Что такое провокация взятки – разъяснение Пленума ВС РФ

Провокация взятки: судебная практика

Что такое провокация взятки – разъяснение Пленума ВС РФ

Провокация – достаточно распространенный способ проведения оперативных мероприятий по поимке преступников среди работников спецслужб, правоохранительных органов.

Судебная практика по делам о взяточничестве, касающимся применения провокации, не отличается заметным объемом, в отличие, например, от судебной практики по каско, а прекращение таких дел ввиду того, что в ходе судебного процесса было установлено провокационное действие со сторон сотрудников правоохранительных органов, наблюдается достаточно редко. Объясняется это тем, что само явление провокации подлежало длительному замалчиванию, в том числе и со стороны судебных инстанций.

Первые разъяснения по этому вопросу были получены принятием на Пленуме ВС в 2006 году Постановления «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», где были даны разъяснения самого понятия провокации, подстрекательств. Именно в делах о сбыте наркотических средств наиболее часто встречались признаки провокационных действий. Но решение этого пленума не заставило суды применять его на практике чаще, чем это было ранее.

Как правило, даже обнаруживая признаки провокации, суды закрывали глаза на открывшиеся обстоятельства во время судебных разбирательств, а также при рассмотрении жалоб на вынесенные приговоры.

Провокация, как способ выявления взяточников

Ни для кого не является секретом, что такой метод выявления взяткополучателей, как провокация, пользуется немалой популярностью у сотрудников органов охраны правопорядка.

Вместе с тем и в практической деятельности блюстителей правопорядка, и во многих юридических справочниках вопрос о справедливости и законности этого способа борьбы с коррупцией уже долгие годы остается спорным и вызывает массу дискуссий.

Такой вид преступления, как вымогательство, сегодня является одним из наиболее распространенных среди всех нарушений, имеющих коррупционную составляющую.

Можно смело сказать, что нет практически ни одной сферы государственной власти, которая не была бы поражена этим недуги и функционировало нормально, не разрушая сознания общественности о своих способах работы и не порождая желания дачи взятки.

Учитывая то, что обе стороны этого вида преступления не заинтересованы в его раскрытии, раскрываемость по подобным делам имеет одни из самых невысоких показателей.

Поэтому сотрудники правоохранительных органов прибегают и используют провокацию с целью выявления нечистоплотных чиновников, врачей, педагогов, прочих лиц, подпадающих под ответственность за вымогательство взятки или коммерческого подкупа.

Естественно, что подобные действия не могут не приводить к произволу среди сотрудников органов, служителей закона, к превышению служебных полномочий, значительному ущемлению интересов и прав, заложенных в Конституции РФ, тех должностных лиц, по отношению к которым данный метод борьбы с получением и вымогательством взятки и используется.

В обзоре судебной практике по делам о взяточничестве нередки случаи, когда обвиняемые в вымогательстве или получении взятки лица были полностью оправданы в связи с тем, что в действиях заявителей был установлен факт провокации, а доказательная база содержала неубедительные для суда подтверждения виновности подсудимых.

Так, одним из районных судов Липецка был вынесен оправдательный приговор по делу, где врачу противотуберкулезного диспансера было выдвинуто обвинение в совершении преступления, направленного против госслужбы.

А именно — выдаче за определенную плату без проведения надлежащего осмотра справок о состоянии здоровья иностранным гражданам, без которых они не могут официально устроиться на работу, а в случае обнаружения болезни (туберкулеза) подлежат депортации из страны.

В обвинении было указано, что врач согласился выдать пять справок об отсутствии туберкулеза для предоставления их в миграционную службу сотруднику липецкой милиции, который обратился к нему с подобной просьбой, представившись бизнесменом.

За свои услуги представитель медицинского учреждения получил вознаграждение в сумме пятнадцати тысяч рублей.

Во время разбирательства суд пришел к выводу, что дело не столь однозначно, как его представляют правоохранительные органы, доказательная база не содержит документов, бесспорно подтверждающих факт вымогательства, получения вознаграждения, а также выявил признаки провокации получения вознаграждения должностным лицом.

