Гласность уголовного судопроизводства и независимость судебной власти

Гласность правосудия

Гласность уголовного судопроизводства и независимость судебной власти

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1.Понятие гласности правосудия

2.Правосудие и справедливость

3.Развитие концепции правосудия

4.Демократическая реформа правосудия в России

5.Принцип гласности в российском судопроизводстве

6.Принцип гласности в Кодексе чести судьи РФ

Заключение

Список литературы

Введение

Особенностью профессиональной деятельности юриста является гласность ее осуществления или результатов, контроль общественности, общественного мнения, оценка ими справедливости, нравственности или безнравственности деятельности профессиональных участников судопроизводства. Конституция устанавливает, что разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Глава седьмая Конституции Российской Федерации устанавливает демократические принципы организации и деятельности судебной власти: осуществление правосудия только судом; независимость судей и подчинение их только Конституции Российской Федерации и закону; несменяемость судей; неприкосновенность судей; гласность суда; состязательность. Ст. 32 Конституции установила право граждан Российской Федерации участвовать в отправлении правосудия, а ст. 123 предусмотрела возможность ведения судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Открытое разбирательство уголовных дел во всех судах – правило, а закрытое – редкое исключение. Приговоры же во всех случаях провозглашаются публично.

Судьи выполняют свои обязанности по осуществлению правосудия в открытых судебных заседаниях, публично, в присутствии граждан.

Соблюдение ими нравственных норм или же отступления от них, справедливость или несправедливость принимаемых решений контролируются общественным мнением.

В гласном, открытом судебном процессе по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение перед судом. Он действует в этих случаях в присутствии публики, дающей нравственные оценки его позиции и поведению. Следователь ведет расследование в условиях неразглашения данных следствия.

Но все, что собрано им по уголовному делу, становится затем достоянием гласного суда.

Подсудимый, его защитник, потерпевший, свидетели, другие лица, вызванные в суд, нередко сообщают о том, как проводилось предварительное следствие, о том, насколько строго соблюдал следователь правовые и нравственные нормы.

Конституция России 1993 года, расширив круг прав и свобод человека, восприняв важнейшие положения международно-правовых актов, воплощающих общепризнанные нравственно-правовые ценности, и усилив судебные гарантии личности, основных человеческих благ, существенно усовершенствовала основы российского права, его нравственный потенциал.

Это соответствует Венской декларации и Программы действий, принятой на Всемирной конференции по правам человека 25 июня 1993 г. в Вене «Каждая страна должна создать эффективную систему средств правовой защиты для рассмотрения жалоб, в связи с нарушением прав человека и устранением таких нарушений.

Система осуществления правосудия, включая правоохранительные органы и органы прокуратуры, а также работники независимых судебных органов и адвокатуры, в полном соответствии с существующими стандартами, которые упоминаются в международных договорах по правам человека, имеет исключительное значение для всесторонней и не дискриминационной реализации прав человека и является неотъемлемым элементом процессов демократии и стойкого развития».

1.Понятие гласности правосудия

Гласность правосудия – демократический принцип судопроизводства, означающий, что разбирательство дел во всех судах открытое (ст. 123 Конституции РФ). Принцип гласности правосудия означает право граждан, достигших 16-летнего возраста, присутствовать на судебном заседании, а также право СМИ свободно освещать ход судебного разбирательства.

Слушание дел в закрытом заседании допускается только в случаях, предусмотренных ФЗ.

Процессуальное законодательство, определяющее принципы и порядок отправления правосудия, устанавливает следующие условия проведения закрытых судебных заседаний: когда это необходимо для охраны государственной тайны, а также по мотивированному определению суда по делам о преступлениях лиц, не достигших 16-летнего возраста, по делам о половых преступлениях, а также по другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц. Слушания дел в закрытых судебных заседаниях проводятся с соблюдением обычной судебной процедуры. Решения и приговоры суда во всех случаях провозглашаются публично.

Особое значение гласность правосудия приобретает в качестве процессуальной гарантии обеспечения права обвиняемого на защиту, что нашло отражение во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. Одновременно широкая гласность способствует реализации воспитательной и предупредительной функций правосудия.

Вместе с тем отступления от гласности необходимы в некоторых случаях как в интересах государства, так и личности. При рассмотрении экономических споров в арбитражных судах существенное значение приобрели гарантии соблюдения коммерческой тайны, что также учитывается и законодательством (ст. 9 АПК), и судебной практикой.

Гласность – важнейшее начало демократического правосудия. Тайный процесс – атрибут средневековья и тоталитаризма – служит устрашению и антигуманен по своей сути, так как оставляет человека наедине с преследующими его агентами власти, действующими вне контроля общества.

