Использование судом результатов ОРД при решении вопроса о заключении под стражу

Использование результатов оперативно-розыскной деятельности

Использование судом результатов ОРД при решении вопроса о заключении под стражу

В соответствии со ст. 11 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, использование результатов оперативно-розыскной деятельности возможно в нескольких вариантах. Они могут:

  • использоваться для проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, имущества, подлежащего конфискации;
  • могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;
  • использоваться для подготовки и осуществления следственных и судебных действий;
  • использоваться в доказывании по уголовным делам;
  • служить основой для принятия решений о достоверности представленных государственным или муниципальным служащим либо гражданином, претендующим на должность судьи, предусмотренных федеральными законами сведений.

Кроме того, использование результатов ОРД может быть связано с реализацией полномочий по контролю и надзору за соблюдением законодательства о налогах и сборах, по обеспечению представления интересов государства в делах о банкротстве, а также при реализации полномочий в сфере государственной регистрации юридических лиц. Для этого результаты ОРД могут направляться в налоговые органы.

Использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам

Процесс доказывания является стержнем любого уголовного дела. В последние годы в теории и практике настойчиво развивается идея о необходимости более активного использования в уголовном процессе данных, полученных при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, включая преобразование их в судебные доказательства.

Результаты оперативно-розыскной деятельности не могут быть непосредственно использованы в качестве доказательств, так как законодательно предусмотренные форма и порядок их получения отличаются от уголовно-процессуальных доказательств.

Как отметил в одном из своих решений Конституционный Суд РФ, результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации[1].

Поэтому, как отмечал Р.С. Белкин, «проблема использования оперативной информации в доказывании сводится к проблеме придания процессуального статуса источникам информации» [2].

Таким образом, для вовлечения в уголовный процесс результатов оперативно-розыскной деятельности, необходимо дополнительно произвести следственные действия, которые позволят субъектам процессуальной деятельности воспринять факты и обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и облечь их в определенную уголовно-процессуальным законодательством форму. Для этого результаты ОРД должны отвечать ряду требований.

Согласно межведомственной Инструкции «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд», которая утверждена приказом МВД РФ, Федеральной службы безопасности РФ, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков и Минобороны РФ от 17 апреля 2007 г. 368/185/164/481/32/184/97/147 (далее Инструкция)(пункт 21) результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять:

  • формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств;
  • содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства;
  • содержать данные позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

Чтобы результаты оперативно-розыскной деятельности могли эффективно использоваться в доказывании, в сообщении о результатах оперативно-розыскной деятельности и других представляемых материалах (независимо от наименования документов) должно быть отражено следующее:

  • точное, в соответствии со статьей 6 Закона об ОРД, наименование оперативно-розыскного мероприятия, в результате которого получены представляемые сведения. Это необходимо как для правильного использования сведений, так и потому, что для отдельных оперативно-розыскных мероприятий законом предусмотрены особые условия их проведения;
  • какие именно получены сведения, имеющие значение для дела;
  • кем получены указанные сведения, т. е. кто проводил оперативно-розыскное мероприятие и кто в нем участвовал (оперативный сотрудник, а также лица, оказывающие ему содействие, которые в случае необходимости и соблюдении определенных условий могут быть допрошены в качестве свидетелей), и при каких именно обстоятельствах они получены. Только при наличии таких данных можно реально обеспечить проверяемость представленных сведений, о которых сказано в пункте 21 Инструкции;
  • если при проведении оперативно-розыскных мероприятий, в соответствии с частью 3 статьи 6 Закона об ОРД, применялись технические средства и представляются результаты их использования (аудио- или видеозаписи, фото- или киноматериалы и т.п.) должны быть точно указаны технические характеристики этих средств. Это нужно, прежде всего, чтобы при осмотре (просмотре, прослушивании) в ходе следственного действия представленных материалов применить аппаратуру с надлежащими техническими характеристиками, позволяющими не только воспроизвести соответствующую запись, но и не привнести в нее каких-либо необратимых изменений.
  • если вместе с сообщением о результатах оперативно-розыскных мероприятий представляются те или иные отображения существенных для дела обстоятельств (аудио- или видеозаписи, кино- или фотодокументы и т.п.) или какие-либо предметы или документы, имеющие значение в доказывании, указанные предметы и документы следует представлять упакованными по правилам упаковки вещественных доказательств, с печатью органа и подписью соответствующего должностного лица.