Подобные выводы были сделаны на основании того, что судом было установлено: мнимый бизнесмен на протяжении всего рабочего дня преследовал медработника с просьбами о выдаче ему липовых справок и не раз получал отказ, но врач в конце концов не устоял перед настойчивыми уговорами и согласился на предложение. «Бизнесмен» фактически принудил его взять деньги. Суд расценил совершенные  сотрудником правоохранительных органов действия, как провокация взятки, определив, что они вышли за границы оперативных мероприятий.

Подобных случаев судебная российская практика по делам о взятках насчитывает с каждым годом все больше.

Учитывая то, что антикоррупционное законодательство постоянно ужесточается, а борьба с коррупцией все больше популяризуется, тема провокации получения взятки становится все популярней и вызывает массу споров.

Следует ли «ловить на приманку» только тех, кто был замечен, уличен в нечистоплотности в этом вопросе или в надежде на то, что кто-то да клюнет, следует провоцировать всех должностных лиц.

Преступление провокация в истории РФ

Законодательство в этом вопросе постоянно меняется, то одобряя подобные методы, то запрещая их.

Еще в начале прошлого века один известный правовед отметил, что чем менее развита розыскная система, чем она слабее, тем чаще ее сотрудники прибегают к методам провокации, в том числе и в случаях дачи взяток.

Стоит отметить, что современные оперативники не изобрели ничего нового в методе провокации, этот способ ловли взяточников был известен и пользовался большой популярностью еще у полицейских в царской России.

Запрет на использование подобного способа впервые был заложен в Уголовном кодексе, принятом в 1922 году уже в советском праве.

Несмотря на то что периоду нэпа был характерен высокий уровень взяточничества, где фигурировали достаточно высокие суммы, статья, предусматривающая ответственность за провокацию дачи взятки, была все-таки заложена.

В новой редакции УК РФ, принятом в 1960 году этой нормы уже не было, а в действующий в настоящее время кодекс от 1996 года ответственность за провокацию получения взятки была заложена в разделе: Преступления, направленные против правосудия.

Особенности судебной практики

Обзор немногочисленной судебной практики по делам о взятках в части провокации дачи взяток за несколько лет носит достаточно неоднозначный характер. Легко прослеживается тенденция, когда в совершенно похожих делах различными судами были вынесены противоположные решения.

И только после того, как пленумом ВС было принято специальное постановление «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», где главный судебный орган четко классифицировал и объяснил, что следует относить к провокации получения взятки, а что к оперативным мероприятиям по проверке заявлений о преступном вымогательстве дачи взятки.

Большинство юристов сошлись во мнении, что выданное пленумом разъяснение имеет большую важность и облегчает работу судей при вынесении вердиктов.

Достаточно часто оперативники, спецслужбы, применяя метод провокации, ссылаются на нормы закона об оперативно-розыскной деятельности, в котором, как они считают, подобный прием считается законным, подводя этот способ выявления взяточников под проведение оперативного эксперимента.

Хотя, в действительности, упомянутый ФЗ вполне четко исключает провокацию, как способ достижения необходимых результатов по выявлению фактов вымогательства взяток. Так, в ст.

7 этого же закона упоминается, что оперативный эксперимент может проводиться при наличии информации о подготовке к совершению преступления или о факте его совершения, а также об особах, ведущих подготовку и совершающих противоправные действия, предоставляющих право возбудить уголовное дело. Другими словами, любой оперативный эксперимент приобретает законную силу, если лицо идет на преступление, в нашем случае, вымогает дачу взятки исключительно по своей инициативе без какого-либо принуждения.

Не является тайной факт того, что сотрудники правоохранительных органов достаточно своеобразно относятся к правам человека, заложенным в Конституции.

Также к секретной не относится информация о том, что большинство людей никогда не решатся на преступление только по собственной инициативе. Вымогательство взятки не является исключением, если их к этому не принуждать, не соблазнять и не провоцировать.

К тому же достижения в мире техники позволяют выявлять вымогателей взяток без каких-либо провокаций.

