Как появляются основания для обжалования оправдательного приговора суда присяжных: ошибки в действиях подсудимых

Оправдательный приговор, которого адвокат повторно добился в суде присяжных, устоял в апелляции

Как появляются основания для обжалования оправдательного приговора суда присяжных: ошибки в действиях подсудимых

26 марта Пермский краевой суд оставил в силе оправдательный приговор, вынесенный 7 февраля Кировским районный судом г. Перми на основании единогласного вердикта присяжных об отсутствии события преступления.

По версии обвинения, 31 марта 2018 г. Елена Барабанщикова в ходе ссоры с гражданским мужем на почве личной неприязни ударила его ножом в грудь. Потерпевший скончался от кровопотери. В результате женщине было предъявлено обвинение в убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ) и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

По версии защиты, потерпевший, будучи в состоянии алкогольного опьянения (что установлено судебно-медицинской экспертизой), в плохо освещенной прихожей квартиры во время ссоры сам напоролся на нож, который Барабанщикова держала перед собой, опасаясь за свое здоровье из-за агрессивного поведения мужчины.

Первое оправдание присяжными и отмена приговора

Отметим, что это не первый оправдательный приговор в отношении Елены Барабанщиковой. В сентябре 2018 г. Кировский районный суд г. Перми на основании вердикта коллегии присяжных оправдал ее (приговор имеется в распоряжении «АГ») за отсутствием в действиях подсудимой состава преступления, отменив меру пресечения в виде заключения под стражу.

Однако первый приговор был отменен апелляционной инстанцией по представлению стороны обвинения, посчитавшей, что по делу были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства, повлиявшие на содержание ответов присяжных. Дело было направлено на новое разбирательство в ином составе суда.

Так, согласно представлению, защита доводила до сведения присяжных информацию, отрицательно характеризующую потерпевшего (в частности, о его конфликтности и злоупотреблении алкоголем), и положительно – подсудимую.

Также указывалось, что защитник акцентировал внимание на уменьшении обвинения: изначально его доверительнице вменяли в вину несколько ударов ножом, но в итоге ранение в деле осталось одно.

Кроме того, отмечалось, что один из присяжных в перерыве заседания высказывал другим членам коллегии свое мнение о некомпетентности допрошенного в суде эксперта, а также убеждение в том, что потерпевший сам напоролся на нож.

Претензии были высказаны и в части упоминания защитником в прениях показаний свидетеля, которые не оглашались в суде, а также высказывания подсудимой при присяжных о ее желании пройти исследование на полиграфе, в чем ей было отказано следствием.

Кроме того, в апелляционной жалобе другие потерпевшие по данному уголовному делу (мать и бывшая жена) заявили, что адвокат дискредитировал представленные обвинением доказательства и оценивал качество работы экспертов, ставя под сомнение их заключения.

Суд частично согласился с доводами обвинения и потерпевших.

В апелляционном определении (есть у «АГ») он указал, что сторона защиты, включая адвоката, неоднократно в присутствии присяжных доводила информацию, которая не относилась к фактическим обстоятельствам дела, заявляла о необъективности расследования, пыталась дискредитировать сторону обвинения и представленные ею доказательства, признанные судом допустимыми, оценивала качество работы экспертов, порочила их показания и пыталась вызвать сочувствие к подсудимой, характеризуя ее с положительной стороны, а потерпевшего – отрицательно.

Среди других доводов отмены приговора отмечалось, что председательствующий обоснованно исключил из состава коллегии одного из присяжных, однако не сообщил о причинах замены остальным заседателям и не довел до их сведения, что его высказывания не следует учитывать при вынесении вердикта. Дело было направлено на пересмотр в составе новой коллегии присяжных.

В комментарии «АГ» советник Федеральной палаты адвокатов РФ, эксперт в области суда присяжных Сергей Насонов отметил, что апелляцией было допущено смешение доводов, часть из которых действительно указывает на нарушение уголовно-процессуального закона, а часть – не могут выступать апелляционными основаниями.

Так, пояснил он, исследование сведений о личности потерпевшего имеет непосредственное отношение к делу, поэтому данные о его агрессивности, конфликтности – относимы. Исследование же положительных сведений о подсудимой формально может быть признано нарушением ч.

8 ст. 335 УПК, однако оно несущественное. «Это минимальный набор сведений, который не должен был повлечь отмену приговора. Кроме того, неясно, как реагировал на это судья. Он наверняка просил присяжных не принимать во внимание данные о личности», – заметил эксперт.

В то же время он указал на более серьезные основания для отмены приговора: «Ссылка защитника в ходе допроса и в прениях на не исследованные в суде объяснения свидетеля – достаточно критичное нарушение.

Нельзя ссылаться на то, что не было исследовано».

Также он согласился, что при замене присяжного судья, установив факт высказывания им мнения по делу, должен был нейтрализовать последствия и дать соответствующие разъяснения коллегии – иначе это тоже может стать основанием отмены приговора.

Сергей Насонов добавил, что ссылки защитника в прениях на уменьшение объема обвинения вполне допустимы, а упоминание подсудимой о том, что не было проведено исследование на полиграфе, – это незаконное воздействие на присяжных.

«Достаточно ли этих нарушений для отмены приговора – вопрос оценочный, – заключил он. – Обращает на себя внимание общий дефект обоснования – только применительно к одному нарушению (о замене присяжного) в апелляционном определении указано, что судья не дал присяжным необходимых разъяснений.

А в остальных случаях? Это принципиально, так как такими разъяснениями все это можно было устранить».

Эксперт также обратил внимание, что апелляционная инстанция не дала оценки исправлениям в вопросном листе, хотя это самостоятельное нарушение УПК.