Собирая путем проведения оперативно-розыскных мероприятий информацию, которая может оказаться значимой для расследования, оперативные сотрудники должны ясно представлять себе и заранее продумывать каким образом полученные сведения могут быть использованы в официальном доказывании.

Конечно, окончательное решение о способах введения оперативной информации в уголовный процесс будет принимать должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело. Однако мнение специалистов, целенаправленно осуществляющих оперативно-розыскные мероприятия в целях последующего использования их в доказывании, может существенно помочь ему.

Поэтому суждение сотрудников оперативных служб по данному вопросу также должно найти отражение в представляемых материалах.

Если использование в доказывании представляемых материалов может создать угрозу безопасности тех или иных лиц, участвовавших в оперативно-розыскной деятельности (например, когда необходим допрос кого-либо из них), орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан предусмотреть конкретные меры по их защите (на это прямо указано в пункте 6 Инструкции). Об этом должен быть поставлен в известность следователь, которому представляются результаты оперативно-розыскной деятельности.

Необходимое условие использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам – защита от возможного разглашения относящихся к этой деятельности сведений, составляющих государственную тайну. Должностные лица, использующие в уголовно-процессуальном доказывании результаты ОРД, обязаны обеспечить неразглашение ставших им известными сведений, составляющих государственную тайну.

Сложность заключается в том, что при использовании результатов ОРД в уголовно-процессуальном доказывании требование конспирации, секретности многих сведений может вступить в противоречие с интересами полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела.

В практике встречаются случаи, когда истребование сведений, составляющих государственную тайну, необходимо для проверки достоверности доказательств, сформированных на основе оперативных данных (например, в связи с ходатайствами, которые могут заявить обвиняемые или  их защитники).

Отказ в представлении таких сведений означал бы ущемление права обвиняемого (подозреваемого) на защиту, нарушение требования закона о всесторонности и полноте исследования обстоятельств дела.

В Инструкции обоснованно указывается, что результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны содержать, в частности, данные, позволяющие проверить в условиях судопроизводства доказательства, сформированные на их основе. Вместе с тем, как отмечено выше, нельзя игнорировать и требования неразглашения сведений, составляющих государственную тайну.

Одним из путей решения проблемы является развитие и совершенствование положений уголовно-процессуального законодательства, направленных на обеспечение сохранности государственной тайны в уголовном судопроизводстве. Конституционный Суд РФ в постановлении от 27 марта 1996 г. по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона от 21 июля 1993 г.

«О государственной тайне» в связи с жалобами гражданина Гурджиянца и других указал, что законодатель вправе устанавливать способы защиты государственной тайны в уголовном судопроизводстве, которые, однако, должны носить уголовно-процессуальный порядок и быть соизмеримы, как со значимостью охраняемой тайны, так и с правовым статусом соответствующих участников уголовного процессах[3].

Так, например, в соответствии с частью 2 статьи 12 Закона об ОРД и пунктом 5 Инструкции предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД, а также о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их письменного согласия.

В случаях, когда такие лица соглашаются выступать в качестве свидетелей и давать показания о ставших им известными обстоятельствах и фактах, суд должен руководствоваться положением части 5 статьи 278 УПК РФ, согласно которой при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства.

На практике возникают также трудности, связанные с тем, что и сведения о средствах, используемых при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий, могут составлять государственную тайну.