Рекомендации Верховного Суда

Изучив статистику вынесения приговоров на пленуме, Верховный Суд подготовил детальный обзор рассмотренных дел и издал рекомендации о судебной практике по делам о взяточничестве (вымогательстве, получении) по применению норм, содержащихся в статье 290 УК РФ. Несмотря на широкое распространение этого явления, суды первой инстанции до сих пор испытывают затруднения при классификации преступлений такого рода. В разъяснениях пленума указаны основные действия, которые могут совершаться должностными лицами за взятку:

  • Осуществление покровительства, попустительства или продвижения по службе, сюда же часто относят преступления, подпадающие под статью 201 УК РФ;
  • Бездействие при выполнении своих прямых должностных обязанностей, например, выдача пожарным инспектором разрешения на работу ресторана, хотя помещение, где он размещен, не соответствует противопожарным нормам.
  • Совершение любых действий, нарушающих закон, в пользу лица, дающего взятку.
  • Принуждение одного лица, уполномоченного на выполнение государственных функций, другим должностным лицом совершать или, напротив, не совершать действий согласно должностным обязанностям (выделение мат.помощи, места в детском саду или выселение из общежития с целью освободить место другому лицу, многое другое).

Пленум ВС в своих рекомендациях, касающихся судебной практики по делам о взятках, указал на обстоятельства, которые исключают факт взяточничества:

— Если должностное лицо или любая другая особа, уполномоченная на выполнение государственных функций, совершает какие-то действия, не входящие в круг его прямых обязанностей, за денежное вознаграждение только за счет собственного авторитета. Эти действия разве что можно квалифицировать как подстрекательство.

— Также в решении пленума указано, что под взяточничество не подпадает получение денежных средств за выполнение своих непосредственных обязанностей, которые при этом не касаются полномочий, которыми обладают лица, представляющие власть, или работники администраций.

Совет: под взятку не может быть отнесено получение ректором университета — профессором денег за дополнительные занятия со студентами по своей дисциплине.

Особенности наступления ответственности за взяточничество

Пленум ВС РФ в своем обзоре судебной практики выделил особенности наступления ответственности за дачу/получение взятки. Прежде всего, состав преступления наступает независимо от того, когда была произведена дача взятки: до или после оказанных услуг, произведенных действий.

Предметом вознаграждения могут выступать не только денежные средства, но и какие-либо услуги, права. Например, открытие кредитной линии на льготных условиях. Факт наступления взяточничества считается наступившим, если была получена даже часть вознаграждения.

При предоставлении услуг в качестве взятки преступление наступает уже после совершения первых шагов по оказанию данных услуг.

Провокация взятки

Согласно разъяснениям пленума провокацией взятки следует считать действия оперативников, которые совершались с целью добывания искусственно созданных доказательств для получения оснований на привлечение лица к уголовной ответственности или его дальнейшего шантажа, вымогательства.

Кроме того, эти действия должны проводиться вопреки желанию должностного лица получать взятку или при его неведении. Провокацию дачи взятки принято считать оконченной с того момента, как услуги или имущество были переданы особе против его желания или неосведомленности. Если принятие взятки произошло осознанно, то провокация, как преступление, считается не образованной.

Взяткополучатель подлежит полному освобождению от ответственности, если факт провокации был доказан.

Источник: //SudebnayaPraktika.ru/ugolovnye-dela/provokaciya-vzyatki.html

Статья 304 УК РФ. Провокация взятки либо коммерческого подкупа. Как доказать провокацию взятки

Что такое провокация взятки – разъяснение Пленума ВС РФ

Провокация взятки либо коммерческого подкупа встречается на практике не так часто. Между тем обсуждение различных вопросов, касающихся ответственности за это преступление, имеет особое значение.

Зачастую законные меры, предпринимаемые сотрудниками правоохранительных органов, расцениваются как провокация взятки.

Ошибки при оперативных мероприятиях, в свою очередь, препятствуют выявлению реальных злоумышленников, затрудняя борьбу с коррупцией в целом.

Актуальность вопроса

Ответственность за указанное выше преступление предусматривается ст. 304 УК РФ. В норме приводятся определенные признаки, характеризующие состав.

По статье уголовному наказанию подлежит попытка дачи взятки ценными бумагами, финансовыми средствами, иным имуществом или путем оказания субъекту определенной услуги для искусственного создания подтверждения совершения преступления или шантажа.

Многие эксперты отмечают неудачность формулировки признаков преступления. В частности, применение оборота “попытка дачи” существенно осложняет определение конкретного содержания запрета.

