Доктрина бенефициарного собственника в налоговых отношениях

Применение концепции лица, имеющего фактическое право на доход (бенефициарного собственника)

Доктрина бенефициарного собственника в налоговых отношениях

В течение последних лет СМИ регулярно публикуют материалы, освещающие факты применения российскими фискалами на практике концепции лица, которое обладает фактическим правом на доходы. В 2015–2017 гг. мы имели возможность наблюдать, как налоговики в целой серии громких дел успешно использовали концепцию бенефициарного собственника.

Новый подход позволяет им оспаривать применение российскими предприятиями, которые выплачивают за границу пассивные доходы, налоговых льгот (например, пониженных ставок или освобождений от налогообложения). Анализ налоговых проверок показывает, что таких результатов российским фискалам помогает добиваться активное взаимодействие с их иностранными коллегами.

Так они получают информацию, которая впоследствии служит весомой доказательственной базой.

Какие трудности возникают?

Концепция бенефициарного собственника нашла отражение в законодательстве России не так давно — соответствующий нормативный акт вступил в силу 1 января 2015 года.

Данную концепцию налоговые органы сразу взяли на вооружение в качестве действенного механизма по противодействию использованию льгот, установленных соглашениями об избежании двойного налогообложения при выплате пассивных доходов — дивидендов, лицензионных платежей, процентов.

Это коснулось и иностранных компаний, и российских предприятий, которые совершали выплаты в пользу своих зарубежных партнеров, исполняя обязанности налоговых агентов.

Число судебных споров, связанных с применением концепции бенефициарного собственника, стремительно растет. Причем зачастую в рамках таких дел рассматриваются периоды, которые предшествовали внедрению в НК РФ указанной дефиниции. Уже успели ощутить на себе последствия нововведений такие крупные игроки, как:

  • «Банк Интеза» — дело № А40-241361/15;
  • «Краснобродский Южный» — дело № А27-20527/2015;
  • «МДМ Банк» — дело № А40-116746/15;
  • «ВотекМобайл» — дело № А14-13723/2013;
  • «Владимирская энергосбытовая компания» — дело № А11-6602/2016;
  • «Кредит Европа Банк» — дело № А40-442/2015;
  • «Северсталь» — дело № А40-113217/16 и многие другие.

Мы тщательно проанализировали перечисленные дела и прочую судебную практику, чтобы составить точное представление о претензиях и методах работы налоговых органов. Одним из предметов судебных разбирательств фискалов с указанными предприятиями стало соответствие иностранной фирмы, получающей доход из источников на территории РФ, критериям бенефициарного собственника.

Следует отметить, что методы российских налоговиков быстро совершенствуются. Они все более умело собирают информацию о зарубежных операционных и холдинговых структурах и уверенно выстраивают свою позицию в ходе споров в суде.

Как следствие, российским предприятиям — налоговым агентам защита статуса иностранных компаний как бенефициарных собственников дается все тяжелее. Об этом свидетельствует негативная для бизнеса динамика изменения характера судебных решений по подобным делам.

С российских налоговых агентов все чаще взыскивают неудержанные суммы налогов, а также штрафы и пени.

Особенности методов налоговых органов

В мае 2017 года ФНС РФ разъяснила порядок выявления и доказывания фактов неправомерного применения норм международных договоров об избежании двойного налогообложения в информационном письме № СА-4-7/9270. Так была сформулирована официальная позиция ведомства применительно к концепции бенефициарного собственника.

Таким образом, служба рекомендует своим сотрудникам уделить особое внимание исследованию следующих вопросов:

  • самостоятельность руководства иностранной организации в принятии решений;
  • осуществление предпринимательской деятельности и ее признаки (персонал, общехозяйственные расходы, офис);
  • наличие реальных полномочий на распоряжение доходами предприятия;
  • извлечение экономической выгоды;
  • несение обычных для предпринимательской деятельности рисков по отношению к активам;
  • характер финансовых потоков, наличие фактических и юридических обязательств по дальнейшему перечислению денежных поступлений;
  • системность платежей от компании, являющейся резидентом страны-участницы международного налогового соглашения, в пользу лиц, которые не наделены правом применения льгот.

Из соображений обеспечения полного и объективного анализа деятельности предприятия налоговым органам не рекомендуется ограничиваться исследованием спорных операций по перечислению доходов. Им надлежит давать оценку работы группы компаний в целом.

ФНС РФ рассматривает концепцию бенефициарного собственника как механизм по противодействию злоупотреблениям льготами, которые предусмотрены международными налоговыми соглашениями. Из этого следует, что ее можно применять не только к пассивным, но и к иным видам доходов.

Ведомство также отмечает, что отказать в применении льгот можно на основании уже того, что непосредственный получатель дохода не является фактическим выгодоприобретателем. То есть фискалам достаточно доказать одно это обстоятельство.