Поэтому иногда предлагают, представляя результаты таких оперативно-розыскных мероприятий, указывать вымышленные данные о примененных технических средствах. На самом деле это может привести к отрицательным последствиям, т.к.

несоответствие действительности указанных данных, как правило, будет установлено в процессе доказывания, что вызовет сомнение в достоверности полученных данных и может повлечь обвинение органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в фальсификации доказательств.

Необходимость сохранения в тайне информации о средствах, источниках, методах оперативно-розыскной деятельности и других сведений, перечисленных в части 1 статьи 12 Закона об ОРД, в определенных случаях может оказаться важнее, чем интересы расследования того или иного конкретного преступления.

Если так, то эти сведения, очевидно, не могут быть представлены.

Но если все же принимается решение о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности для использования их в доказывании, органы, осуществляющие эту деятельность, должны быть готовы к тому, что доказательства, сформированные на основе оперативных данных, будут подвергнуты тщательной, всесторонней проверке, как и любые другие доказательства.

Источник: //advokatsidorov.ru/ispolzovanie-rezultatov-ord.html

Статья 89. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности

Использование судом результатов ОРД при решении вопроса о заключении под стражу

В процессе доказывания запрещаетсяиспользование результатовоперативно-розыскной деятельности, еслиони не отвечают требованиям, предъявляемымк доказательствам настоящим Кодексом.

Комментарий к статье 89

1.Оперативно-розыскная деятельностьпредставляет собой разновидность познанияв соответствии с ее целями и задачами.Однако это не уголовно-процессуальноепознание, назначение которого определено вст. 6 УПК РФ.

Припроведении оперативно-розыскныхмероприятий отсутствуют процессуальныегарантии достоверности сведений, которыеиспользуются для установленияобстоятельств, предусмотренных в статье 73УПК РФ.

Поэтому, сведения, полученные в ходепроведения оперативно-розыскныхмероприятий, сами по себе не являютсяуголовно-судебными доказательствами.

Всвязи с этим в статье 89 УПК РФ содержитсяобщее правило о прямом запрете наиспользование результатовоперативно-розыскной деятельности впроцессе доказывания. Результатыоперативно-розыскной деятельности могутбыть использованы в доказывании, если ониотвечают требованиям, предъявляемым кдоказательствам нормами УПК РФ.