Наибольшее возмущение Сергея Насонова вызвали доводы о том, что защитник якобы неправомерно ставил под сомнение качество проведенных по делу экспертиз. «Это право адвоката, – подчеркнул он.

– Почему нельзя оспаривать заключение эксперта: это что, супердоказательство? Апелляция в данном случае, видимо, признает формальную теорию доказательств. Перекрестный допрос эксперта – также нормальное средство защиты.

Все вопросы эксперту были по делу, и в своей речи защитник вправе критиковать достоверность заключения».

«Никто из экспертов, сделавших заключения о ножевом ранении, не смог ответить, при каких обстоятельствах оно было получено, – отметил Рафаэль Нуруллин. – Эксперт, который производил вскрытие, на мой вопрос о том, нанесли ли потерпевшему удар или он сам наткнулся на нож, ответил, что определить это невозможно. То есть экспертиза установила только факт ножевого ранения, но не его механику».

Адвокат добавил, что его подзащитная обжаловала определение в кассацию, однако суд поддержал выводы апелляции и в рассмотрении жалобы отказал.

Второй оправдательный вердикт

При пересмотре дела новая коллегия присяжных вынесла единогласный вердикт в пользу невиновности подсудимой. Рафаэль Нуруллин подчеркнул, что, поскольку присяжные вынесли решение об отсутствии события преступления, инцидент с потерпевшим фактически признан несчастным случаем.

«Полагаю, мы сумели показать присяжным отсутствие умысла на убийство с помощью свидетельств поведения моей подзащитной до и после случившегося, – пояснил он. – Сразу после трагического события она стала звать на помощь, о чем свидетельствовали соседи, просила вызвать скорую, пыталась оказать потерпевшему первую помощь и была рядом с ним до последних минут его жизни.

Затем сама пришла в полицию. Будет ли все это делать человек, желавший смерти потерпевшему? Думаю, нет».

Защитник добавил, что обратил внимание присяжных и на положение тела потерпевшего, обнаруженного полицейскими в прихожей квартиры, свидетельствовавшее, что он следовал за уходящей подзащитной: «Если бы она хотела его убить, труп нашли бы на кухне рядом с местом, где лежали ножи. Это подтверждает, что она пыталась избежать продолжения конфликта, уходя от потерпевшего и защищаясь, но тот продолжал преследование».

Защитник также отметил изменения в вопросах, поставленных перед присяжными судьей: «При первом рассмотрении дела вопросы ставились, на мой взгляд, более правильно – сначала о наличии ранения, а затем – о действии, в результате которого оно произошло, – пояснил он.

– При пересмотре дела, несмотря на мои возражения, суд в списке вопросов сразу связал ранение с ударом. Причем на этом настаивало обвинение, которое впоследствии в своем апелляционном представлении свой же вопрос назвало двусмысленным – видимо, в надежде, что присяжные этого не заметят.

Однако те разобрались и, чтобы исключить двусмысленное толкование, сразу единогласно ответили – “не доказано”».

На основании вердикта суд вынес оправдательный приговор (есть у «АГ») и отменил оправданной меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Утверждение оправдания в апелляции

Обжалуя приговор, обвинение в качестве довода для его отмены указало, что «с целью незаконного воздействия на присяжных заседателей подсудимая неоднократно начинала плакать, в связи с чем в судебном заседании объявлялись перерывы… Таким же образом вела себя и дочь оправданной».

По этому поводу адвокат Московской региональной коллегии адвокатов Александр Васильев отметил, что если начинать отменять приговоры по поводу плача подсудимых, то следующим аргументом прокуроров станет опротестование излишне позитивного настроя подсудимого, его вызывающе равнодушное поведение, излишне опрятная или, наоборот, непозволительно безвкусная одежда и т.д. «Впрочем, прерываются эти прокурорские креативы вопросом о том, какая норма права запрещает это делать. Если подсудимая плакала, не нарушая хода заседания, она вполне имеет право это делать (когда нарушала – объявлялся перерыв, как и указано). В любом случае потерпевшие в судах присяжных плачут не реже», – добавил он.

Также он обратил внимание и на доводы прокурора о том, что подсудимая «подвергала сомнению допустимость доказательств, представленных стороной обвинения, заявляя о ложности показаний потерпевших и ряда свидетелей, а защитник в свою очередь незаконно воздействовал на присяжных заседателей, излагая им свое объяснение противоречий в показаниях оправданной».

Эксперт отметил, что прокурор в данном случае перепутал «допустимость» и «достоверность» доказательств: «Действительно, эти понятия в УПК прямо не определены, однако они изучаются в вузе в рамках курса по уголовному процессу, и, когда прокурор путает допустимость (которую должен оценивать судья) и достоверность (которую оценивают присяжные), возникает вопрос: как он сдал экзамен по данной дисциплине?»

Кроме того, в возражениях прокуратуры указывалось, что одна из присяжных скрыла известный ей факт уголовного преследования сына, что лишило сторону обвинения права на ее отвод, а запасной присяжный за несколько дней до удаления коллегии в совещательную комнату общался с посторонними лицами, которым якобы сообщил, что подсудимую оправдают, “так как она хорошая и ей негде жить, а также проявил… осведомленность о личности пострадавшего”».

Однако на этот раз оправдательный приговор устоял в апелляции. В апелляционном определении (имеется у «АГ»), в частности, указано, что подсудимая не подвергала сомнению допустимость доказательств, а лишь излагала свою оценку их достоверности, что не запрещено законом.

Выступление защитника обвиняемой в прениях апелляция оценила как «стремление в максимально доступной форме довести до сведения коллегии присяжных заседателей позицию его подзащитной».

Плач подсудимой и ее дочери, как отмечается в определении, не повлиял на формирование мнения коллегии, поскольку председательствующий своевременно обращался к присяжным с просьбой не принимать эмоциональные проявления во внимание.