При этом нет необходимости искать конечного бенефициара.

План BEPS в России

В июне 2017 года Российская Федерация присоединилась к Многосторонней Конвенции по выполнению мер, относящихся к реализации «Действия 15» плана BEPS (Base Erosion and Profit Shifting).

Это создает правовую базу для внедрения плана BEPS без изменения уже действующих соглашений об избежании двойного налогообложения.

Отметим, что российские власти планируют распространить действие нового документа на 63 применяемых на сегодняшний день налоговых соглашения.

В согласованной Россией версии Конвенции предусмотрены следующие положения:

  • предотвращение фактов злоупотребления нормами налоговых соглашений;
  • в договоры об избежании двойного налогообложения планируется внести ограничения применения налоговых льгот. Так, Россия планирует использовать «принцип основной цели» в сочетании с «упрощенным положением об ограничении льгот»;
  • суть «принципа основной цели» состоит в отказе в предоставлении льгот, если установлено, что главной либо одной из главных целей совершения сделки было собственно получение льгот;
  • «Упрощенное положение об ограничении льгот» позволяет получать льготы по налоговым соглашениям лишь в тех случаях, когда организации, желающие воспользоваться преференциями, являются «квалифицированными лицами». В Конвенции определены критерии определения таких лиц. Кроме того, в документе перечислены случаи, когда льготы могут получить лица, не относящиеся к категории квалифицированных;
  • изменения коснутся и пониженных налоговых ставок при выплате дивидендов. Чтобы получить возможность пользоваться ими, лицо должно участвовать в капитале предприятия, осуществляющего выплату дивидендов, не менее 365 календарных дней.

Ратификация Конвенции в утвержденном на сегодняшний день виде приведет к значительным переменам в системе применения льгот в рамках международных налоговых соглашений.

Какие меры нужно предпринять?

Как следует из практики, защитить права на применение налоговых льгот, основанных на международных соглашениях, можно, но для этого требуется тщательное выстраивание и надлежащее документирование деятельности зарубежного предприятия, получающего доходы из источников в РФ. Иными словами, необходимо заранее сформировать досье с документальными подтверждениями соответствия такой иностранной компании критериям бенефициарного собственника.

Такой подход укрепит позиции налогового агента, который выплачивает доходы в пользу иностранной организации и тем самым несет риски, связанные с неудержанием в полном объеме налогов на доходы зарубежных получателей.

Это облегчит разрешение споров с налоговыми органами, поможет избежать аврала при сборе информации, запрошенной фискалами, а также позволит оперативно представить доказательства в случае составления налоговиками акта о неправомерном неудержании налоговых платежей или необоснованном применении льгот, предусмотренных международными налоговыми соглашениями.

Необходимо учитывать и то, что новая нормативная база позволяет определять реального получателя доходов из источников в России и в добровольном порядке заявлять таких лиц в качестве бенефициарных собственников. Это дает возможности для снижения рисков, которые ранее были недоступны.

Данная опция применима не во всех случаях, но, безусловно, заслуживает внимания.

Также следует понимать, что ее использование должно основываться на взвешенном решении, а для этого нужно предварительно провести глубокий всесторонний анализ деятельности бенефициаров еще до выплаты доходов, полученных в РФ в пользу иностранных компаний.

Разумеется, все случаи носят индивидуальный характер, и нет достаточных оснований называть каждого зарубежного получателя доходов «компанией-прослойкой», которая не имеет реальных прав на получение дохода.

Между тем, представления проверяющих о ситуации не всегда будут совпадать с Вашим мнением.

Как следствие, с целью формирования базы для эффективной защиты нужно заблаговременно проанализировать деятельность иностранного получателя доходов, структуру его финансовых потоков, характер дальнейшего распределения полученных денежных средств и т. д.

Применение «сквозного подхода»

Итак, по результатам проведенного анализа Вы пришли к выводу, что не отвечаете критериям бенефициарного собственника. Данную проблему можно решить путем применения «сквозного подхода». Такая возможность появилась одновременно с внедрением в российское законодательство концепции бенефициарного собственника.

Чтобы использовать данный подход, Вам нужно в добровольном порядке раскрыть конечного получателя дохода. Тогда налогообложение такого дохода будет производиться так, как если бы он выплачивался напрямую конечному бенефициару.

При этом цепочка предприятий-посредников, через которые по факту проходят денежные средства, в расчет не принимается.

«Сквозной подход» позволяет пользоваться налоговыми льготами при взаимодействии со сложной иностранной бизнес-структурой. Разумеется, для этого конечный бенефициар должен быть резидентом страны, у которой с РФ подписано налоговое соглашение.

Чем мы можем Вам помочь?