2.Согласно требованиям части 4 статьи 12Федерального закона “Обоперативно-розыскной деятельности”результаты оперативно-розыскнойдеятельности отражаются воперативно-служебных документах. Этидокументы представляются судье, прокурору,следователю и органу дознания в порядке ислучаях, которые установлены настоящимФедеральным законом. Но эти служебныедокументы от этого автоматически нестановятся доказательствами по уголовномуделу. Чтобы стать ими, они должны отвечатьряду условий. Во-первых, эти результатыдолжны быть получены в ходе выполненияоперативно-розыскных мероприятий, прямоуказанных в статье 6 Федерального закона “Обоперативно-розыскной деятельности”,перечень этих мероприятий исчерпывающий ирасширительному толкованию не подлежит. Во-вторых, сами эти мероприятия должныбыть проведены уполномоченным на тоорганом, указанным в Федеральном законе,при наличии на то законных оснований впорядке, предусмотренном Законом обоперативно-розыскной деятельности. В-третьих, результаты проведенныхмероприятий должны найти отражение воперативно-служебных документах. Наконец, и это самое главное,оперативно-служебные документы, отражающиерезультаты оперативно-розыскныхмероприятий, могут стать доказательствамив уголовном судопроизводстве толькопосредством производства следственных ииных процессуальных действий,предусмотренных настоящим Кодексом (ч. 1 ст.86 УПК РФ). Правовая позиция по вопросамиспользования результатовоперативно-розыскной деятельности вдоказывании высказана в ОпределенииКонституционного Суда РоссийскойФедерации N 18-О от 04.02.1999 “По жалобам гражданМ.Б. Никольской и М.И. Сапронова на нарушениеих конституционных прав отдельнымиположениями Федерального закона “Обоперативно-розыскной деятельности”(Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. N 3).Конституционный Суд указал, что собирание,проверка и оценка доказательств возможнылишь в порядке, предусмотренномуголовно-процессуальным законом. Результаты оперативно-розыскныхмероприятий являются не доказательствами,а лишь сведениями об источниках тех фактов,которые, будучи полученными с соблюдениемтребований Федерального закона “Обоперативно-розыскной деятельности”, могутстать доказательствами только послезакрепления их надлежащим процессуальнымпутем, а именно на основе соответствующихнорм уголовно-процессуального закона, т.е.так, как это предписывается статьями 49(часть 1) и 50 (часть 2) Конституции РоссийскойФедерации. Таким образом, результатыоперативно-розыскных мероприятий по своейюридической природе являются сведениямилишь об источниках процессуальныхдоказательств. Но сами эти сведения в своюочередь должны быть получены по основаниями в порядке, предусмотренном Федеральнымзаконом “Об оперативно-розыскнойдеятельности”, что в свою очередь являетсяпредпосылкой процессуальной допустимостидоказательств. Иными словами, результатыоперативно-розыскных мероприятий – это”доказательства” процессуальныхдоказательств. Последние же должнысобираться, проверятся и оцениваться всоответствии с требованиямиуголовно-процессуального закона. 3. Внастоящее время отсутствуют четкиепроцессуальные правила, пряморегламентирующие использованиерезультатов того или иногооперативно-розыскного мероприятия вдоказывании, что на практике неизбежнопорождает определенные трудности. Каждое доказательство в уголовномсудопроизводстве должно иметь свойисточник происхождения. Исчерпывающийперечень этих источников назван в ч. 2 ст. 74УПК РФ. Поэтому сведения, полученные врезультате проведенияоперативно-розыскных мероприятий, могутстать уголовно-судебными доказательствами,если они получены из указанных вуголовно-процессуальном законодательствеисточников. Формирование процессуальныхисточников происходит в ходе допросов лиц вкачестве свидетелей, проведения экспертиз,осмотров предметов, документов, местности ижилища, в ходе проведения иныхпредусмотренных процессуальным закономследственных и судебных действий. Именно входе проведения следственных и судебныхдействий осуществляются собираниедоказательств, их проверка и оценка с точкизрения их относимости, допустимости идостоверности. 4. Одними из самыхраспространенных оперативно-розыскныхмероприятий являются опросы и наведениесправок, которые могут производиться нагласной и негласной основе. Результатыопросов отражаются в полученныхобъяснениях, рапортах и меморандумахдолжностных лиц, производивших данноеоперативно-розыскное мероприятие. Однакоэти оперативно-служебные документы немогут являться доказательствами вуголовном судопроизводстве как иныедокументы. Источником информации,полученной в ходе этогооперативно-розыскного мероприятия,являются лица, поэтому они должны бытьдопрошены в ходе предварительногорасследования или в суде с соблюдением всехпроцессуальных правил получения этого видадоказательств и гарантий обеспечениядостоверности полученных сведений. Такимобразом, результаты опросов могут явитьсялишь основанием для проведенияследственных действий – допросов. 4.1.Наведение справок оформляется рапортом илисправкой. Результаты наведения справокмогут приобщаться непосредственно кматериалам уголовного дела в видедокументов, если они получены изорганизаций и учреждений, а достоверностьсведений, в них содержащихся, носитофициальный и проверяемый характер. Этодокументы, поступившие изинформационно-поисковых систем (требованиеиз ИЦ о судимостях, справки из органоввнутренних дел, судов, контрольных органовоб административных правонарушениях, осостоянии на учете в ОППН, ПНД,характеристики и т.д.). Иные сведения,полученные в ходе наведения справок, могутстать источниками доказательств только входе проведения следственных действий илиэкспертиз. 