Довод обвинения о запасном присяжном суд отклонил, поскольку тот не участвовал в вынесении вердикта.

Сергей Насонов прокомментировал, что случае с сыном присяжной апелляционная инстанция привела четкие контрдоводы: «Во-первых, при отборе присяжных гособвинителем был задан вопрос о том, имеются ли у кандидатов близкие родственники, которые привлекались к уголовной ответственности, но не были осуждены.

При этом, как указал суд, гособвинитель не разъяснил, что следует понимать под привлечением к уголовной ответственности, хотя правильное толкование этого правового положения составляло суть заданного вопроса».

«Вопрос прокурора присяжным о наличии у них близких родственников, которые привлекались к уголовной ответственности, но не были осуждены, не охватывает обстоятельств, связанных с сыном присяжной, – добавил Рафаэль Нуруллин.

– Из постановления о прекращении уголовного преследования в отношении данного лица следует, что он проходил по уголовному делу в качестве подозреваемого, а не обвиняемого. Соответственно, он не является лицом, привлеченным к уголовной ответственности».

Кроме того, добавил защитник, из представленных суду материалов не следовало, что присяжная знала о ситуации с ее сыном, так как на момент допроса он являлся совершеннолетним и мог скрыть статус подозреваемого от матери. «Таким образом, присяжная ничего от обвинения не скрывала», – резюмировал он.

Другим контрдоводом суда по сыну присяжной Сергей Насонов назвал аргумент о «манипулятивном характере» данной претензии со стороны обвинения. «“Почему прокурор молчал до вердикта? Когда и как были получены эти сведения?” – такими вопросами фактически задается апелляционная инстанция, парируя претензии гособвинения», – отметил он.

По мнению Александра Васильева, принципиальным в этом вопросе является то, что сторона обвинения выяснила факты о сыне присяжной только после вынесения оправдательного приговора. «Отсюда следует неутешительный вывод: гособвинение по этому делу интересовал только обвинительный приговор, вне зависимости от реальной вины подсудимой».

Рафаэль Нуруллин выразил удовлетворение решением апелляции. «Надеюсь, в третий раз добиваться оправдания моей подзащитной не потребуется», – резюмировал он.

Эксперты сошлись во мнении, что в случае с повторным оправданием Елены Барабанщиковой имеет место довольно редкая для российской судебной системы правовая позиция апелляционной инстанции. «Это революционное определение, оно сильно выбивается из стереотипной практики отмены оправдательных приговоров, вынесенных присяжными», – заключил Сергей Насонов.

«Увы, в большинстве случаев оправдательные приговоры отменяются апелляционными судами с применением самых иезуитских вывертов мотивировочной части, однако в данном случае имеет место действительно четкое и обоснованное решение суда, который вполне справедливо утвердил оправдательный приговор, – добавил Александр Васильев.

– Это важный прецедент для адвокатской практики».

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/opravdatelnyy-prigovor-kotorogo-advokat-povtorno-dobilsya-v-sude-prisyazhnykh-ustoyal-v-apellyatsii/

Суд присяжных (назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении) – комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Как появляются основания для обжалования оправдательного приговора суда присяжных: ошибки в действиях подсудимых
Энциклопедия МИП » Уголовные дела – комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП » Наказание » Суд присяжных (назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении) – комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Суд присяжных – бесплатные ответы юристов онлайн

Порядок и условия назначения судами наказания за совершение преступных деяний детально регламентированы российским уголовным правом.

Назначение подсудимому наказания при рассмотрении его дела судом присяжных заседателей, в частности – при факте вынесения присяжными вердикта о снисхождении, обладает некоторыми особенностями.

В этой публикации будут раскрыты порядок назначения судом наказания с учетом вердикта присяжных о снисхождении, понятие и виды вердиктов, возможность обжалования судебного приговора, вынесенного на основании того или иного вердикта коллегии присяжных.

Вердикт суда присяжных

Прежде всего, в данной статье необходимо раскрыть понятие присяжных и разъяснить, что означает вердикт коллегии присяжных.

Согласно закону, коллегии из присяжных заседателей создаются в Верховном Суде Российской Федерации (ВС РФ), в судах общей юрисдикции на уровне республик, краев, областей, также в военных судах округов и флотов.

Подсудимый имеет право на рассмотрение своего дела в суде присяжных, только если он обвиняется в преступлении, подсудном данным видам судов. С 1 июня 2017 года, согласно последним изменениям в УПК, коллегии присяжных будут создаваться и в районных судах.

На основании Федерального закона о присяжных заседателях от 20 августа 2004 года, устанавливающего понятие этих участников судопроизводства, членом коллегии присяжных может стать любой гражданин, достигший 25 лет, полностью дееспособный и не имеющий неснятой или непогашенной судимости, за некоторыми исключениями.

В определенных законом случаях кандидату в присяжные можно заявить самоотвод. Присяжных отбирает суд из числа граждан, внесенных в списки населения, способом случайной выборки, порядок которой установлен статьей 326 УПК РФ.

Следует сказать, что, в отличие от профессионального судьи, решающего собственно правовые вопросы, присяжные – обычные граждане, принимающие решение по делу на основании личного житейского опыта и здравого смысла.

Порядок уголовного судопроизводства с участием присяжных установлен статьями главы 42 УПК РФ.

Присяжные должны принимать участие во всем слушании уголовного дела. По итогам рассмотрения дела они обязаны ответить на вопросы судьи о том, доказано ли, что деяние, в котором обвиняют подсудимого, имело место, действительно ли оно совершено подсудимым, виновен ли он в этом деянии.

Ни квалифицировать содеянное, ни определять наказание члены коллегии присяжных не уполномочены – это входит в компетенцию только председательствующего судьи.