Специалисты юридической компании URVISTA предлагают содействие в решении вопросов, сопряженных с применением концепции бенефициарного собственника. Вы можете воспользоваться следующими услугами:

  • консультации по всем аспектам практического применения норм о бенефициарном собственнике;
  • анализ корпоративной структуры, трансграничных сделок и финансовых потоков на предмет выявления рисков, связанных с концепцией бенефициарного собственника. Мы также проводим оценку величины таких рисков;
  • разработка комплекса рекомендаций и мер, направленных на полное устранение обнаруженных рисков или их минимизацию в будущем. В частности, наши специалисты могут предложить план изменения корпоративной структуры, трансграничных операций и их документального оформления, перераспределения функций внутри группы предприятий;
  • разработка писем-подтверждений со сведениями об обстоятельствах деятельности иностранных компаний, которые указывают на наличие обоснованного права на получение дохода, либо с данными об обладателе такого права;
  • помощь в подготовке писем-подтверждений для компаний-посредников в случае применения «сквозного подхода»;
  • разработка новых редакций лицензионных, акционерных соглашений, договоров о предоставлении заемного капитала. В частности, в тексты документов может быть включено положение, которое возлагает на иностранную организацию обязанность предоставлять не только сертификат налогового резидентства, но также и документальное подтверждение фактического права на доход.

Источник: //i-offshore.ru/baza-znaniy/stati/spetsifika-primeneniya-kontseptsii-benefitsiarnogo-sobstvennika.html

Доктрина бенефициарного собственника в налоговых отношениях – Электронный журнал «Налоговед»

Доктрина бенефициарного собственника в налоговых отношениях

В деле Salomon v. Salomon & Co. (1897) английский суд сформулировал один из постулатов современного корпоративного права: компания является самостоятельным субъектом права, имущество компании не является имуществом его участников, последние не отвечают за долги компании.

Этот постулат, известный как принцип ограниченной ответственности, нашел повсеместное закрепление в гражданском законодательстве.
Вместе с тем развитие коммерческого оборота показало, что этот постулат не абсолютен и в определенных случаях может быть ограничен.

В первую очередь ограничения обусловлены многочисленными злоупотреблениями в применении этого принципа участниками оборота, прежде всего холдингами. Речь идет о практике использования предприятий-«фасадов», уклонении от ответственности, внутрифирменном ценообразовании и т. д.1.

Это приводит к тому, что экономическое содержание отношений не соответствует юридическому оформлению, поскольку дочерние компании вступают в отношения лишь номинально, реальный контроль над деятельностью принадлежит материнской компании, однако все юридические риски возлагаются на подконтрольные организации.
Известный цивилист М.И.

Кулагин отмечал, что подлинными юридическими лицами в традиционном понимании остаются только материнские или головные компании2. В корпоративном праве существует ряд правил, которые позволяют правоприменителю проигнорировать наличие самостоятельного правового статуса у юридического лица, признав последствия юридических действий обязательными для материнской компании.

В частности, в английском законодательстве предусмотрено снятие «корпоративной вуали» в случае, если у публичной компании в течение 6 месяцев был только один участник (Закон о компаниях, 1985). В практике английских судов эта концепция применяется, если из фактических обстоятельств следует, что компания и-пользуется исключительно как «фасад».

Это правило нашло отражение и в российском законодательстве. В соответствии со статьей 105 ГК РФ основное общество солидарно отвечает по долгам дочернего общества, если будет доказано, что дочернее общество совершило сделку по указанию основного общества.

Таким образом, в гражданском праве выработан ряд правил, по которым на юридическое или физическое лицо могут быть возложены юридические последствия действий или деятельности подконтрольного либо связанного юридического лица.

ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИНалогоплательщик должен уплачивать налоги исходя из результатов собственной деятельности. Деятельность других организаций и физических лиц по общему правилу не должна приводить к налоговым последствиям (обязанности по уплате налога) для налогоплательщика.

Обособление одного налогоплательщика от другого осуществляется исходя из организационно-правового понятия субъекта: налогоплательщик – это субъект, обладающий самостоятельным организационно-правовым статусом в соответствии с гражданским законодательством.

Согласно статье 11 НК РФ под организацией понимается российское юридическое лицо, образованное в соответствии с законодательством РФ, а также корпоративное образование, созданное по законодательству иностранных государств (Аронов А.В., Кашин В.А. Налоги и налогообложение: учеб. пособие.

– М.: Магистр, 2009. С. 73, 77).

Несомненно, что концепция снятия «корпоративной вуали» не могла не отразиться на налоговых отношениях. Одной из распространенных целей использования подконтрольных («фасадных») юридических лиц является снижение налоговой на-грузки на группу компаний (эффективная налоговая ставка).