5. Сбор образцов длясравнительного исследования какоперативно-розыскное мероприятие не можетподменять такое следственное действие, какполучение образцов для сравнительногоисследования (ст. 202 УПК РФ). В противномслучае полученные образцы лишаютсянадлежащих процессуальных гарантий длядальнейшего их использования вдоказывании, что влечет недопустимостьпроизводных доказательств. Результатысбора образцов для сравнительногоиспользования играет служебную роль иимеет ориентирующее значение дляпланирования дальнейшего расследования ипроведения отдельных следственныхдействий. 6. Проверочная закупкасостоит в совершении мнимой сделкикупли-продажи с лицом, подозреваемом вторговле запрещенными в гражданскомобороте предметами, товарами (наркотиками,фальсифицированными спиртными напитками,контрафактной продукцией,сильнодействующими препаратами, оружием,боеприпасами и т.п.), а также для выявленияфактов обмана потребителей. Особенностьюэтого мероприятия является”зашифрованность” проверочной закупки подвидом обычной процедуры с последующимобъявлением продавцу о фактической целизакупки, контрольным взвешиваниемприобретенного товара и составлением акта,отражающего результат проведения этогооперативно-розыскного мероприятия.Используется и негласная форма проверочнойзакупки, о которой продавцу не сообщается, ипо результатам этого мероприятиясоставляется справка. Результаты негласнойформы проверочной закупки не могутиспользоваться в доказывании по уголовномуделу, так как отсутствуют какие-либопроцессуальные гарантии достоверностиполученных таким путем сведений. Такиерезультаты служат задачам выполненияоперативно-розыскной деятельности и могутявиться основанием для возбужденияуголовного дела, с последующим проведениемследственного эксперимента (ст. 181 УПК РФ). 6.1. Гласные формы проведения проверочнойзакупки с последующим объявлением еерезультатов продавцу могут быть положены воснову доказывания, так как у продавцаимеются возможности участия в исследованиидоказательств при контрольном взвешиваниии составлении акта закупки, он можетподавать свои возражения и замечания. Актпроверочной закупки направляется в органпредварительного расследования и имеетпроцессуальное значение иного документа,сведения, полученные в ходе этогомероприятия, проверяются путем допросовлиц, принимавших в нем участие. Нередко этомероприятие проводится с участием понятых,что не предусмотрено Законом обоперативно-розыскной деятельности. Участиепонятых может иметь место только в рамкахпроизводства по возбужденному уголовномуделу. При проведении этогооперативно-розыскного мероприятия, как иряда других, обычно игнорируются положениястатьи 17 Закона “Об оперативно-розыскнойдеятельности”, которые допускаютпривлечение отдельных граждан с ихсогласия к подготовке или проведениюоперативно-розыскных мероприятий. Участиеэтих лиц не может носить, если так можновыразиться, “удостоверяющий” характер, ибоэто не понятые, а лица, оказывающиесодействие проведениюоперативно-розыскного мероприятия наконфиденциальной основе. В силу этогопривлечение отдельных лиц к проведениюпроверочной закупки весьма целесообразно,но в этом случае такие лица подлежатрасшифровке с их согласия и могут бытьдопрошены в ходе расследования в качествесвидетелей. 7. Исследование предметов идокументов обычно производитсяспециалистами в области криминалистики илиспециалистами в других сферах деятельности(биологами, судебными медиками, химиками ит.д.). Полученная таким путем информацияоблекается в форму справок, меморандумов,рапортов. 7.1. В определенных случаяхсправки об исследовании предметов идокументов имеют доказательственноезначение как основание для возбужденияуголовного дела: справка об отнесенииобнаруженного вещества к наркотическимсредствам, справка о принадлежностипредмета к огнестрельному или холодномуоружию, об отнесении предметов кбоеприпасам, о наличии подчисток или следовподделки в документе и т.д. Одновременнотакие справки служат основаниями и дляназначения соответствующих экспертиз. В относительно несложных случаях, восновном при проведении дознания, приотсутствии сомнений и спора, справки могутиметь процессуальное значение источникадоказательств – иных документов. Этоотнесение предмета к категории холодногооружия, пистолета – к огнестрельному оружиюи т.п., когда не требуется проведенияэкспертиз. 8. Наблюдение – это негласноеслежение за интересующими оперативноеподразделение лицами или событиями с цельюполучения информации, используемой длязадач выполнения оперативно-розыскнойдеятельности. Результаты наблюденияфиксируются рапортом,справкой-меморандумом, а также сприложением фотографий, магнитных лент ивидеокассет. Добываемая таким путеминформация может иметь важное значение вуголовном судопроизводстве.Зафиксированные результаты этогооперативно-розыскного мероприятияпредставляются органу дознания,следователю или в суд на основаниипостановления руководителя органа,осуществляющего оперативно-розыскнуюдеятельность (ч. 3 ст. 11 Федерального закона”Об оперативно-розыскной деятельности”).Далее эти результаты подлежат вовлечению вуголовное судопроизводство и проверке всоответствии с требованиямиуголовно-процессуальногозаконодательства: путем осмотрапредставленных предметов и документов,проведения экспертиз, допросов лиц,осуществлявших это оперативно-розыскноемероприятие. Определение конкретныхследственных действий производится взависимости от характера представленныхпредметов и документов. 8.1. Приподготовке осуществления наблюдения сприменением аудиозаписи иногдапривлекаются понятые для удостоверенияфакта вручения лицу, оказывающемусодействие в проведенииоперативно-розыскного мероприятия,технических средств. Как уже отмечалось,институт понятых при проведенииоперативно-розыскных мероприятий не долженприменяться. Это может только породитьсомнение в достоверности полученных такимпутем сведений, поскольку производитсяэклектическое сочетание следственного иоперативно-розыскного мероприятий.Вручение технических средств наблюдениядолжно производиться по постановлениюначальника оперативного подразделения суказанием технических характеристик ипараметров используемого для наблюдениясредства.