2. Правосудие и справедливость

Юридический энциклопедический словарь правосудие определяет следующим образом: «форма государственной деятельности, которая заключается в рассмотрении и разрешении судом отнесенных к его компетенции дел – об уголовных преступлениях, гражданских спорах и др.».

Правосудие имеет ряд специфических признаков: оно осуществляется от имени государства, специальными государственными органами – судами, посредством рассмотрения в судебных заседаниях гражданских, уголовных и других дел в установленной законом процессуальной форме. А.Т.Боннер считает неустаревшим определение правосудия, данное русским юристом И.

Наумовым: «Действие правосудия состоит в справедливости дела и на разуме законов, и чтобы оные решения были точно так исполнены, какое в них содержится положение”.

Справедливость судебных решений возможно только на основании строгого соблюдения закона. Так характеризует справедливость С.С.Алексеев: “справедливость приобретает значение правового принципа в той мере, в какой она воплощается в нормативно-правовом способе регулирования, в тех началах соразмерности, равенства и т.д.

, которые присущи самому построению правовой доктрины”. Однако справедливость по сути дела не совпадает с законностью. Порой бывает так, что в рамках закона правоприменитель находит решение верное с узкоюридической точки зрения, однако с учетом индивидуальных особенностей случая такое решение может быть справедливым далеко не всегда.

Таким образом, справедливость имеет в юридической практике и самостоятельное значение. Она является одним из ведущих начал при решении юридических дел, когда суду предоставлена “свобода усмотрения”, когда суд осуществляет функцию по индивидуальному регулированию.

По мнению авторов учебника “Основы теории права”, справедливость наряду с законностью, обоснованностью и целесообразностью является основным требованием к применению права.

При этом справедливость, необходимым условием которой являются законность и обоснованность, оказывается тесно связанной с принципом целесообразности, понимаемым как “соответствием деятельности органов и лиц в рамках закона конкретным условиям места и времени, выбор оптимального пути осуществления нормы в конкретной жизненной ситуации”.

Справедливым в рамках закона может быть признано единственно возможное в конкретном случае, наиболее оптимальное, разумное, гуманное решение.

Оно может быть найдено на базе правильного установления обстоятельств дела, их верной правовой и социальной оценки и истолкования конкретной правовой нормы в системе других норм данной отрасли права, а при необходимости и всего права в целом. А.Т. Боннер считает, что определение справедливости невозможно без понятия истины. Он пишет: “истинность и справедливость – самые важные качества судебного приговора. Известно, что, только установив истину можно справедливо наказать виновного. При этом наказание виновного только одна сторона его справедливости, второй чрезвычайно важной его стороной является полное соответствие тяжести содеянного и личности преступника.

3. Развитие концепции правосудия

Функция судебного разрешения споров – одна из древнейших и необходимых форм реализации властных прерогатив. История древнего мира свидетельствует о том, что судебная функция, прежде чем перейти в руки государства, осуществлялась то в магической, то в арбитральной форме.

С возникновением государства правосудие становится одной из привилегий носителя верховной власти, который в древние времена (Вавилон, Египет) отождествлял в своем лице высшую справедливость и божественный промысел.

Например, в Древнем Египте такой фигурой являлся фараон, именем которого и осуществлялось правосудие.

Потребность людей в защите своей личности и свободном распоряжении собственностью возникла задолго до того, как складывающиеся правила поведения стали закрепляться сначала в обычаях, а затем и в праве.

В развитие концепции правосудия наиболее значительный вклад внесла греко-римская цивилизация. В Древней Греции первыми видами судов были суд басилея – племенного вождя, который обладал неограниченной властью над согражданами, их жизнью и имуществом. Более совершенными формами суда явились впоследствии ареопаг и суд гелиастов – прообраз буржуазного суда присяжных.

Источник: https://mirznanii.com/a/26172/glasnost-pravosudiya

Как обеспечить независимость российской судебной системы

Гласность уголовного судопроизводства и независимость судебной власти

Принцип разделения властей в России был впервые закреплен двадцать четыре года назад. Произошло это 12 июня 1990 года с принятием Съездом народных депутатов РСФСР Декларации «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики».

Этой декларацией, помимо провозглашения государственного суверенитета России, было впервые установлено, что разделение законодательной, исполнительной и судебной властей является важнейшим принципом функционирования РСФСР как правового государства.

Потребовалось два года для того, чтобы в Конституции РСФСР принцип демократического централизма был заменен на принцип разделения властей.