Стандартный прием использования подконтрольных компаний в налоговом планировании – их учреждение в низконалоговой юрисдикции и формирование так называемого центра прибыли, то есть аккумулирование дохода, полученного от производственной деятельности группы, путем перевода дохода в виде процентов за пользование кредитом, лицензионных платежей (роялти), вознаграждения за оказание вспомогательных услуг и пр. Понимая, что «фасадные» компании значительно сокращают налоговые доходы государства, в которых находятся конечные бенефициары (учредители, собственники), налоговые администрации пытаются противостоять подобному выводу налоговой базы из-под своей юрисдикции.Принципы такого противодействия основаны на той же логике, что и теория снятия «корпоративной вуали». Налоговые администрации вырабатывают самостоятельные правила для начисления налогов материнским компаниям, формально не прибегая к выработанным положениям о «корпоративной вуали».

Другими словами, в гражданских и налоговых отношениях действуют свои концепции. В налоговых отношениях концепция о преодолении самостоятельного статуса дочерней компании известна как правило о контролируемых иностранных компаниях.

Правило о контролируемых иностранных компаниях

В США правила о контролируемых иностранных компаниях были закреплены на уровне закона в 1962 г. В соответствии с ними материнская компания – резидент США признается собственником нераспределенного дохода зарубежной дочерней компании. Этот доход подлежит налогообложению на территории США3.

Таким образом, признано, что доход зарубежной компании неотделим от имущественной сферы материнской компании.
Аналогичное правило действует и в ряде других государств. Так, в Канаде согласно правилу об иностранном доходе доход иностранной дочерней структуры признается доходом материнской компании и облагается налогом на доходы Канады4.

Эти правила были введены в ответ на действия налогоплательщиков, которые не репатриировали свои иностранные доходы на территорию страны конечного бенефициара, а размещали их в низконалоговых юрисдикциях.В России на сегодняшний день правило о контролируемых иностранных компаниях в законодательстве отсутствует.

Финансовыми властями предпринимаются попытки исправить ситуацию.

Согласно «Основным направлениям налоговой политики на 2008–2010 гг.»5, предполагается принять закон о контролируемых иностранных компаниях.

Как указано в документе, разработка законодательства, регулирующего налогообложение контролируемых иностранных компаний, является важным средством борьбы с укрывательством доходов российскими компаниями с помощью офшорных компаний и стран, имеющих низкий уровень налогообложения.

Законопроект, по мнению авторов «Основных направлений», должен содержать четкие критерии понятия контролируемой компании, состава отчетности основной компании о контролируемых компаниях и пр.

Однако в обозначенный срок – 1 января 2009 г.

законопроект на рассмотрение Госдумы внесен не был, что предоставляет российским налогоплательщикам более выгодные средства налогового планирования по сравнению с резидентами США и других государств.

Доктрина фактического собственника

Отсутствие в российском законодательстве правил о контролируемых иностранных компаниях не мешает налоговым ор-ганам использовать теорию «корпоративной вуали» в налоговых отношениях. С подачи налоговых органов судебной практикой была выработана (точнее, заимствована из зарубежной практики) доктрина фактического собственника6.

ДОКТРИНА ФАКТИЧЕСКОГО СОБСТВЕННИКА
(Beneficial owner)Собственником дохода может быть признано иное лицо, нежели юридический собственник дохода. Доктрина разделяет фактического и юридического собственника дохода и в основном применяется в отношении налоговых льгот, предоставляемых международными соглашениями об избежании двойного налогообложения.

В соответствии с пунктами 9, 10 Комментариев к статье 11 Модельной конвенции ОЭСР о налогах на капитал проценты, выплачиваемые резидентом одного договаривающегося государства резиденту другого, облагаются только в этом другом государстве при условии, что получающая сторона является фактическим владельцем процентов.

При этом понятие фактического владельца не равнозначно понятию резидента и введено не в узкотехническом смысле, а в целях уклонения от уплаты налогов. Соответственно в льготах, предоставляемых соглашением, может быть отказано, если будет установлено, что резидент получает доход только как промежуточное звено и не является владельцем дохода.

Аналогичные правила закреплены в отношении других видов дохода (дивиденды, роялти)7.
Концепция находит повсеместное применение в правоприменительной практике зарубежных стран.

Так, Верховный суд Швейцарии отказался предоставить освобождение от уплаты налога у источника при выплате дивидендов бенефициару – компании, расположенной в Люксембурге, поскольку последняя создана исключительно в целях получения налоговых преференций в интересах лица, расположенного в третьем государстве, которое и является фактическим получателем дивидендов (экономическим бенефициаром). Суд также определил, что люксембургская компания лишена своей экономической сущности, следовательно, является лишь промежуточной и не может быть признана бенефициаром в смысле Соглашения об избежании двойного налогообложения Швейцарии с Люксембургом8.Российские суды довольно часто прибегают к доктрине фактического собственника в налоговых спорах.