9. Отождествление личности -сыскное опознание человека состоит вустановлении и идентификации живого лицаили неопознанного трупа по статическим илидинамическим признакам. Результаты такогооперативно-розыскного опознания ни в коемслучае не могут иметь самостоятельногозначения доказательства по уголовномуделу.

Для этого необходимо проведениеэкспертиз (например, дактилоскопической),предъявление для опознания по правиламстатьи 193 УПК РФ.

Если вопрос об опознаниитрупа решается относительно просто, дляэтого только необходим предварительныйдопрос опознающего о приметах иособенностях, по которым он может опознатьтруп, и наличие понятых при проведенииопознания, то опознание живого лицапредставляет достаточную сложность,влекущую порой следственно-судебнуюошибку.

В части 3 статьи 193 УПК РФсформулировано правило, согласно которомуне может проводится повторное опознаниелица тем же опознающим и по тем жепризнакам. Иногда оперативные работникинегласно показывают опознающемузаподозренное лицо и порой убеждают, чтоэто именно то лицо, которое причастно кисследуемому событию.

Последующеепредъявление для опознания в порядкестатьи 193 УПК может привести к судебнойошибке. Так, по одному из дел обизнасиловании двух женщин каждая из нихуверенно опознала подозреваемого,подтвердив затем свои показания на очныхставках.

В результате опознанный в течениинескольких недель находился под стражей,пока с достаточной достоверностью не былоустановлено его алиби, а затем вообще былустановлен настоящий преступник. Какоказалось, оперативные работники этим двумпотерпевшим заведомо показалиопознаваемого перед предъявлением его дляопознания. В

К тексту закона »

Источник: //www.lawmix.ru/comm/2716/7239

Проф-юрист