Под вердиктом понимают решение о виновности (невиновности) подсудимого, которое выносит коллегия присяжных по итогам рассмотрения ими уголовного дела.

Коллегия присяжных в ходе совещания может вынести следующие виды вердикта – обвинительный («виновен») или оправдательный («невиновен»), а также вердикт о снисхождении (подсудимый признается «виновным, но заслуживающим снисхождения»).

На основании вердикта, после его официального провозглашения, председательствующий судья выносит подсудимому приговор. Оправдательный вердикт коллегии присяжных является для судьи строго обязательным – в таком случае он должен вынести оправдательный приговор, каково бы ни было его личное мнение по делу.

Вердикты, признающие подсудимых невиновными, как показывает статистика, выносятся судами присяжных в 17% случаев (в то время как оправдательный приговор в работе остальных судов является исключительной редкостью, доля таких приговоров составляет всего около 1%).

В случае провозглашения присяжными обвинительного вердикта судья выносит обвинительный приговор (хотя при решении судьи о том, что в деяниях подсудимого не усматривается признаков преступления, ему можно вынести и оправдательный приговор). Если же присяжные вынесли вердикт о снисхождении (в сущности, это разновидность обвинительного вердикта) – данный факт влечет вынесение обвинительного приговора, но при этом существенно влияет на пределы назначения судом наказания.

Основания для снисхождения при вердикте присяжных заседателей

Многих интересует такой вопрос: какие основания могут приниматься присяжными во внимание при вынесении вердикта о снисхождении? Законодательство не содержит каких-либо строго определенных обстоятельств, на основании которых следует выносить тот или иной вердикт, однако, исходя из смысла закона, можно сделать вывод, что вердикт коллегии присяжных, точно так же, как и приговор судьи, в любом случае должен быть строго мотивированным, т.е. его вынесение происходит на основании фактических обстоятельств, установленных по делу, а не по чьему-либо произвольному желанию.

Практика судов показывает, что на вынесение присяжными вердикта о снисхождении могут влиять обстоятельства, относящиеся к самому деянию виновного, конкретным условиям, в которой оно имело место, к характеру и степени его опасности (например, убийство одного или десяти человек).

Такими обстоятельствами можно признать не только те смягчающие обстоятельства, которые указаны в части 1 статьи 61 УК РФ, но и другие факторы, значительным образом снижающие опасность содеянного.

Например, это может быть совершение преступления в первый раз, в тяжелых обстоятельствах жизни, под влиянием принуждения, насилия, провокация преступления самим потерпевшим, явка преступника с повинной, его активное участие в установлении истины по делу, добровольное заглаживание виновным причиненного им вреда и т.п.

Свойства личности подсудимого также могут влиять на снисхождение.

Это может быть, например, несовершеннолетие подсудимого, наличие у него на содержании малолетних детей или иных лиц, беременность виновной, безупречная характеристика по месту жительства, работы или учебы, наличие у виновного официальных наград или иных заслуг перед обществом, иные виды обстоятельств, на основании которых личность преступника в значительной степени снижает свою общественную опасность.

Порядок назначения наказания при вердикте о снисхождении

Назначение наказания при вердикте присяжных о снисхождении осуществляется по правилам ст. 65 УК РФ. Такой вердикт, согласно ст. 349 УПК РФ, для председательствующего судьи обязателен, т.е. судья должен принимать его во внимание, вынося приговор, независимо от своей личной позиции по делу.

Порядок, описанный в статье 65, предполагает, что окончательный срок наказания при вердикте о снисхождении должен составлять не более 2/3 максимального срока самого строгого вида наказания, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ за данное деяние.

Следует, однако, иметь в виду, что это ограничение касается только наиболее строгого вида наказания, указанного в санкции (обычно это лишение свободы). Если же суд постановит назначить подсудимому какие-либо более мягкие виды наказания, то срок (размер) такого наказания может и превысить 2/3 максимума.

То же правило касается и дополнительного наказания.

Кроме того, статья 65 УК РФ устанавливает правило, согласно которому в случае провозглашения присяжными вердикта о снисхождении суд не принимает во внимание никакие отягчающие наказание обстоятельства.

Если за деяние, в котором обвиняется подсудимый, предусматривается возможность пожизненного лишения свободы, то при снисхождении присяжных такой приговор суд вынести не может. При этом судья имеет право назначить любое другое наказание в пределах, указанных в санкции (при этом его окончательный срок может выходить за пределы 2/3 наибольшего срока по данной статье).

При совокупности преступлений либо приговоров порядок назначения подсудимому наказания установлен статьями 69 или 70 УК РФ. На основании этих норм судья сначала выносит виновному наказание за каждое деяние по отдельности, при этом вынесение вердикта тоже осуществляется присяжными отдельно по каждому эпизоду.

Окончательное наказание по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях (которые и относятся к подсудности судов присяжных) судья назначает, складывая сроки наказаний полностью либо частично, по своему усмотрению. Высший окончательный срок при этом не должен быть свыше 25 лет лишения свободы, а по делам о преступлениях, перечисленных в ч.5 ст.

56 УК РФ – 30 лет лишения свободы.

При совокупности приговоров (ее понятие определено ст. 70 УК РФ) суд в полном объеме или частично прибавляет к наказанию по новому приговору ту часть предыдущего срока, которая не была отбыта осужденным.

Наивысший окончательный срок наказания при таких обстоятельствах не должен выходить за пределы 30 лет лишения свободы (по преступлениям, перечисленным в ч. 5 ст. 56 УК РФ – 35 лет лишения свободы).

Естественно, можно назначить наказание и ниже данного предела – это всего лишь верхняя граница назначения наказания.