Одна из наиболее частых категорий дел, где применяется доктрина, – дела о необоснованной налоговой выгоде с привлечением посредников. В таких делах компания-бенефициар, выступая в качестве агента, продает товары, формально принадлежащие подконтрольным либо связанным фирмам, имеющим пониженную налоговую нагрузку (зарегистрированным в льготных зонах, применяющих упрощенную систему налогообложения). В результате значительная часть дохода формируется в низконалоговом центре прибыли. Установив, что компания-бенефициар – фактический собственник доходов, суды начисляют бенефициару налог на прибыль и НДС на всю сумму дохода9.

Другая категория дел, где применяется доктрина фактического собственника, – споры, связанные с применением метода дробления бизнеса. Данный метод предполагает разделение единого экономического субъекта на несколько формально самостоятельных субъектов.

В результате по существу единый субъект получает налоговые льготы, предусмотренные для независимых организаций. Яркий пример – создание одним лицом нескольких компаний для получения возможности применения ими УСН вместо уплаты налогов по общей системе налогообложения.

Налоговые органы для борьбы с использованием этого метода доказывают, что все компании принадлежат одному лицу, подконтрольны ему и созданы с единственной целью – снизить налоговую нагрузку в результате применения УСН.

Соответственно, полученные компаниями доходы принадлежат бенефициару, который и должен заплатить налоги. При этом, поскольку доходы принадлежат одному лицу и, как правило, превышают установленный для УСН предел, условия для ее применения нарушаются и налоговое бремя бенефициара значительно вырастает.

Вместе с тем доктрина далеко не всегда приводит к успеху налоговых органов, поскольку налогоплательщикам удается доказать экономическую (деловую) цель создания нескольких юридических лиц.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
(Постановление ФАС ВСО от 07.07.2010 по делу № А78-6956/2009)Налоговые органы начислили налоги по общей системе налогообложения компании, которая применяла УСН на том основании, что учредителем созданы еще пять организаций, осуществляющих аналогичную деятельность (охранные услуги) и применяющих УСН.

Суд не согласился с позицией налогового органа, указав, что каждая организация осуществляла самостоятельную деятельность (заключались самостоятельные договоры на оказание услуг охраны), а взаимозависимость сама по себе не может служить признаком необоснованной налоговой выгоды.

Кроме того, налоговые органы не проводили проверку остальных пяти организаций.

Заключение

Принцип ограниченной ответственности участника компании, безусловно, можно считать достижением гражданского права. Вместе с тем многочисленные злоупотребления, в том числе в налоговой сфере, вызвали необходимость ограничения данного принципа.

Для предотвращения злоупотреблений в налоговых отношениях было сформулировано правило о возможном возложении в определенных ситуациях налоговой обязанности подконтрольной либо связанной компании на участника (бенефициарного владельца).

Это правило закрепляется как на законодательном уровне (правило о контролируемых иностранных компаниях), так и на уровне правоприменения (доктрина фактического собственника).

Источник: //m.e.nalogoved.ru/262606

Бенефициарный владелец: кто это такой для банка в целях 115-ФЗ

Доктрина бенефициарного собственника в налоговых отношениях

Рыночная экономика в нашей стране развивается, появляются новые термины и понятия, с которыми мы ранее не сталкивались. Поэтому, чтобы быть «на гребне волны», необходимо постоянно пополнять свой «экономический словарь». Это необходимо не только профессионалам, но и обычным гражданам. Ведь все мы имеем отношение к финансам.

Определение понятия бенефициар несколько отличается в зависимости от того, к какой сфере больше относится – к банковской, общефинансовой, юридической и т.д.

Однако этот термин можно определить и в общих чертах. Простыми словами, бенефициар — это лицо, в пользу которого осуществляются определенные действия, приносящие прибыль (например, открывается счет в банке, переводятся денежные средства, открывается аккредитив, осуществляется трастовое управление имуществом и т.д.).

Законодательная база

Более конкретно разобраться с понятием бенефициара поможет законодательство нашей страны. Основным нормативным актом в этой сфере является т.н. «противоотмывочный закон» 115-ФЗ. В нем дается определение термина «бенефициарный владелец» (абз.13 ст.3 закона 115-ФЗ):

бенефициарный владелец — в целях настоящего Федерального закона физическое лицо, которое в конечном счете прямо или косвенно (через третьих лиц) владеет (имеет преобладающее участие более 25 процентов в капитале) клиентом — юридическим лицом либо имеет возможность контролировать действия клиента. Бенефициарным владельцем клиента — физического лица считается это лицо, за исключением случаев, если имеются основания полагать, что бенефициарным владельцем является иное физическое лицо;

В этом же федеральном законе прописывается обязанность банков и других финансовых учреждений, занимающихся операциями с денежными средствами,  выявлять бенефициарных владельцев. В законе также указываются особенности выявления этих лиц.

