnost-primeneniya-sudebnyh-resheniy-po-grajdanskim-delam-v-ugolovnom-protsesse

Преюдициальное значение в гражданском процессе: определение, описание и особенности

Может ли явно ошибочное решение суда по гражданскому делу иметь преюдициальное значение в уголовном процессе

В юридической системе используется такое понятие, как “преюдиция”. Слово имеет латинские корни. Буквально оно обозначает “относящийся к прошлому судебному решению”, “налагаемый в соответствии с предыдущим актом”.

В современном праве преюдиция – обязательность приговора, вступившего в действие, для госорганов и должностных лиц, ведущих другое уголовное судопроизводство. Соответственно, о самом постановлении говорят, что оно имеет преюдициальное значение.

Рассмотрим особенности применения преюдиции.

90 статья УПК РФ

В соответствии с этой нормой, обстоятельства, которые были установлены решением (приговором), вступившим в действие и принятым в рамках гражданского, административного, арбитражного судопроизводства, признаются без дополнительной проверки следователем, судом, дознавателем, прокурором. При этом такие постановления не могут предрешить виновность субъектов, не участвовавших в рассматриваемом деле ранее.

На практике между преюдициальным значением решений и внутренним убеждением прокурора, следователя, суда по тем же обстоятельствам, которые были установлены этими решениями, могут возникать противоречия. В таких ситуациях приоритет отдается преюдиции, если эти обстоятельства не касаются виновности субъектов, не участвовавших ранее в этом деле.

Если по фактам, установленным предыдущим приговором, у суда возникают сомнения, он может сделать другие выводы, оценив в совокупности собранные и проверенные им доказательства.

Нюансы

Преюдициальное значение решения суда может утратить свою силу случае пересмотра или по вновь выявленным обстоятельствам.

Пояснения по этому вопросу дал КС в постановлении от 2011 г. № 30-П. В акте установлено, что решение имеет преюдициальное значение в определенных рамках. Они определяются тем, что факты в их юридической сущности, установленные судом в пределах предмета разбирательства, могут иметь другое значение, выступая в качестве одного из элементов доказывания по иному делу.

Это связано с тем, что, во-первых, предметы доказывания в различных видах судебного производства не совпадают, во-вторых, компетенция суда по изучению обстоятельств ограничивается конкретным видом судопроизводства.

Оценка противоправности

В уголовном процессе в качестве результата межотраслевой преюдиции может выступать принятие судом сведений о наличии/отсутствии события или деяния, установленного в рамках гражданского процесса, но не квалификация его как неправомерного. Оценка противоправности осуществляется только в уголовном производстве.

К примеру, постановление по гражданскому делу, предусматривающее возложение того или иного вида гражданско-правовой ответственности на конкретное лицо, не обладает преюдициальным значением по уголовному делу и не может приниматься как устанавливающее виновность субъекта в уголовно-наказуемом деянии. В противном случае имело бы место нарушение конституционных положений о признании виновности исключительно по приговору и рассмотрении дела той инстанцией, к компетенции которой оно относится.

Пределы распространения законной силы решения

По смыслу положений 90 статьи УПК, факты, установленные вступившим в действие постановлением, принятым по завершении разбирательства в рамках любого вида производства, обладают преюдициальным значением для прокурора, дознавателя, суда, следователя по уголовному делу по отношению к субъекту, процессуальное положение которого было определено судебным актом по другому разбирательству.

Законная сила постановления имеет субъективные и объективные пределы распространения.

В этой связи для органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, обстоятельства, установленные постановлениями иных судебных инстанций, не могут быть обязательными, если указанными актами дело по существу не было разрешено.

Аналогичное правило действует и в отношении фактов, не являвшихся предметом рассмотрения, хоть и фигурировавших в гражданском процессе. Преюдициальным значением они не обладают в силу того, что не были установлены актом суда по результатам разбирательства.