Если преступление не было оконченным (то есть являлось приготовлением либо покушением), то при вердикте о снисхождении две трети наказания исчисляются от наивысшего срока наказания, который законодатель установил за неоконченное деяние (то есть половина наибольшего срока самого строгого наказания, предусмотренного статьей Особенной части, для приготовления и три четверти – для покушения). Если, например, наибольший срок лишения свободы по статье Особенной части составляет 12 лет, то при покушении он будет составлять не свыше 9 лет. Если же еще присяжными вынесен вердикт о снисхождении, то окончательный срок лишения свободы не должен составлять более 6 лет.

При наличии в деле исключительных обстоятельств, указанных в ст.

64 УК РФ, суд имеет возможность выйти за пределы санкции – приговорить подсудимого к наказанию ниже низшего предела, предусмотренного статьей Особенной части, либо даже к более мягкому виду наказания, чем установил законодатель. При этом для такого решения суда вердикт о снисхождении совсем не нужен – можно применить положения ст. 64 УК РФ даже при вердикте присяжных о виновности.

Обжалование вердикта присяжных

Можно ли каким-либо образом обжаловать обвинительный или оправдательный вердикт коллегии присяжных либо их вердикт о снисхождении? Здесь нужно отличать понятие и порядок процедуры обжалования приговора суда, вынесенного на основе вердикта, от обжалования самого вердикта.

Что касается вердикта коллегии присяжных, то, по общему правилу, он представляет собой окончательный вывод по уголовному делу.

Его можно обжаловать только в случае, если его вынесение сопровождалось существенным отступлением от процессуальных норм (например, при наличии в коллегии тех лиц, которые не имеют права быть присяжными, либо при несоблюдении тайны совещания коллегии).

Последствием такого обжалования может быть отмена приговора, после чего дело направляется на повторное рассмотрение другого судьи.

Обвинительный, а также оправдательный приговор, который судья вынес на основании вердикта, как и любой приговор суда – акт еще не окончательный.

Его можно обжаловать в вышестоящий суд в апелляционном порядке (если приговор еще не вступил в законную силу), в кассационном порядке (когда приговор уже вступил в силу).

Уже находящийся в законной силе приговор суда также может быть пересмотрен в порядке надзора, а также ввиду новых либо вновь открывшихся обстоятельств.

Понятие и порядок такого обжалования предусмотрены главами 45.1, 47.1, 48.1, 49 УПК РФ.

Апелляционной, а также кассационной инстанцией, в которую участникам судопроизводства можно обжаловать обвинительные или оправдательные приговоры судов присяжных, действующих на уровне республики, края, области, является Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ, а если приговор был вынесен окружным (флотским) военным судом – Судебная коллегия по делам военнослужащих ВС РФ.

Источник: https://advokat-malov.ru/nakazanie/sud-prisyazhnyh-naznachenie-nakazaniya-pri-verdikte-prisyazhnyh-zasedatelej-o-snishozhdenii.html

Калиновский К.Б., Лаков А.В. Актуальные проблемы производства в суде апелляционной инстанции

Как появляются основания для обжалования оправдательного приговора суда присяжных: ошибки в действиях подсудимых

Материал основан на статье: Калиновский К.Б., Лаков А.В. 16 вопросов о производстве в суде апелляционной инстанции // Уголовный процесс. 2017. № 2., с полным текстом которой могут познакомиться подписчики журнала в том числе в электронной версии: URL: http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=528351.

Константин Борисович Калиновский, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, к.ю.н., доцент;

Лаков Алексей Вадимович, заместитель председателя Санкт-Петербургского городского суда, председатель Санкт-Петербургского отделения Общероссийской общественной организации “Российское объединение судей”

В ноябре 2016 года в Санкт-Петербургском городском суде был проведен круглый стол по теме «Проблемы производства в суде апелляционной инстанции российского уголовного процесса».

Организаторами мероприятия выступили Санкт-Петербургское региональное отделение Общероссийской общественной организации «Российское объединение судей» и Северо-Западный филиал Российского государственного университета правосудия.

При подготовке к круглому столу судьи Санкт-Петербургского городского суда отобрали вопросы о применении норм главы 45.1 УПК РФ «Производство в суде апелляционной инстанции». В выборку вошли актуальные, значимые для судебной практики проблемы, которые не решены законодателем и высшими судами.

В статье приведены ответы на эти вопросы судей. Несмотря на то, что они не являются официальным разъяснениями, ответы помогут правоприменителю выработать позицию и также позволят продолжить научную дискуссию.

Личное участие обвиняемых при рассмотрении отклоненных жалоб

Обязательно ли участие в суде апелляционной инстанции содержащихся под стражей осужденных-заявителей, если они обжалуют постановления, которыми решение по существу ходатайства или жалобы не принималось? В частности, когда суд отказал в принятии обращений к производству, возврате их заявителю, направлении по подсудности в порядке ст.ст. 397, 398 УПК РФ, а также жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ. Необходимо ли также в этом случае обязательное участие защитников (представителей), в том числе и при наличии соответствующего ходатайства заявителя либо осужденного?

Решение этого вопроса основано на принципе неполной модели российской апелляции, согласно которому суд апелляционной инстанции не должен подменять собой суд первой инстанции.

Конституционный Суд РФ не раз указывал, что государство обязано создать необходимые условия для эффективного и справедливого разбирательства уголовного дела именно в суде первой инстанции.

Из этого правила следует, что объем гарантий (в том числе обязательность личного участия в судебном заседании и обязательное участие защитника, представителя) в суде апелляционной инстанции не должен быть выше, чем в суде первой инстанции…

Поскольку апелляция проверяет решение суда первой инстанции, содержание которого составляет отказ в рассмотрении по существу ходатайства или жалобы, и такой отказ сам по себе не связан с ограничением права гражданина на свободу и личную неприкосновенность, суд апелляционной инстанции может проверить законность и обоснованность этого решения без обязательного участия в судебном заседании самого заявителя и без обязательного назначения ему защитника. Это не лишает суд признать необходимость использования таких гарантий судебной защиты в отдельных случаях, когда того требуют интересы правосудия.