Последняя поправка к закону утверждена 23 июня 2016 года и зафиксирована в 215-ФЗ. Она уточняет особенности обнародования  информации юридическими лицами. Согласно данному нормативному акту, они должны фиксировать в своих базах данные о бенефициарных владельцах.

Выдвигается требование к регулярному обновлению этой информации как минимум раз в год. Эту информацию они обязаны по запросу предоставлять:

  • уполномоченным органам,
  • налоговым инстанциям;
  • федеральному органу исполнительной власти.

Юридическое лицо, не предоставившее данную информацию, будет оштрафовано.

Совершенствование законодательной базы было вызвано необходимостью повышения прозрачности деятельности организаций, уменьшения рисков вовлечения их в сомнительные виды деятельности, в том числе связанные с «отмыванием» доходов и финансированием террористической деятельности.

Законодательная база, регламентирующая отношения с бенефициарами, дополнена Положением Банка России от 15 октября 2015 г. № 499-П. В нем прописываются особенности выявления кредитными организациями выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев для обеспечения целей противодействия отмыванию«преступных» доходов. В Положении уточняются:

  • критерии выявления бенефициаров кредитными организациями;
  • документы, предоставляемые ее клиентами в данных целях;
  • особенности ведения досье клиента;
  • другие вопросы.

При этом ЦБ РФ регулярно разъясняет кредитным организациям особенности действия данных законов и разбирает исключительные случаи. Эти моменты освещаются как в письмах ЦБ РФ, так и в конференциях, круглых столах  и т.д.

Бенефициар кто это такой?

Федеральные законы 115-ФЗ и 215-ФЗ определяют термин «бенефициарный владелец» таким образом: это физическое лицо, прямо или косвенно владеющее лицом юридическим, или имеющее способность осуществлять непосредственный контроль за его действиями. При этом под «владением юридическим лицом» подразумевается преобладающее участие в нем физического лица в размере, превышающем 25 % в капитале.

Федеральный закон от 28 июня 2013 года № 134-ФЗ обязал банки устанавливать бенефициарных владельцев, причем не только юридических лиц, но и физических. Так, в процессе осуществления своих функций кредитные учреждения сталкиваются с рядом проблем. Одной из них является установление бенефициаров клиентов.

Понятие бенефициара и особенности его выявления будут несколько отличаться в зависимости от того, действует ли он к выгоде юридического лица или лица физического.

Конечный бенефициар юридического лица это кто?

Цепочка выгодоприобретателей заканчивается в лице конкретного человека или группы лиц, которые получают определенную прибыль. Именно таким лицом и является конечный бенефициар. Простыми словами данное понятие можно пояснить так: конечный бенефициар юридического лица это физическое лицо, которое получает прибыль от деятельности организации или управления имуществом.

Бенефициар и выгодоприобретатель: в чем разница?

Если с конечным бенефициаром все понятно, то зачастую происходит подмена понятий «выгодоприобретатель» и «бенефициарный владелец». Действительно, оба эти субъекта получают доход от действий клиента. Так, некоторые источники вообще считают их равнозначными.

Однако российское законодательство дает различные определения этим терминам. Это можно увидеть в 115-ФЗ. Так, под бенефициарным владельцем подразумевается субъект, владеющий клиентом — юридическим лицом, либо имеющий возможность осуществлять контроль над его действиями. Для этого он должен владеть более, чем 25-ью % акций компании.

А выгодоприобретатель, согласно этому же закону, определен как субъект, к выгоде которого осуществляет свою деятельность клиент.

Таким образом, понятие «бенефициарный владелец» представляется более конкретным и узким, в котором точно указывается, что выгодоприобретатель должен обладать более, чем 25 % акций в капитале организации, чтобы считаться ее бенефициаром. Также он должен иметь доступ к управлению ею и контролю. Выгодоприобретатель этого не может, поскольку у него нет собственной доли в компании.

Исходя из этого, когда контролирующие органы выявляют противоправные действия, они интересуются, прежде всего, бенефициарными владельцами организаций. Это объясняется тем, что именно последние и  принимают решения о противоправных действиях.

Источник: //delat-delo.ru/spravochnik/terminy/benefitsiarnyj-vladelets.html

Применение концепции фактического получателя (бенефициарного собственника) дохода

Доктрина бенефициарного собственника в налоговых отношениях

Российская налоговая практика Dentons напоминает, что, начиная с 1 января 2017 года, меняется порядок подтверждения права на применение налоговых льгот при выплате из Российской Федерации дохода иностранным компаниям.