Выводы

Положения 90 статьи УПК указывают на то, что:

  • Обстоятельствами, обладающими преюдициальным значением, следует считать факты, установленные судебным постановлением, вступившим в действие и разрешившим дело по существу в рамках гражданского процесса. Другими словами, в уголовном производстве рассматривается вопрос, касающийся обязанностей и прав субъекта, юридический статус которого уже определен вынесенным ранее постановлением.
  • Фактические обстоятельства не предопределяют сами по себе выводы о виновности гражданина. Она устанавливается на основании совокупности доказательств, в том числе не исследованных при рассмотрении гражданского спора, но подлежащих оценке в рамках уголовно-процессуальных процедур. Это, в свою очередь, может впоследствии повлечь пересмотр дела по вновь выявленным обстоятельствам.
  • Признание обстоятельств, обладающих преюдициальным значением, не может создавать препятствия для разбирательства уголовного дела на основании презумпции невиновности. Она может опровергаться исключительно с помощью процедур, закрепленных в УПК, и только в ходе уголовного судопроизводства.
  • Обстоятельства, которые не являются основанием для разрешения спора по существу в рамках гражданского процесса, при выявлении в них признаков преступлений против правосудия должны быть проверены на всех этапах уголовного производства, в том числе на стадии открытия дела и проведения расследования. При этом исследуются доказательства, ранее не изученные судом.

Налоговые споры

На практике часто возникают сложности при рассмотрении обстоятельств, обладающих преюдициальным значением, в арбитражном процессе с участием налоговых структур. В частности, долго оставался нерешенным вопрос о том, можно ли признавать ИФНС и УФНС одним участником дела. Ответов на него 2.

В соответствии с одним подходом, налоговые структуры формируют единую систему контроля выполнения положений НК, выступая при этом не от своего имени, а от лица государства. Следовательно, решение по спору, в котором участвовали ИФНС и подконтрольная организация, обладает преюдициальным значением для УФНС в другом деле с участием этого же юрлица.

Другой подход предполагает, что ИФНС и УФНС – самостоятельные организации. Они в равной степени наделяются обязанностями и правами стороны арбитражного спора. Соответственно, Инспекцию и Управление нельзя считать одним лицом в разных производствах с участием одного юрлица. Как показывает судебная практика, большинство инстанций придерживается именно этого подхода.

Вопросы приоритета

Как известно, рассмотрение жалоб на решения налоговых инспекций относится к исключительной компетенции арбитражей. При этом, в соответствии с 90 статьей УПК, преимущественное значение по налоговым спорам имеет именно постановление арбитражного суда. На это обстоятельство ссылаются, как правило, заявители.

Арбитраж обязан приостановить разбирательство, если оно связано с иным спором, находящимся на рассмотрении КС, уставного (конституционного) суда региона РФ, инстанции общей юрисдикции либо арбитража и обладающим преюдициальным значением по вопросам о фактических обстоятельствах, устанавливаемых арбитражными судьями в отношении участников производства. Соответствующее положение закрепляет 1 пункт первой части 143 статьи АПК.

Еспч и преюдиция

Необходимо отметить, что 90 статья не содержит упоминания о Европейском суде. Следовательно, вопрос о преюдициальном значении его постановлений для отечественных инстанций остается сегодня нерешенным. Однако, поскольку ЕСПЧ в отечественную судебную систему не входит, его акты не были и, вероятнее всего, не будут преюдициальными.

В 311 статье АПК указывается на то, что в качестве основания для пересмотра постановлений арбитража по вновь выявленным фактам может выступать, кроме остального, установленное Европейским судом нарушение Конвенции о защите прав при разбирательстве конкретного арбитражного дела, в связи с вынесением решения по которому субъект обратился в ЕСПЧ.

Источник: //fb.ru/article/340884/preyuditsialnoe-znachenie-v-grajdanskom-protsesse-opredelenie-opisanie-i-osobennosti

Проф-юрист