Если отказ суда первой инстанции в рассмотрении по существу обращения заявителя будет признан незаконным и необоснованным, то при новом рассмотрении дела суд – с учетом позиции КС РФ, сформулированной в определении от 19.05.2009 № 576-О-П – должен обеспечить обязательное личное участие заявителя в заседании суда первой инстанции.

Право суда апелляционной инстанции на заключение под стражу обвиняемого

Может ли суд апелляционной инстанции при отмене постановления суда первой инстанции об отказе в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу самостоятельно принять решение об удовлетворении ходатайства следователя и избрании такой меры пресечения? Возможно ли принятие такого решения при отсутствии соответствующего представления прокурора?

Трудности решения этого вопроса связаны с дисбалансом полномочий следственных органов и прокурора. Первые не вправе подавать апелляционные жалобы и представления, а второй – приносить ходатайство об избрании меры пресечения. Решить эту проблему должен законодатель.

На уровне правоприменения ответ на данный вопрос зависит от единства позиции следователя и прокурора.

Если эти позиции в ходатайстве об избрании меры пресечения и в апелляционном представлении совпадают, то у суда апелляционной инстанции есть техническая возможность вынести решение об удовлетворении ходатайства и представления. …

Если же прокурор возражает против удовлетворения ходатайства следователя, не оспаривает решение суда первой инстанции, то суд апелляционной инстанции не имеет даже технической возможности рассмотреть этот вопрос.

Ухудшение положения обвиняемого

Может ли суд апелляционной инстанции ухудшить положение лица без вынесения нового приговора, если суд дает иную оценку исследованным судом первой инстанции доказательствам? Может ли апелляция оставить приговор суда первой инстанции без изменения или внести в него изменения, если исследует доказательства, которые не исследовал суд первой инстанции?

Изменение оправдательного приговора в ухудшающую сторону без его отмены невозможно. Кроме того, в апелляции не может быть изменен приговор и при наличии существенных процессуальных нарушений, который допустил суд первой инстанции.

Позиция прокурора при ухудшении положения обвиняемого

Может ли суд вынести новый приговор или изменить его, ухудшив положение осужденного (применив более тяжкий уголовный закон, или усилить наказание), если в апелляционном представлении прокурор просит об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение? Имеет ли при этом значение позиция прокурора, участвующего в суде апелляционной инстанции?

Для ответа на эти вопросы обратимся к позиции КС РФ, выработанной в его определении от 14.01.2016 № 15-О.

КС РФ говорит о том, что при наличии апелляционного представления прокурора или жалобы потерпевшего на приговор, в которых поставлен вопрос о необходимости учета отягчающего наказание обстоятельства и (или) об ужесточении наказания осужденному, суд вправе, отменить приговор и вернуть уголовное дело прокурору, указав при этом обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления.….

… Для апелляционного суда безусловное значение имеет позиция прокурора по вопросу об ухудшении положения осужденного, а его мнение об устранимости или неустранимости нарушения для суда не обязательно. Это объясняется ревизионным началом, на котором построена действующая апелляция.

Исследование новых доказательств

Каким образом надлежит поступить суду апелляционной инстанции, если доказательство имеет существенное значение для дела (например, подтверждает алиби), а причины его не предоставления суду первой инстанции, неуважительные?

….

Правовая позиция КС РФ (постановление от 29.06.2004 № 13-П) может быть распространена и на норму, ограничивающую право стороны защиты представлять доказательства невиновности обвиняемого в суде апелляционной инстанции.

При этом установленное законом ограничение возможности представления обвинительных доказательств вполне правомерно. В процессуальной теории может быть объяснено принципом favor defensionis (благоприятствование защите).

Исправление ошибок суда первой инстанции

Может ли апелляция устранить нарушения требований ст.

240 УПК РФ, которые допустил суд первой инстанции, когда в основу решения положил неисследованные в судебном заседании доказательства? Можно ли исследовать такие доказательства в суде второй инстанции и вынести новый приговор или иное решение? Может ли суд апелляционной инстанции при наличии достаточной совокупности иных доказательств, не вынося нового решения по делу, исключить из приговора ссылку на доказательство, которое не имеет существенного значения?

….

Переквалификация деяния по приговору, вынесенному в особом порядке

Может ли суд апелляционной инстанции переквалифицировать действия осужденного, признанного виновным в особом порядке в совершении нескольких однородных преступлений, на одно продолжаемое преступление?

Решение этого вопроса предопределено сущностью апелляции как формы проверки приговора, приближенной к производству первой инстанции, но не заменяющей ее. Поэтому если суд первой инстанции вправе рассмотреть дело в особом порядке и при этом изменить квалификацию обвинения, с которым согласился подсудимый, то и суд апелляционной инстанции может обладать такого рода полномочиями.

Если же апелляция усматривает неправосудность приговора в недостаточной обоснованности обвинения (неверная квалификация преступления, обусловленная несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, или их недостаточной доказанностью), то отменить такой приговор, апелляция может на основании ч.1 ст.

и 389.17 УПК РФ. Эта норма говорит о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, выразившееся в несоблюдении (нарушении) судом первой инстанции требования ч.7. ст. 316 УПК РФ. Судья должен был прийти к выводу о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Жалоба на отказ в УДО, если осужденный уже освободился

Рассматривает ли суд апелляционной инстанции жалобу на постановление об отказе в условно-досрочном освобождении, если на момент рассмотрения дела в апелляции осужденный уже освобожден по отбытии срока наказания? Может ли суд апелляционной инстанции отменить решение суда первой инстанции и направить дело на новое судебное разбирательство?