Представляется, что именно в связи с этим ВС в своих разъяснениях ограничил рамки действия нормы. Суд указал на определенные обстоятельства, выявление которых создает препятствия для вменения ответственности по ст. 304 УК РФ.

Они приводятся в Постановлении от 10.02.2000 г. В документе разъясняется, в какой момент провокация взятки как преступления будет считаться оконченной. Он совпадает с непосредственным осуществлением мероприятий, направленных на принятие субъектом предлагаемых ему благ.

Между тем термин “попытка”, указанный в статье, может расцениваться на практике как поведенческий акт, не завершенный по обстоятельствам, которые абсолютно не зависят от передающего лица. Поэтому, по мнению ряда экспертов, ВС нужно было подчеркнуть и другое значение этого понятия.

В частности, действия, которые следует квалифицировать как провокацию взятки, направлены на формирование ложного впечатления принятия субъектом предлагаемых благ. Жалинский считает, что преступление предполагает такие поведенческие акты виновного, которые заключаются в фальсификации подтверждающих фактов.

Она состоит в фиксируемой передаче предмета и имитации согласия адресата.

Обстоятельства

Ограничения действия нормы путем установления фактов, которыми исключается ответственность по ст. 304, определены в указанном выше постановлении следующим образом.

При решении вопроса, касающегося именно наличия состава преступления, суд обязан тщательно проверить, была ли предварительная договоренность со служащим о согласии принять предмет.

Если она отсутствовала, а должностное лицо, в свою очередь, выразило отказ, лицо, которое пытается дать взятку для шантажа или искусственного создания подтверждений совершения преступления, должно понести соответствующее наказание.

Провокация взятки предполагает не только непосредственное предоставление каких-либо благ субъекту. Ценности могут появиться у должностного лица при самых разных обстоятельствах. При этом далеко не всегда взятка деньгами или иными благами попадет к нему из рук в руки.

Например, ценности могут быть помещены в рабочем кабинете в ящик стола в отсутствие служащего, на банковский счет, открытый на его имя. Что касается непосредственной передачи благ, то для того, чтобы служащий попался на взятке, он может быть введен в заблуждение. В этом случае должностное лицо будет считать, что приняло малоценный подарок или, к примеру, возврат долга.

В любой ситуации, однако, служащий не выражает своего согласия на принятие благ. Стоит сказать, что к таким выводам приходит и большинство экспертов.

Искусственность создания подтверждающих фактов

Отсутствие согласия на получение взятки в особо крупном размере, например, совершенно исключает возможность достижения цели, поставленной злоумышленником.

Она заключается в создании искусственных подтверждений принятия благ должностным лицом. Следует напомнить, что получение взятки в особо крупном размере – принятие ценностей, стоимость которых более 1 млн руб.

В чем же состоит искусственность подтверждающих фактов, если субъекту фактически были переданы блага?

По мнению Егоровой, в условиях, когда лицо приняло ценности, есть доказательства в преступлении, определенном ст. 290 УК. Когда злоумышленник стремится искусственно создать подтверждения, то логично, что он не должен передавать ценности.

Ведь его замысел состоит в том, чтобы опорочить законопослушного человека или, во всяком случае, не совершающего вымогательство взятки и не выражающего согласие на принятие благ.

Если же субъект предлагает какие-либо ценности, рассчитывая на то, что вторая сторона не откажется от них, то он заведомо не может преследовать цель создания искусственных подтверждений преступления. Это обуславливается тем, что поведенческие акты принимающего лица подпадают под статью 290.

Фальсификация фактов

Рассмотрим пример. Допустим, субъект размышляет над тем, как дать взятку преподавателю. При этом потенциальная жертва преступления – честный и законопослушный гражданин. Соответственно, он не согласится на принятие каких-либо благ. Однако субъект все же предлагает ему ценности.

Зачем ему это нужно? Например, перед тем, как дать взятку преподавателю, злоумышленник включает скрытый диктофон. Впоследствии он фальсифицирует запись. В результате гражданин якобы соглашается принять ценности или идет на вымогательство взятки. Все будет зависеть от фантазии злоумышленника.

Если же в такой ситуации потенциальная жертва неожиданно для лица согласится, то реализация объективной стороны преступления становится невозможной. Даже если впоследствии ценности будут подброшены лицу тайно, провокация взятки будет считаться несостоявшейся.