В частности, для применения освобождения от уплаты налога и пониженных налоговых ставок, предусмотренных международными налоговыми соглашениями (конвенциями, договорами) Российской Федерации, иностранные компании до выплаты соответствующего дохода должны предоставить российским компаниям (налоговым агентам) подтверждение того, что такие иностранные компании являются бенефициарными собственниками дохода.

Напомним, что до 2017 года Налоговый кодекс РФ предоставлял право российским налоговым агентам помимо сертификата налогового резидентства запросить соответствующие сведения у иностранных компаний, получающих доход из Российской Федерации.

Кого это касается?

Новые требования касаются, прежде всего, налоговых агентов, выплачивающих иностранным компаниям дивиденды, проценты, лицензионные платежи, и применяющих освобождения,  пониженные налоговые ставки по международным налоговым соглашениям.

Формат подтверждения

Налоговый кодекс РФ прямо не предусматривает перечень и форму документов, подтверждающих, что иностранная компания является фактическим получателем дохода, на что многократно обращал внимание Минфин России.[1]

На практике иностранные компании готовят письма за подписью своего директора, в котором перечисляются обстоятельства, свидетельствующие, что иностранная компания является фактическим получателем дохода.

Там, где это возможно, к таким письмам прикладываются копии договоров с третьими лицами, а также финансовая аналитика иностранного получателя дохода, показывающая, что денежные средства аккумулируются и реинвестируются на уровне получателя доходов.

Какие могут возникнуть трудности?

Как известно, начиная с 1 января 2015 года, концепция лица, имеющего фактическое право на доход («бенефициарного собственника»), стала неотъемлемой и полноправной частью российского налогового законодательства.

Новые правила явно пришлись по вкусу налоговым органам, которые рассматривают данные нормы в качестве эффективного механизма оспаривания права иностранных компаний (и, как следствие этого, российских организаций, выплачивающих доходы в пользу этих иностранных компаний и выполняющих обязанности налоговых агентов) применять льготы (освобождение от российского налога на доходы иностранных организаций или снижение ставок этого налога), установленные договорами (конвенциями, соглашениями) об избежании двойного налогообложения в отношении так называемых «пассивных» доходов (дивидендов, процентов, лицензионных платежей). Об этом свидетельствует явно возрастающее в геометрической прогрессии количество споров, связанных с применением концепции бенефициарного собственника, дошедших до суда. Причем данные споры зачастую затрагивают периоды, предшествующие включению положений о бенефициарном собственнике в Налоговый кодекс РФ.

Дела Вотек Мобайл[2], Банк Интеза[3], Кредит Европа Банк[4], МДМ Банк[5], Краснобродский Южный[6], Северсталь[7], Владимирская энергосбытовая компания[8] – вот далеко не полный перечень судебных дел, предметом (или одним из предметов) которых было соответствие иностранной компании – получателя доходов из источников на территории Российской Федерации критериям бенефициарного собственника. При этом нельзя не отметить все возрастающее мастерство российских налоговых органов в вопросах сбора информации об иностранных холдинговых и операционных структурах, в выстраивании своей позиции в споре с налогоплательщиками, в манипулировании фактами, характеризующими ведение иностранными организациями – получателями доходов из России своей хозяйственной деятельности.

Напротив, налоговым агентам (как правило, российским организациям) становится все сложнее защищать статус бенефициарного собственника применительно к иностранным компаниям – формальным получателям доходов, что не может не сказываться отрицательно на исходе судебных разбирательств с их участием. Результатом является взыскание неудержанных сумм налога, штрафа и пеней с российских компаний – налоговых агентов.

Что необходимо сделать?

Практика показывает, что защите права на применение льгот, установленных международными налоговыми договорами, необходимо уделять самое пристальное внимание, правильно выстраивая деятельность иностранных компаний, получающих доход из источников в России, и надлежащим образом документируя факты этой деятельности. По сути, речь идет о заблаговременном создании досье, которое бы содержало документальное подтверждение соответствия иностранных компаний – получателей российских доходов критериям бенефициарного собственника.

Это позволит укрепить позицию налогового агента, выплачивающего доход в пользу иностранного получателя и принимающего на себя риски, связанные с неудержанием налога на доходы иностранных организаций или удержанием данного налога по пониженным ставкам, предусмотренным международными налоговыми договорами, в потенциальном споре с налоговым органом, избегая при этом аврала в сборе соответствующих доказательств тогда, когда соответствующая информация запрошена налоговым органом или, что еще хуже, налоговым органом составлен акт, фиксирующий неправомерное неудержание или неполное удержание налога налоговым агентом.

Также необходимо иметь ввиду, что новое законодательство предоставляет ранее отсутствовавшие возможности снижения рисков, связанных с применением концепции бенефициарного собственника, за счет определения реального получателя российских доходов и добровольного заявления такого лица в качестве лица, имеющего фактическое право на тот или иной доход.