Право осужденного состоит не только в освобождении от отбывания наказания, но и в компенсации периода незаконного, по его мнению, пребывания в изоляции в силу незаконного и необоснованного отказа суда в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении. Поэтому суд обязан рассмотреть по существу апелляционную жалобу на решение об отказе в УДО. Если апелляция отменить решение суда первой инстанции, как незаконное и необоснованное, направлять дело на новое рассмотрение уже не имеет смысла и потому не нужно.

Основания отмены оправдательного приговора

Может ли суд отменить оправдательный приговор, если в апелляционном представлении указаны только общие основания, предусмотренные ст.389.15 УПК РФ, без ссылок на конкретные нарушения?

Из закрепленного в УПК РФ ревизионного начала в действующей апелляции (ч.1 ст.389.19 УПК РФ) вытекает право и обязанность суда с соблюдением правила недопустимости поворота к худшему отменить неправосудный приговор, если он установит для этого основания.

Разрешение ходатайства об исключении доказательств

Обязана ли апелляция разрешить ходатайства сторон об исключении доказательств до момента вынесения итогового решения?

Источник: https://www.iuaj.net/node/2154

Судебная практика: оправдательный приговор. Основания вынесения оправдательного приговора. Статистика оправдательных приговоров в России

Как появляются основания для обжалования оправдательного приговора суда присяжных: ошибки в действиях подсудимых

В системе процессуальных постановлений оправдательный приговор занимает особое место. Перед исследователями, занимающимися изучением этого вида решений, стоит немало вопросов.

Как показывает статистика оправдательных приговоров, в последнее время увеличилось количество случаев признания невиновности субъектов.

Чем обуславливается такая тенденция? Является ли она следствием некачественной работы органов следствия или необъективности суда, результатом ошибок или реализацией принципа состязательности?

Понятие приговора

Принятие постановления выступает в качестве завершающей стадии разбирательства. Приговор представляет собой решение, которое выносится судом на заседании по вопросу невиновности либо виновности субъекта, а также о применении либо неприменении меры наказания к нему.

Данное определение не охватывает весь комплекс вопросов, которые разрешаются заключительным постановлением. Тем не менее, в нем отражена его суть: исключительно приговором суда можно признать субъект виновным в деянии и только в соответствии с ним лицо может подвергаться уголовному наказанию.

В этом постановлении наиболее полно реализуется процессуальная функция, заключающаяся в разрешении процесса.

Приговор считается единственным из процессуальных актов, постановляемых от имени государства. Это закрепляется на законодательном уровне в ст. 296 УПК. Приговор дает оценку предъявленному ранее обвинению. Постановление выступает в качестве материально-правового средства. Деяние само по себе является только элементом обвинения.

При этом существуют и другие, не менее важные компоненты. Они формируют ключевой доказательный факт. К этим элементам относят субъект, субъективную сторону и объект. Прокурором утверждается обвинительный акт для того, чтобы он стал предметом разбирательства полностью, а не частично. При вынесении решения уполномоченное лицо исследует тезис заключения.

Все обвинение разрешается по существу при детальной проверке обстоятельств. Приговор является актом уголовного процесса, ядром решений, которые принимаются до и после него. Этим постановлением не только завершается стадия производства в первой инстанции. Приговором окончательно разрешаются основные вопросы судопроизводства.

Он выступает как конечный итог работы правоприменительных органов в плане юридических и фактических последствий.

Классификация

В ст. 309 УПК предусмотрено два вида заключительных постановлений по рассматриваемому деянию: обвинительный и оправдательный приговор. Все вопросы в решении должны иметь категорический ответ. Субъект, выступающий в качестве подсудимого, либо признается виновным, либо оправдывается. Уполномоченное лицо принимает только одно решение.

Это правило распространяется и на случаи, когда к одному субъекту предъявляется несколько обвинений одновременно или в рамках разбирательства рассматриваются преступления нескольких лиц. В этой связи приговор как единый документ может быть в отношении одних граждан обвинительным, а других – оправдательным.

В одном акте может назначаться наказание к одним, постановляться освобождение других.

Оправдательный приговор по уголовному делу можно рассматривать с трех сторон:

  1. В качестве процессуального акта.
  2. Как правовой институт.
  3. Как комплекс процессуальных отношений.

Последний аспект характеризует функциональную сторону категории. Именно он в большей степени относится исследователями к непосредственному процессу принятия решения. В законодательстве установлены основания оправдательного приговора. Субъект может признаваться невиновным при наличии одного из трех условий:

  1. Отсутствует событие деяния.
  2. Не доказано участие лица в совершении деяния.
  3. Действия подсудимого не формируют состав преступления.

При наличии любого из указанных условий субъект считается полностью реабилитированным и подтверждается его непричастность к событиям.

Важный момент

В случае, когда вынесен оправдательный приговор, субъекту в письменной форме разъясняется порядок восстановления его прав. Кроме этого, уполномоченное на принятие решения лицо принимает меры по компенсации ущерба, нанесенного вследствие незаконного привлечения гражданина к ответственности и неправомерного его заключения под стражу.

Здесь следует отметить, что на постановления о гражданском исковом заявлении и возмещении вреда будут влиять основания вынесения оправдательного приговора. Законодатель, в этой связи, обязывает в решении точно формулировать условие, по которому признается невиновность лица.

В постановлении должны отсутствовать предложения, ставящие под сомнение непричастность субъекта к произошедшему.

Характеристика

Оправдательный приговор принимается в случае неустановления события преступления. Это означает, что вменяемое деяние вообще не совершалось.

События, указанные в обвинении, а также их последствия, не возникали или имели место вне зависимости от чьей-то воли (к примеру, под действием природных сил).