При передаче предмета согласившемуся его принять гражданину предпринимаемые субъектом меры будут направлены на выявление факта коррупции.

Уголовно-правовая оценка

В приведенном выше примере провокация взятки не была доведена до конца по обстоятельствам, которые не зависят от субъекта. Лицо предполагало, что ему удастся юридически оболгать законопослушного гражданина, сфальсифицировав подтверждающие факты.

Однако последним неожиданно была принята предлагаемая взятка. УК РФ содержит ст. 30, в части второй которой присутствует положение, согласно которому меры, предпринятые первым лицом, можно рассматривать как приготовление к преступлению средней тяжести.

Однако вместе с этим есть вероятность, что поведенческие акты этого субъекта являются и покушением. Квалификация действий в данном случае будет зависеть от непосредственного понимания нормативного текста. При строгом толковании предусмотренного в ст.

304 запрета можно сделать следующий вывод. Использованный законодателем грамматический оборот предполагает наличие вполне конкретных целей у злоумышленника. Стоит понимать, что любая попытка дать взятку может быть как успешной, так и неудачной.

Между тем непосредственное достижение цели не включено в состав. Соответственно, если признаком является стремление опорочить кого-либо, то преступление будет считаться завершенным до того момента, как будет фактически передана взятка.

УК РФ, таким образом, сужает круг объективных обстоятельств, при которых меры, предпринятые лицом, могут считаться незаконными.

Шантаж

Рассматривая его цели, смысл запрета, присутствующего в ст. 304, видится в воспрепятствовании формированию условий для воздействия на честного человека. Оно может выражаться в различных требованиях к потенциальной жертве. При этом нужно обратить внимание на то, что закон в данном случае охраняет права именно честного служащего.

В обеспечении безопасности коррупционеров смысл отсутствует, поскольку продажное должностное лицо вполне можно подкупить. Соответственно, действия шантажирующего лица будут квалифицироваться как провокация, если будет отсутствовать согласие жертвы на принятие ценностей.

Если же злоумышленник, передавая блага, требует от субъекта осуществления тех или иных поведенческих актов, то здесь будет иная правовая оценка. В этом случае имеет место дача взятки.

В этом виде провокацию взятки рассматривает Егорова. Она указывает, что если установлен умысел на совершение ложного доноса, но меры, предусмотренные ст.

306, не были предприняты по независящим от злоумышленника обстоятельствам, он привлекается к ответственности по совокупности преступлений. В частности, применяются статьи 30, 304 и 306.

В данном случае речь о приготовлении к преступлению по ч. 3 30 статьи.

При этом решение вопроса о вменении совокупности статей сопряжено с рядом сложностей. Егорова считает, что если провокация выступает в качестве подготовительной стадии, направленной на создание условий для заведомо ложного доноса, то ответственность должна наступать только по 306 статье (ч. 3).

Если все указанные меры были предприняты, то формирование искусственных подтверждающих фактов в принятии ценностей лицом нужно считать как признак объективной стороны преступления по указанной норме. Здесь стоит вникнуть в текст статьи.

В 306 норме устанавливается ответственность за ложный донос, соединенный с искусственным созданием обвинительных доказательств. Соответственно, если гражданин собирался совершить преступление квалифицирующим признаком, указанным в ч.

3, но до конца довел только часть его по независящим причинам, его поведение образует покушение на деяние, ответственность за которое наступает по ст. 306.

Как доказать провокацию взятки?

На практике, как правило, сделать это бывает достаточно проблематично. Обуславливается это тем фактом, что данное преступление предполагает хорошую подготовку. В качестве источников невиновности, как правило, выступают показания свидетелей, записи видеокамер и прочее.

В ситуации, когда гражданину вменяется преступление, которое он не совершал, однако доказательства против него есть, лучше всего обратиться к компетентному юристу. Опровергнуть обвинения можно только на основании законодательных норм. Рассмотрим случай из судебной практики.

Гражданин А. был признан виновным по статьям 290 (ч. 3), 292 (ч. 2) и 30 (ч. 3). Суд установил, что субъект, работая в качестве врача в районной больнице, действовал через посредника Б. и получил взятки за составление фиктивных листков нетрудоспособности. В ходе последнего эпизода было произведено задержание оперативными сотрудниками.