Еще через полтора года, этот принцип был отражен и раскрыт в действующей Конституции России. Но и прошедших двадцати четырех лет не хватило, чтобы реализовать его на практике.

Согласно отчету Всемирного экономического форума в Давосе за 2013 год, Россия занимает 122 место из 144 по независимости судебной системы.

Сегодня впервые за последние десять лет общество ясно и недвусмысленно заявило требование перемен. Прошли по-настоящему массовые митинги и марши. В стране проходит дискуссия о политической реформе. Много внимания уделяется вопросам реформирования партийной и избирательной систем, выборности губернаторов.

Однако вопрос реформирования судебной системы удивительным образом остается в тени. Конечно, о необходимости такой реформы говорится регулярно, и властью даже делаются отдельные шаги по совершенствованию судебного процесса.

Но об обеспечении независимости суда, прежде всего от исполнительной власти и президента, серьезно и по существу говорят только отдельные эксперты в своем узком кругу.

Судебная реформа в России началась почти сто пятьдесят лет назад. Одной статьей ответить на все вызовы, стоящие перед нами, невозможно. Описывать сложившуюся ситуацию можно очень долго, но вместо этого лучше привести следующую цитату:

«… Граждане долгие годы на собственном опыте убеждались, что оградить свои права и законные интересы с помощью правоохранительных органов так же трудно, как и защититься от самих этих органов, попав в сферу их деятельности.

Гласность, приоткрыв завесу «служебных тайн», выставила напоказ язвы судопроизводства: коррупцию, сокрытие преступлений от учета, дутые показатели раскрываемости, почти полное отсутствие оправданий, отработанную технологию добывания лжепризнаний и осуждения невиновных.

Пресловутый обвинительный уклон был наглядно зафиксирован в результате изучения 343 уголовных дел, осужденные по которым были в конечном итоге реабилитированы вышестоящими судебными инстанциями: хотя адвокаты в 98% случаев просили оправдать подзащитных, суды вопреки материалам дел постановляли обвинительные приговоры…».

Приведенные слова могут показаться выдержкой из какой-нибудь декларации сегодняшней оппозиции. На самом деле это извлечение из Концепции судебной реформы в РСФСР (между прочим действующей), утвержденной по инициативе президента Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 года. К тексту, написанному более двух десятилетий назад, можно многое добавить, но нечего убавить.

Здесь я хочу предложить некоторые шаги, направленные на обеспечение независимости судебной власти, и пояснения к ним.

Прежде чем говорить о конкретных мерах по созданию независимого суда, следует отметить, что решение лежит в двух плоскостях: технологической и политической.

Главный смысл политических мер сводится к тому, что власть должна действительно перестать влиять на судебные решения. Добиться этого можно только через сменяемость власти на выборах.

Технологические же меры должны обеспечить системный характер независимости суда.

У судьи не может быть начальника

На сегодняшний день председатель суда, особенно на уровне районных судов и судов субъектов РФ, является фактическим начальником судей соответствующего суда.

Однако у судьи не может быть начальника — он должен подчиняться только конституции и федеральному закону.

Всесилие председателей судов обеспечивается тем, что они фактически принимают судей на работу (дают представления о назначении лица на должность судьи), увольняют их с работы (дают рекомендации квалификационной коллегии судей), распределяют дела между судьями.

В этой связи необходимо избирать председателей судов анием судей соответствующего суда, сократить срок полномочий председателя суда до двух лет, лишить председателей судов полномочий по назначению (переназначению) и отстранению судей, ввести правило распределения дел между судьями по жребию.

Судья не должен быть чиновником

Практически всех судей сегодня напрямую назначает президент (за исключением судей Верховного и Конституционного судов, которые назначаются Советом Федерации по представлению президента).

В России около 30 000 судей, назначаемых президентом.

Фактическое решение о назначении большинства судей принимается председателями судов и чиновниками из администрации президента, что приводит к созданию тесной спайки между исполнительной властью и судебными органами.

Всех федеральных судей необходимо назначать Советом Федерации исключительно по предложению органов судейского сообщества.

Следует ввести также процедуру предварительного публичного (не менее одного года) рассмотрения кандидатур судей в Государственной думе, Совете Федерации и парламентах субъектов РФ.

Человеку, прошедшему квалификационный отбор, отбор судейского сообщества, всевозможные проверки, годичное переобучение, а также широчайшее обсуждения в парламентах всех уровней — можно доверить судейскую мантию. Такая система позволит насквозь «просветить» претендента.

Мировые судьи должны избираться

Закон позволяет субъекту федерации самостоятельно выбирать порядок замещения должности мирового судьи: назначение парламентом субъекта или прямыми выборами. На сегодняшний день ни один регион не пошел по пути избираемости мировых судей.