Оправдательный приговор за отсутствием состава преступления предполагает, что действия лица:

  1. Не являются незаконным деянием.
  2. Формально могут содержать признаки преступления, однако ввиду малозначительности не представляют опасности для общества.
  3. Не являются незаконным действием по прямому указанию закона. К примеру, это могут быть поведенческие акты в крайней необходимости, в пределах необходимой обороны и пр.

Оправдательный приговор принимается и в том случае, если неправомерность и наказуемость действий устранены законодательным актом, который вступил в силу после их совершения.

Недоказанность участия

Оправдательный приговор принимается в случае, если неправомерное деяние было установлено, но материалы, исследованные в ходе разбирательства, исключают либо не подтверждают его совершение обвиняемым субъектом.

Этим же обстоятельством уполномоченное лицо руководствуется и тогда, когда имеющихся доказательств недостаточно, чтобы сделать достоверный вывод о виновности гражданина, и объективно исключена возможность собирания в подтверждение причастности к деянию сведений как в ходе разбирательства, так и во время дополнительного расследования.

Субъект, таким образом, реализует свое право на публичное, без какой-либо волокиты освобождение его от ответственности. Как показывает судебная практика, оправдательный приговор в таких ситуациях зачастую не принимается. А материалы возвращаются на дополнительное расследование. При этом впоследствии преследование прекращается.

Как выше было сказано, собрать сведения, опровергающие непричастность субъекта, не представляется возможным ни в суде, ни в ходе дополнительного расследования. Такие действия являются отступлением от принципов процессуального права. Освобождение субъекта имеет место и в случаях, когда суд приходит к выводу о том, что деяние было совершено другим человеком.

В этой связи, после вступления решения в силу материалы направляются прокурору. Он, в свою очередь, принимает меры по установлению субъекта, подлежащего привлечению к разбирательству в качестве обвиняемого.

Можно ли отменить оправдательный приговор?

В ст. 379 УПК закреплены условия, по которому принятое решение пересматривается. По ст. 385 УПК постановление может отменить кассационная инстанция. Для этого должно быть подано представление прокурора, направлена жалоба потерпевшего (его родственников) или непосредственно лица, признанного невиновным, но несогласным с обстоятельствами принятия решения.

Особый случай

Оправдательные приговоры в России могут приниматься на заседании с участием присяжных. В этом случае предусматривается особый порядок пересмотра таких решений.

Приговор может отменяться по представлению прокурора или жалобе от потерпевшего (представителя стороны защиты) при наличии таких нарушений УПК, которые ограничили участников разбирательства на предъявление доказательств или они оказали влияние на суть постановленных вопросов перед присяжными и, соответственно, ответов на них. Кассационная инстанция не может выходить за рамки данных условий и пересматривать решения по иным обстоятельствам.

Несоответствие выводов фактическим обстоятельствам

Иногда оправдательные приговоры в России принимаются без учета существенных обстоятельств. Так, в процессе одного из разбирательств два гражданина были признаны невиновными в покушении на убийство лица путем сбрасывания его с высоты 17 м в реку в связанном состоянии.

Суд, принимая решение оправдать субъектов, ссылался на “нестабильность” показаний, которые потерпевший давал в рамках предварительного расследования, а также его заявление о том, что “он все выдумал”.

Из материалов, однако, было ясно, что пострадавший сам обратился с заявлением, чтобы привлечь к ответственности конкретных лиц, которые совершили противоправные действия в отношении него. Потерпевший неоднократно, в том числе с выездом к месту происшествия, последовательно рассказывал об обстоятельствах сбрасывания его в реку с моста.

Суд необоснованно не учел показания свидетелей. При этом явка с повинной была рассмотрена как смягчающее обстоятельство. Однако суд не оценил должным образом ее содержание. При повторном рассмотрении было вынесено обвинительное решение, которое впоследствии было оставлено без изменения кассационной инстанцией.

В ч. 2 ст. 381 определены обстоятельства, по которым могут пересматриваться оправдательные приговоры. В России, однако, не всегда указанные в норме нарушения могут повлечь безусловное назначение повторного слушания.

Так, к примеру, если в ходе разбирательства имело место нарушение права подсудимого на помощь переводчика либо адвоката, или он не был допущен к участию в прениях, или не было предоставлено последнее слово, отмена приговора будет бессмысленной.

Это обусловлено тем, что формально данные обстоятельства не ухудшили положения субъекта, не повлияли на постановление необоснованного, незаконного или несправедливого решения. Отмена приговора превратит в данном случае слушание в фарс, поскольку результат будет заранее предопределен.

Пересмотр решения в данном случае возможен только при наличии жалобы субъекта, признанного невиновным, если он не согласен с условиями принятия данного решения.

Заключение

Приговор должен быть реализован, а наказание – исполнено только после вступления решения в силу. При этом данное правило действует вне зависимости от отношения к акту тех, к кому он применяется.

Оправдательный приговор при наличии любого из оснований для его вынесения может иметь достоверные факты, подтверждающие их. В этих случаях имеет место положительная доказанность невиновности.

В условиях судебного производства, однако, не всегда можно определить это с несомненностью. Сомнения неустранимого характера могут относиться к признакам состава, выводам об отсутствии либо наличии события преступления, причастности субъекта к совершению деяния.

Закон толкует любые из них в пользу обвиняемого. В этом случае оправдательный приговор подтверждает недоказанность вины, то есть отсутствие объективной подтвержденности ее наличия.

Источник: http://fb.ru/article/248561/sudebnaya-praktika-opravdatelnyiy-prigovor-osnovaniya-vyineseniya-opravdatelnogo-prigovora-statistika-opravdatelnyih-prigovorov-v-rossii

Проф-юрист