Апелляционная инстанция отменила вынесенный в отношении гражданина А. приговор и полностью оправдала его в силу отсутствия состава преступления. Мотивируя решение, суд исходил из следующих обстоятельств. Приговор первой инстанции, кроме прочего, основывался на результатах оперативно-розыскных мероприятий. Они выполнялись с участием 3 лиц.

Они с помощью посредника передали гражданину А. вознаграждение за оформление фиктивных листков нетрудоспособности.

Апелляционная коллегия указала, что первая инстанция не оценила надлежащим образом действия сотрудников опергруппы на предмет соответствия их задачам и целям ОРД и наличия основания для выполнения оперативно-розыскных мероприятий.

Признав их в качестве допустимых подтверждений виновности, суд ссылался на показания оперуполномоченного. Он свидетельствовал о наличии сведений, указывающих на неправомерное оформление листков нетрудоспособности.

При этом в материалах дела не было доказательств, объективно подтверждающих информацию и указывающих на подготовку или совершение преступления. Апелляционная коллегия сочла свидетельства оперуполномоченного о наличии сведений недостаточными для принятия решения о проведении ОРМ.

Кроме того, участвовавшие в оперативно-розыскном мероприятии граждане В., Г. и Д. никакой информации правоохранительным органам в отношении осужденного А. не сообщали.

К примеру, от них не поступали сведения о том, что последний требовал у них вознаграждение, или они были осведомлены о незаконной деятельности обвиненного лица из иных источников. Более того, сами в больницу для получения фиктивных листков нетрудоспособности эти граждане не собирались обращаться.

Из этого апелляционная коллегия сделала вывод, что в качестве инициаторов выполнения оперативно-розыскных мероприятий выступали сами сотрудники правоохранительных органов. Вместе с этим инстанция указала, что первоначальная беседа между посредником и агентами не была зафиксирована (записана), хотя именно она имеет решающее значение для выявления юридически существенных обстоятельств.

В частности, на основании этого разговора можно было бы установить, кто именно явился инициатором встречи и передачи осужденному вознаграждения, было ли оказано какое-то давление или стимулирование этого лица. При данных обстоятельствах в материалах дела отсутствовали факты, подтверждающие, что гражданин А.

совершил бы преступление и без вмешательства служащих правоохранительных органов, без искусственного формирования соответствующих условий. Исходя из этого, апелляционная коллегия пришла к выводу, что поведение сотрудников преследовало цель склонить осужденного к принятию им незаконного вознаграждения, то есть это была провокация взятки.

Соответственно, предпринятые служащими меры противоречили 5 статье Закона, регламентирующего выполнение ОРМ. Результаты оперативно-розыскных мероприятий не могли выступать как основа для вынесения первой инстанцией приговора.

Принимая во внимание недопустимость и прочих фактов, присутствовавших в материалах, апелляционная коллегия признала вину гражданина А. неподтвержденной и вынесла оправдательное решение.

Заключение

В рамках научного изучения предшествующая преступная деятельность, выявленная оперативным путем как подготовительная деятельность, по мнению некоторых авторов, должна выявляться при ссылке на крайнюю необходимость.

Например, Егорова считает, что в случае склонения должностного лица к принятию незаконного вознаграждения субъектом, осуществляющим приготовление к неправомерному поведенческому акту и совершающим его, будет выступать непосредственно сотрудник правоохранительных органов. При этом автор указывает, что такие меры последним могут предприниматься только при крайней необходимости.

Егорова считает, что оперативный эксперимент допускается проводить исключительно с целью выявления преступных намерений граждан, которые обоснованно подозреваются в принадлежности к криминальной группе, для обнаружения потенциальных объектов посягательства. Против такого подхода возражает Волженкин.

Он указывает, что если трактовать крайнюю необходимость столь широко, то открываются безграничные возможности для произвола и злоупотребления, использования провокаций и прочих неправомерных методов пресечения таких преступлений.

Источник: //fb.ru/article/286137/statya-uk-rf-provokatsiya-vzyatki-libo-kommercheskogo-podkupa-kak-dokazat-provokatsiyu-vzyatki

Проф-юрист