Данная опция может оказаться оптимальной применительно не ко всем ситуациям, однако в любом случае заслуживает рассмотрения.

Кроме того, ее использование требует принятия взвешенного решения, что опять же предполагает необходимость тщательного и всестороннего изучения фактов деятельности компаний/ бенефициаров группы еще до начала выплаты российских доходов в пользу иностранных организаций.

Чем мы можем помочь?

Dentons готова предложить свою помощь в решении проблем, связанных с применением концепции бенефициарного собственника. В частности, наши специалисты осуществляют:

  • Консультирование клиентов по различным аспектам применения правил о бенефициарном собственнике;
  • Анализ корпоративной структуры и структуры трансграничных операций клиента на предмет наличия рисков, связанных с правилами о бенефициарном собственнике, оценку степени и величины выявленных рисков;
  • Разработку «Defense File», предусматривающего выявление обстоятельств и фактов деятельности корпоративной структуры клиента, имевших место в прошлых периодах, и последующее определение сильных и слабых сторон в случае возможного налогового спора, а также определение стратегии сбора доказательств при наличии риска налогового спора;
  • Разработку системы мер и рекомендаций по устранению или минимизации выявленных рисков будущих периодов, включая изменение корпоративной структуры и перераспределение функций внутри группы компаний, изменение структуры и/или содержания совершаемых трансграничных операций, изменение содержания документального оформления таких операций;
  • Сопровождение налоговых проверок и налоговых споров клиента, связанных с применением правил о бенефициарном собственнике, составление налогового досье, разработку правовой позиции и сбор доказательств;
  • Разработку писем-подтверждений с перечислением обстоятельств деятельности иностранных компаний, свидетельствующих о наличии фактического права на получение дохода, либо указанием лица, которое таким правом обладает;
  • Содействие в разработке соответствующих писем-подтверждений в отношении цепочки компаний, не являющихся бенефициарными собственниками дивидендов, при применении алгоритма «сквозного подхода».
  • Разработку поправок в применяемые клиентами лицензионные соглашения, соглашения о предоставлении заёмных средств и акционерные соглашения, в частности, помимо прочего, путем включения в них положений, обязывающих иностранные компании предоставлять не только сертификат налогового резидентства, но и подтверждение фактического права на доход;
  • Правовую помощь в построении эффективного экономического присутствия («substance») иностранной компании.

Наш опыт

За последние годы сотрудники налоговой практики Dentons накопили значительный опыт в области применения концепции бенефициарного собственника и снижения рисков, связанных с ее применением. Ниже перечислены лишь некоторые из проектов в данной области, которые нам посчастливилось реализовать.

  • Американская группа компаний: анализ структуры выплат дивидендов и процентов в пользу иностранных компаний на предмет соответствия формальных получателей данных доходов критериям бенефициарного собственника; предоставление рекомендаций относительно совершенствования регулирования договорных отношений с данными компаниями с целью усиления позиции налогового агента (российской организации, выплачивающей доходы иностранным получателям;
  • Шведская группа компаний: оценка риска применения концепции бенефициарного собственника к существующей структуре владения российскими активами, разработка вариантов изменения структуры владения российскими активами с целью снижения указанного риска;
  • Российское физическое лицо: подготовка налогового досье для подтверждения соблюдения условий применения пониженных ставок налога на доходы иностранных организаций (в том числе, условия о бенефициарном собственнике) для кипрской компании, принадлежащей данному физическому лицу;
  • Иностранный банк: участие в разработке формы подтверждения статуса бенефициарного собственника дохода;
  • Международная группа компаний: оценка мер, реализованных клиентом в нескольких юрисдикциях, с точки зрения риска применения правил о бенефициарном собственнике в отношении выплаты дивидендов и лицензионных платежей, разработка мер по минимизации выявленных нами факторов рисков и усилению экономического присутствия в каждой из юрисдикций;
  • Иностранная группа компаний, имеющая производственные дочерние компании в нескольких юрисдикциях: сопровождение налоговой проверки по вопросам применения правил о бенефициарном собственнике;
  • Российская дочерняя компания международного холдинга: оценка риска применения правил о бенефициарном собственнике в отношении дивидендов, выплачиваемых в адрес субхолдинга, оценка возможности применения «сквозного подхода»;

Российская группа компаний: консультирование на предмет возможности признания иностранного лицензиара бенефициарным собственником лицензионных платежей, выплачиваемых российским лицензиатом в адрес кипрской компании и в дальнейшем перечисляемых кипрской компанией иностранному лицензиару.

Источник: //www.russiantaxandcustoms.com/%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%86%D0%B5%D0%BF%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%84%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BF/

Проф-юрист