Необходимо поэтапно переходить к избираемости мировых судей гражданами.

Суды присяжных должны стать правилом, а не исключением

В настоящее время уголовные дела рассматриваются судами присяжных в отношении особо тяжких преступлений.

За последние годы компетенция суда присяжных была серьезно сокращена (из его подсудности были выведены дела о террористических актах, захвате заложников, массовых беспорядках и ряд других).

Многовековой опыт работы судов присяжных во многих странах мира, включая Россию (в которой до революции успешно действовали такие суды) показал, что это самый эффективный способ обеспечения правосудия.

В этой связи необходимо расширить категории дел, рассматриваемых судом присяжных на все уголовные дела, по которым предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

Суды должны быть материально независимы и состоятельны

Огромное количество районных судов находится в чудовищных условиях: маленькие здания, зачастую находящиеся в аварийном состоянии, отсутствие современной оргтехники, вечная нехватка административного персонала, низкие зарплаты помощников и секретарей и т.д.

Практика рассмотрения дел не в специально оборудованных залах заседаний, а в маленьких кабинетах самих судей, никуда не делась. Рассчитывать, что принимаемые в таких условиях решения «именем Российской Федерации» будут объективны, а судьи независимы — наивно.

Суды и все расходы, связанные с гарантиями судьям, включая обеспечение жильем, должны финансироваться исключительно федеральным бюджетом. В федеральном конституционном законе следует закрепить процент бюджета, который направляется на нужды судебной власти, и который при реализации бюджета не может быть ни уменьшен, ни увеличен.

Споры граждан и организаций с государством должны рассматриваться специальными судами

Ряд юристов, правозащитников и политиков (к примеру, партия «Яблоко») много лет выступают за создание административных судов для рассмотрения дел в отношении должностных лиц органов власти, нарушающих права граждан и организаций. В ходе своей предвыборной кампании Путин также предлагал создание административных судов, но вместе с выборами закончилось и обсуждение этого вопроса.

Чиновник должен отвечать за незаконные действия

Государственными и муниципальными органами принимается огромное количество незаконных решений, совершаются противоправные действия. Многие из них впоследствии успешно оспариваются в судах. Однако чиновник, принявший такое решение, практически никогда не несет ответственности.

Российской законодательство не содержит общей нормы, устанавливающей ответственность должностных лиц государства за совершение незаконных действий или принятие незаконных решений. В этих условиях никогда не получится ни бороться с коррупцией, ни дисциплинировать исполнительную власть.

Власть никогда не станет бояться суда, который не может её наказать за незаконные действия.

Необходимо установление общей административной ответственности чиновников за принятие незаконных решений, совершение незаконных действий или незаконное бездействие с наказанием в виде крупных штрафов и (или) дисквалификации.

Восстановление справедливости

За последние два десятилетия тысячи невиновных людей прошли через жернова уголовной системы и были отправлены в тюрьмы.

Многие из них не дожили до окончания своих сроков, а кто-то и до приговора.

С начала 90-х и по сей день, суд — способ сведения коммерческих, политических или личных счетов с человеком: через суд работают рейдеры; суд принимал решения по содержанию под стражей Магнитского.

Судебная реформа не может начаться без восстановления справедливости. Необходима отмена ранее вынесенных неправосудных приговоров, освобождение и реабилитация пострадавших от судебной коррупции и ангажированности судей.

Для реализации этой задачи можно установить общее право обжалования вступившего в законную силу приговора в случае, если судья, прокурор или следователь, которые вели дело, были осуждены за коррупционные и должностные преступления. Необходимо предусмотреть обязательность оповещения всех лиц, которые будут иметь такое право, и возможность прокуратуры самостоятельно обжаловать приговоры по таким делам.

Предложенные меры следует рассматривать в комплексе с политической реформой государственной системы. Без реальных и честных выборов, сильного парламента, федерализма и гарантированного местного самоуправления никакая реформа судебной системы не приведет к желаемому результату.

В завершение хочу сказать следующее. События последнего времени показывают, что отсутствие ясных целей, стратегии политической борьбы, политической программы и политиков, способных эту программу реализовать, ослабляют эффект даже самых многочисленных митингов.

Содержательная неопределенность протеста приводит к его уязвимости перед политическими провокаторами и проходимцами. Поэтому гражданскому обществу и демократической оппозиции стоит выработать общую программу. Независимость суда должна стать одной из главных ее целей.

Источник: http://smartpowerjournal.ru/independence-of-court/

Проф-юрист